Спустя 5 лет опосля сотворения Росгвардии в руководстве бывших внутренних войск пришли к решению ввести в структуру институт замполитов. В конце марта этого года в войсках государственной гвардии для этого было сотворено основное военно-политическое управление, которое, согласно официальной формулировке, займётся морально-политическим состоянием военнослужащих и служащих.

Ранее в 2018 году реформу провели и в Минобороны. Заместителей командира по воспитательной работе поменяли на замполитов, сместив упор на занятия по военно-политической подготовке и политинформации. Не считая этого, замполитов возвратили на уровень рот и батальонов, сделав их поближе к бойцам.

Специалисты разносторонне восприняли нововведение. С одной стороны, особенное значение воспитателя и психолога в рядах армии и войск государственной гвардии не ставится под колебание, но смещение фокуса внимания на политическую часть вызвало ряд вопросцев. В дореволюционной Рф эту роль в армии игрались священники – капелланы, в СССР, где главенствовала коммунистическая партия, – комиссары, а потом политруки.

Разумеется, управление страны с запозданием, но всё же пришло к осознанию того, что в новейших критериях глобальной информационной войны и фактически бесконтрольного проникания зарубежного воздействия в гуманитарные сферы страны следует крепить моральную оборону. Но остаётся непонятным то, как эффективен институт замполитов в критериях законодательного отсутствия гос идеологии.

Замполит – демпфер меж бойцом и командиром

В русское время, кроме укрепления в разумах коммунистической идеологии, замполиты владели иной серьёзной функцией в виде собственных обособленных возможностей. Дело в том, что они назначались и подчинялись не армии, а основному политическому управлению ЦК КПСС. И доклады о состоянии дел в войсках поступали не только лишь от строевых командиров, да и от политруков, что {само по себе} являлось доп инвентарем поддержания дисциплины и затрудняло скрытие происшествий и недоработок в воинской части.

В русское время замполит даже был в состоянии сделать предупредительное замечание командиру части, к примеру, на партийном собрании, отметил в общении с «Октагоном» военный эксперт, полковник припаса Виктор Литовкин.

– Сейчас они не владеют теми ресурсами, которые у их были в русское время. Нет и партии в вооружённых силах, через которую можно было повлиять на командира-самодура. Но всё равно человек, который владеет способностями психолога, весьма важен на службе, – констатирует собеседник.

«Военнослужащие – это не древесные солдатики, и с ними нужно работать. Какая бы армия ни была – британская, южноамериканская либо русская, – такие люди необходимы всюду и на всех уровнях».

Виктор Литовкин
военный эксперт, полковник припаса

На самом деле, в критериях современного единоначалия замполит является некоторым демпфером при появлении заморочек меж военнослужащим и командиром. Командир – это формальные дела, ему некогда заниматься духовными дискуссиями, а замполит должен быть наиболее гуманным, разъяснять людям, почему начальник поступил конкретно так, а не по другому.

– Какие-то начальники признают это, а какие-то считают, что армия не детский сад, и там никакой замполит не нужен. Колебания эти шли издавна и вот дошли до Росгвардии, – добавил Литовкин. – Если идеологии и нет, то морально-психологические свойства бойца нужно воспитывать.

С ним согласен и русский политолог, выпускник Военно-политической академии имени В. И. Ленина, полковник припаса Семён Багдасаров. Он объяснил «Октагону», что институт политруков – общемировая практика, и ничего необычного тут нет.

– Такие люди необходимы, они есть во всех странах, вооружённых формированиях и структурах, где занимаются психической и политической подготовкой личного состава, – гласит эксперт. – Есть страна, и она обязана оставаться вне зависимости от того, кто и как ей управляет, а для этого необходимо делать собственный воинский долг. Вот и всё. Это основная цель.

Разъяснить непростой мир

С падением СССР в 1991 году замполитов в армии сменили воспитатели. В их обязанности входили организация досуга боец по воскресеньям, проведение творческих вечеров, ведение стенгазеты, содержание ротных библиотек и решение вопросцев поступления в их ведомственной прессы. Не считая этого, воспитатели наблюдали за поступающими от семей военнослужащих новостями, решали их личные задачи.

Но, как уже было сказано выше, с 2018 года ситуация поменялась. Если войну в Чечне можно было разъяснить терроризмом, то за крайние годы Наша родина втянулась сходу в несколько конфликтов, почти все из которых разгорелись далековато за пределами страны.

Возникшие вопросцы требуют сложных разъяснений военно-политической обстановки.Фото: Миша Почуев/ТАСС

Появился вопросец, как разъяснить бойцу, что, к примеру, Турция – это не только лишь дешёвый отдых по системе «всё включено» и лазуревый сберегал, да и член НАТО и агрессивный идейный центр?

Наиболее тяжёлая и, наверняка, самая нездоровая для народов Рф неувязка касается Украины, где ответы на вопросец, почему появился конфликт с братской государством, требуют сложных разъяснений военно-политической обстановки.

Что касается Росгвардии, то бойцу наверное нужно знать в лицо и зарубежных агентов, которые издавна не стесняются влиять на внутреннюю политику страны и организовывать митинги. Результаты таковой работы пару раз могли следить все граждане Рф. К примеру, это история с уренгойским школьником Колей, который во время выступления в бундестаге подверг сомнению степень вины рядовых военнослужащих армии нацистской Германии в зверствах, совершаемых ей в Рф во время Величавой Российскей войны.

Замполит без идеологии, как пистолет без курка?

В конце марта советник министра обороны РФ Андрей Ильницкий заявил о развёрнутой Штатами против Рф «ментальной войне». Рассуждая о том, как наша страна может выиграть в этом противоборстве, он увидел, что для этого Наша родина обязана «проявить волю, делая упор на муниципальную идеологию, наступательно лупить противника по его уязвимым местам».

Основное в этих словах – муниципальная идеология, но, согласно Конституции, в Русской Федерации признаётся идейное обилие, и никакая идеология не может устанавливаться в качестве гос либо неотклонимой.

Политолог Армен Гаспарян в общении с корреспондентом издания отметил, что в критериях отсутствия гос идеологии армия, на самом деле, невооруженна.

– Это вопросец, против которого я уже наиболее 20 лет бушую в различных эфирах: что ни одно правительство, ни одно общество не может существовать без идеологии. Как во времена Ельцина это закрепили, так до сего времени и гуляем, – выделил эксперт.

«Этот шаг верный, без всякого сомнения. Каждый раз, когда армия оказывалась вне политики, это заканчивалось неисправимым уроном. Иной вопросец – что они будут говорить. Программки мы пока не лицезрели».

Армен Гаспарян
политолог

Вообщем, по его словам, чтоб закрыть этот пробел, ничего специально выдумывать не нужно.

– Всё давным-давно написано – нужно просто открыть учебник военной истории Рф и говорить её, – добавил Гаспарян.

Ранее «Октагон» уже писал о проблематике обновления перечня неотклонимой литературы для военнослужащих. Русские писатели заявляли о том, что в казармах нет книжек, отвечающих вызовам времени, что сами бойцы и призывники не проявляют энтузиазма к чтению, а анализ творчества юных создателей выявил настораживающую изюминка: пропала мужественность. При всем этом, как увидели специалисты, в отличие от нас южноамериканская армия уделяет этому вопросцу большущее внимание.

А может, неприятель замполита не наружный, а внутренний?

Но существует и другое мировоззрение. Историк спецслужб Александр Колпакиди в общении с «Октагоном» раскритиковал возникновение замполитов в рядах Росгвардии. Собеседник боится, что таковая необходимость появилась в связи с митинговой активностью на фоне ухудшающихся экономических критерий. Проще говоря, сотрудникам, стоящим в оцеплении с щитами и дубинками, необходимо как-то разъяснять цели миссии по разгону людей.

– Я думаю, будут одурачивать молодёжь всякими притчами про защиту царя-батюшки, защиту империи, другими словами тезисами, которые обществу пробуют навязать в крайнее время, но ничего не выходит, – гласит он. – Видимо, на верхах страшатся за своё положение – наверняка, из-за ситуации в экономике, на фоне колоссального разрыва меж обеспеченными и бедными. Это пробы укрепить силовую составляющую режима. Необходимы гарантии того, что силовики будут укреплены не только лишь вещественно, да и идеологически.

По словам профессионала, реальный «обычный политрук» быть может лишь там, где он появился, другими словами в армии, которая служит народу.

Добавить комментарий