С момента открытия в Мурманской области месторождения «Фёдорова тундра» прошло больше 75 лет, но оно до сего времени не разрабатывается, хотя владеет большенными припасами платиноидов. Инвесторы собираются через 6 лет запустить на месторождении ГОК и обещают щедрые налоги в региональный бюджет. Но у проекта есть сокрытые трудности. Какие конкретно – в материале «Октагона».

Добыча может начаться в 2027 году

5 апреля этого года Минэкономразвития РФ, министерство развития Арктики и экономики Мурманской области и компания «Фёдорово Рисорсес» заключили соглашение о защите и поощрении финансовложений в рамках проекта освоения «Фёдоровой тундры» – наикрупнейшго в Европе неразработанного месторождения платиновых металлов.

Для Мурманской области вовлечение «Фёдоровой тундры» в эксплуатацию является без преувеличения проектом века – за крайние 20 лет подобные месторождения не осваивались в Рф. Припасы впечатляют – 348 тонн дорогостоящих платиноидов. Также в рудах «Фёдоровой тундры» есть медь, никель и золото, правда, их припасы скромнее: меди – 276,8 тыщи тонн, никеля – 190,4 тыщи тонн, золота – 17,9 тонны.

«Фёдорово Рисорсес» обещает в процессе реализации проекта сделать 1,2 тыщи новейших высокооплачиваемых рабочих мест и обеспечить 90 миллиардов рублей налоговых поступлений в бюджет Мурманской области.

Раз в год будет добываться до 16 миллионов тонн руды и изготовляться из неё 90–250 тыщ тонн концентрата.

Как сообщается на веб-сайте «Фёдорово Рисорсес», в 2021 году обязано быть проведено доп геологическое исследование месторождения, подсчитаны его припасы, в 2022-м – подготовлена оценка действия на окружающую среду, в 2023–2026 годах – состояться муниципальная экспертиза проекта, вестись стройку ГОК, дороги и полосы электропередачи, в 2027-м – стартовать добыча.

От 1-го инвестора к другому

«Фёдорова тундра» ждёт освоения ещё со сталинских времён. Месторождение открыли в 1935 году, но оценки припасов пришлось ожидать до 1990-х. В 1995 году лицензию на «Фёдорову тундру» заполучила австралийская BHP, потом она передала её компании Cascaidia. В 2001 году 50 процентов в проекте выкупила канадская Barrick Gold – один из огромнейших производителей золота в мире. Потом канадцы получили полный контроль над месторождением, попутно вложив 60 млн баксов в геологоразведочные работы.

К добыче руды на «Фёдоровой тундре» Barrick Gold рассчитывала приступить в 2009 году. Приобретенный из неё экстракт (около 150 тыщ тонн в год) предполагалось перерабатывать на металлургическом комбинате «Североникель», принадлежащем «Норильскому никелю». Но планам Barrick Gold не судьба было реализоваться: помешал глобальный экономический кризис, в процессе которого в числе иных обвалились и цены на драгоценные металлы.

В своё время канадская Barrick Gold подразумевала перерабатывать экстракт, добытый на «Фёдоровой тундре» на мощностях «Североникеля».Фото: Valeriy_Al

Стоимость платины в 2008 году упала с 2,23 тыс. до 793,2 бакса за тройскую унцию, палладия – с 578,6 до 162,9 бакса. В 2009 году цены отыграли ввысь: платина к декабрю смогла подорожать до 1,46 тыс. баксов, палладий – до 391,7 бакса. В предстоящем они продолжили рост, тем не наименее Barrick Gold так и не стала разрабатывать «Фёдорову тундру».

Ситуация поменялась лишь в 2020 году, когда права на лицензию приобрёл «Фёдорово Холдинг». 25,1 процента акций холдинга принадлежат «дочке» госкорпорации «Ростех» – компании «РТ-Развитие бизнеса»; 74,9 процента – компании «Фёдорово Минералз», принадлежащей бывшему члену совета директоров Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ) Олегу Селезнёву. Держателем лицензии является принадлежащая «Фёдорово Холдинг» компания «Фёдорово Рисорсес».

В крайнее время энтузиазм к освоению «Фёдоровой тундры» стал проявлять и прошлый обладатель ЧТПЗ Андрей Комаров. О этом на презентации проекта посреди марта сегодняшнего года сказал гендиректор «Фёдорово Рисорсес» Алексей Гостевских.

«Андрей Комаров на данный момент не является бенефициаром, но, как я понимаю, он весьма пристально смотрит за проектом и разглядывает вариант собственного роли в роли инвестора этого проекта».

Алексей Гостевских
генеральный директор «Фёдорово Рисорсес»

Роли забугорных инвесторов, по его словам, не ожидается. «Пока нет. Месторождение является участком недр федерального значения, тут все вытекающие ограничения для участников зарубежного капитала», – отметил Гостевских.

Экономика проекта

За счёт каких средств недропользователь планирует проводить освоение, пока непонятно. Собственных ресурсов у компании очевидно недостаточно: судя по разным базам, в «Фёдорово Рисорсес» работает только один человек (видимо, сам Алексей Гостевских), а в 2020 году компания получила убыток в размере 47 млн рублей. С схожими финансовыми показателями «Фёдорово Рисорсес» просто не остаётся другого выхода, не считая как брать кредиты в банках либо завлекать постороннего партнёра. Будет ли им Андрей Комаров либо кто-то другой, по большенному счёту непринципиально, основное, чтоб у него имелись средства.

– Издержки на проект такового масштаба постоянно подразумевают вербование посторониих средств – или на долговом рынке, или средством реализации толикой в предприятии с разделом будущей прибыли. Речь может идти о вложениях на сумму 50–60 миллиардов рублей. Это осязаемые числа даже для больших горнорудных компаний вроде «Норникеля» либо «Русала», – считает аналитик «Фридом Финанс» Валерий Емельянов.

По воззрению промышленного профессионала Леонида Хазанова, «Ростех» может не потянуть такие большие вложения в проект.

«У “Ростеха” и без “Фёдоровой тундры” заморочек хватает – у него много компаний, испытывающих серьёзные денежные трудности. Потому огромных средств от него ожидать пока не стоит. Зато лучше было бы привлечь в качестве партнёра ГМК “Норильский никель” – у него и средства есть, и мощности для переработки руды. Правда, президент ГМК Владимир Потанин, быстрее всего, не удовлетворится миноритарной толикой в проекте. Можно позвать китайцев, хотя они мягенькими тоже не будут».

Леонид Хазанов
промышленный эксперт

Стремительно окупиться проект не сумеет в силу удалённости «Фёдоровой тундры» от имеющихся транспортных путей, отсутствия пригодной энергетической инфраструктуры и необходимости строительства производственных и вспомогательных объектов с нуля.

– На подготовку инфраструктуры уйдёт около 7 лет. Ещё столько же лет – с момента пуска и до того момента, когда проект себя окупит. Если разработка карьеров стартует в этом году, то проект выйдет в прибыль не ранее 2035 года, – выделил Валерий Емельянов.

Экологи опять лупят тревогу

Кроме остального, проект несёт внутри себя экологические опасности. Экологи считают, что эксплуатация «Фёдоровой тундры» может оказать негативное действие на природу Мурманской области – ведение вскрышных и добычных работ способно привести к уничтожению земляного покрова и растительности, загрязнению ручьёв и речек, выбросам пыли в воздух. Пока спецы не берутся найти степень воздействия.

– Мы лишь начинаем взаимодействие с компанией, проект ещё не прошёл стадию обсуждения технического задания на оценку действия на окружающую среду. Другими словами пока нет инфы, на основании которой можно было бы созодать выводы о размещении производственных объектов, выборе технологий и так дальше, – отметил координатор проектов Баренц-отделения Глобального фонда одичавшей природы (WWF) Рф Вадим Краснопольский, добавив, что оценка действия на окружающую среду, может быть, покажется в последующем году.

Для Мурманской области начало эксплуатации «Фёдоровой тундры» без преувеличения – проект века.Фото: Лев Федосеев/ТАСС

Гендиректор «Фёдорово Рисорсес» Алексей Гостевских от представления каких-то пояснений решил воздержаться.

– Доп комменты на этот момент мы считаем ранними, – сказал он в письменном ответе на официальный запрос «Октагона».

Выгода для области под вопросцем

Леонид Хазанов направляет внимание на разноплановые выгоды от проекта для Мурманской области.

– «Фёдорово Рисорсес» обещает создание 1,2 тыщи высокооплачиваемых рабочих мест, но для кого конкретно? Только для обитателей региона? А где гарантии, что она не наймёт вахтовиков, причём из государств СНГ? И где гарантии, что бюджет Мурманской области за время проекта получит 90 миллиардов рублей? – задаётся вопросцем эксперт.

Он направляет внимание на то, что сейчас цены на платину и палладий идут ввысь, но гарантий того, что это длительный тренд, нет.

– Если цены обрушатся, проект станет нежизнеспособным, тогда и потенциальные налоговые поступления сократятся. Ну и позже, «Фёдорово Рисорсес» собирается выпускать экстракт, стоящий дешевле, нежели незапятнанные платина и палладий. Как следует, у компании могут быть способности для минимизации налогов – она может продавать за предел экстракт по низким ценам «дружеской» фирме для следующей перепродажи по наиболее высочайшей цены. Бюджет Мурманской области от различия цен рискует не получить ни копейки, – предупреждает Леонид Хазанов.

Добавить комментарий