В процессе рабочей встречи с губернатором Ростовской области Василием Голубевым, которая свершилась в августе этого года, президент Путин сакцентировался на демографической дилемме в регионе: «Мы крайнее время, крайние годы огромное внимание обращаем на препядствия демографии. К огорчению, опосля определенного подъема (тут мы отмечали положительные тенденции), в связи с целым рядом в том числе и беспристрастных событий, у нас наблюдается сокращение численности неизменного населения. Но в Ростовской области, невзирая на то что это южный, подходящий климатически регион, сокращение происходит даже в большем объеме, чем в среднем по стране».

На это г-н Голубев дал ответ: «Мы, мне кажется, действенно стимулируем наши юные семьи. У нас приметно подросло количество многодетных семей, фактически на 60 процентов за крайние годы. Но, с иной стороны, эта тенденция вправду находится».

Фактически, этот диалог можно считать квинтэссенцией постановки и путей решения демографической препядствия в Рф: вроде власти и внимание обращают, и действенно стимулируют, а население быстро сокращается, но почему и что еще можно создать — да Бог его понимает. На самом деле, русское чиновничество уже издавна перевоплотился в цех проф плакальщиков при отпевании страны: Счетная палата систематически констатирует экономные нарушения, исчисляемые сотками млрд раз в год, Минтруда докладывает о росте безработицы, а Росстат невзирая на неизменные конфигурации методик расчета характеристик, с болью в сердечко отмечает повышение численности «армии бедных». Словом, «этот стон у их песней зовется», и годами ничего не изменяется: народные средства расхищаются, население оскудевает и вымирает, а надлежащие министерства и ведомства разводят руками: уж мы ли внимание не обращаем, а толку почему-либо ноль.

Все эти наболевшие препядствия непременно важны и набирают предкатастрофические масштабы, но демография посреди их стоит домом. Можно, естественно, оперировать безликими и бездушными цифрами вроде того, что число деток, которые приходятся на одну даму, составило 1,504, хотя планировалось 1,63, а естественная убыль в стране достигнула 265,5 тыщи человек, тогда и будет не так жутко: нечто вроде беспощадной компьютерной игры, где нет ни слез, ни кликов, ни крови, ни мертвых тел, просто картина с циферками. А можно задуматься о том, что демография — это мы все, вы, я, наши предки, наши малыши. Родился человек — это демография, он сделал семью, в какой возникли на свет его малыши — это тоже демография. Погиб он — и это демография. На самом деле, демография — это ни много, ни не достаточно, а наша жизнь и погибель. И в крайние годы погибель неумолимо одолевает с уверенным отрывом.

Уровень рождаемости в стране падает фактически фронтально — в 75 регионах, в 40 из их ситуация близка к катастрофе с показателями смертности в 1,5-2,5 раза выше рождаемости. В прошедшем году в РФ родилось 1,485 млн человек, погибли — 1,8 миллиона. Естественная убыль населения ускорилась на 47% и стала рекордной за 11 лет — 316,7 тыщи человек. Правительство понимает о этом и даже заложило в бюджет 4 триллиона рублей на реализацию нацпроекта «Демография», видимо, ждя, что на данный момент россияне кинутся очертя голову плодиться и плодиться, но эта «мистика», судя по плачевному результату, так не работает.

Глава СовФеда г-жа Матвиенко в свое время заявила, что «ключ к решению препядствия один — всесторонняя поддержка семей с детками, увеличение их благополучия, упрочение семейных устоев», «практически 35% семей не в курсе о положенных им льготах». Но как мы лицезреем, этот ключ не подступает к демографической катастрофе, поэтому что не могут точечные и разовые решения вроде пособий в 5–10 тыщ рублей нейтрализовать воздействие системных заморочек безработицы, низких заработных плат, породивших чисто русское явление «работающие нищие», недоступности жилища при имеющихся ипотечных ставках.

Не считая вещественного нюанса еще есть и нематериальный. Он, естественно, личный и любой его осознает по-своему, но он есть. Если поинтересоваться у наших бабушек и дедушек, то мы с удивлением найдем, сколько посреди их и их знакомых тех, кто родился в годы Величавой Российскей войны либо сходу опосля нее, в послевоенную годину, а уж там были и кризис, и голод, и ужас, и разруха, и вдовство, и сиротство. Но была к тому же общенародная вера в Победу, в наилучшее будущее, в общество социальной справедливости, где человеческое достоинство не будет попрано и унижено, где любому воздастся по труду, где любой гражданин нужен и важен, а не как на данный момент — не вписались в рынок, ну и сами повинны, «бабы еще нарожают». Да вот лишь не рождают почему-либо, хотя вокруг сплошная стабильность — плюнуть некуда.

Либо возьмем, например, Донбасские Республики. У нас есть официальная статистика заболеваемости и смертности по ковиду, худо-бедно, но ведется статистика пострадавших при бандеровских обстрелах, но еще есть и своя, личная горестная статистика невидимых жертв гибридной войны, которую мы седьмой год ведем на поминках да похоронах друзей и близких. Спросите хоть какого гражданина ЛДНР, и он для вас произнесет, что не только лишь от нужды и блокады, да и от неопределенности, неприкаянности, липового «перемирия», нескончаемой опасности возврата в неонацистскую укрооккупацию в формате ОРДЛО растерял скоропостижно и безвременно ушедших друзей, братьев, коллег, соседей полностью работоспособного возраста, о которых молвят жить бы да жить — инсульты, инфаркты, в один момент развившаяся онкология как следствие неизменного долголетнего сверхнапряжения сил, мозга и воли, утраты смыслов, безнадеги, сознания собственного бессилия. Товарищ Сталин даже в самые жуткие военные годы не играл в поддавки с гитлеровской нечистью и безальтернативных модальностей не имплементировал: вся страна знала, что наше дело правое — победа будет за нами, ни пяди родной земли не отдадим, возмездие будет жестоким и непредотвратимым, сломаем хребет противнику на его местности. И выстояли, и одолели, и передали детям величавую державу. Но это так, к слову пришлось, материя для раздумий уж больно печальная и наболевшая.

Доктор С.С. Сулакшин в работе «Муниципальная политика вывода Рф из демографического кризиса», утверждает последующее: «Подтверждено и показано, что демографический итог есть композиция рождаемости и смертности, ожидаемой длительности жизни, а репродуктивное поведение нашего народа лишь на четвертом факторном месте определяется уровнем жизни. А 1-ое пространство занимает состояние мозгов, душ, духовное, духоподъемное состояние, ментальное и психологическое состояние.

Если я вижу, что все отлично, что страна развивается, что будущее обеспечено, естественно, я рожаю деток, я уверен в их будущем. Но если я вижу, что все валится, дербанят экономику, разрушают механизмы воспроизводства, исчезают смыслы, что медицина преобразуется в бизнес, а образование — черт понимает во что, что страну довели до изоляции в мире, ведут войны, невесть за что и почему, страна погибает, буду ли я рождать деток, не зная, что их ожидает? А что ожидает Россию? Где ее цели, где ее ценности, где стратегии?»

Что абсолютно и прибыльно различает приверженцев Программки Сулакшина «Реальный социализм. Новенькая стратегия удачной Рф» и от наемных плакальщиков правящего режима, и от так именуемых оппозиционеров, которые за 5-10-20 шагов собрались быстренько порешать копившиеся десятилетиями системные препядствия путинизма, так это наличие научно обоснованного, детально разработанного и весьма гуманного чертежа переустройства и оздоровления нашей страны. К примеру, в проекте Конституции, разработанном Центром Сулакшина, есть в особенности милая моему сердечку статья 62 «Психический удобство», которая говорит:

1. Любой человек имеет право на спокойствие и уверенность в реальном и будущем.

2. Муниципальные органы способствуют обеспечению спокойствия и убежденности человека в реальном и будущем.

3. Сокрытие муниципальными органами и их должностными лицами фактов и событий, создающих опасность для жизни и здоровья человека, тянет за собой ответственность в согласовании с законодательством Рф.

4. Лицам, находящимся в психологически трудной актуальной ситуации, оказывается муниципальная поддержка.

Что такое «психический удобство», спросите вы? Если гласить образно, то это естественное право всякого человека на счастье. То самое обычное человеческое счастье, о котором мы уже запамятовали, проживая свою единственную и неподражаемую жизнь какими-то партизанскими перебежками по задворкам своей страны, раз в день хлопоча о кусочке хлеба насущного и отбиваясь от таковых же диких в социал-дарвинистских тропических зарослях граждан, в нескончаемых тревоге, суете и ужасе, без цели, без смысла, без семьи, без деток, без грядущего…

Любовь Донецкая, Альянс Народной Журналистики, команда поддержки Программки Сулакшина

Добавить комментарий