У хоть какой большенный страны есть целый комплекс вопросцев, безизбежно возникающих в процессе её существования, которые настолько же безизбежно необходимо решать в неизменном режиме. Основной из их — это вопросец её единства. И чем больше страна — тем наиболее остро он временами поднимается.

И вариантов поведения тут быть может два. Или, по меткой метафоре Александра III, бегать вокруг страны с молотками, как вокруг парового котла, и повсевременно заделывать течи, раз в секунду ждя, что в последующий раз клокочущий снутри пар вырвет очень большенный кусочек обшивки и дыру уже будет не заделать. Либо же сделать крепкую базу этого единства, в предстоящем временами заботясь о сохранности данной нам базы, а не о сохранности страны. Страны, идущие по первому пути, весьма нередко приходят к грустному итогу. 2-ая же модель поведения куда надёжнее. Но она связана с куда наиболее узкой работой, чем та, на которую способны граждане с складом ума силовиков — идейной. Причём серьёзной. Той, в которую веруют сами генерирующие идеологию круги. Вообщем, речь на данный момент не совершенно о этих строчных правдах. Речь о другом. Понимаете, что в вопросцах обеспечения единства страны самое крайнее дело? Грозить.

В особенности тогда, когда ты по факту ничего не можешь предложить, не считая этих угроз.

На деньках в российскую Госдуму был внесён законопроект о ужесточении ответственности за призывы к разделу страны. Который был довольно оперативно за ранее одобрен. Его создателями являются два авторитетных единоросса: депутат Крашенинников и сенатор Клишас. В принципе сущность его полностью правильна: введение в обиход наказания, скажем, за публичную постановку под колебание территориальной принадлежности Крыма. Остальных территорий тоже, но разумеется, что крымская тема тут была главный. За 1-ый вариант виновнику будет причитаться приличный штраф, а за рецидив — прямо до 10 лет вдалеке в экстремальных погодных критериях. Не произнес бы, что факт принятия подобного акта с чуток ли не шестилетним запозданием — это не принципиальный момент. Он ещё как важен. Но речь, снова же, не о этом. Так что сделаю вид, что не обращаю внимания на такие детали. И в этом случае всё совершенно смотрелось бы замечательно, если бы не иная новость, прозвучавшая на пару месяцев ранее.

Посреди лета в российском городке Адлере был снесён монумент русским бойцам, отстоявшим Кавказ для Рф. Молвят, что изготовлено это было под давлением некоторых «черкесских активистов», хотя реально городская администрация (состоящая из буквально таковых же единороссов), просто прогнулась при виде обыденного письма, подписанного кучкой отщепенцев, большая часть которых даже не живёт в Рф. Вот просто на всякий вариант: так сказать, «кабы чего же». А позже, когда скандал уже поднялся, ещё один единоросс по фамилии Затулин принялся тупо и совсем отвратно отмазывать городских чиновников, говоря, что монумент «не вписывался в городскую топонимику». Ну, и совершенно не разжигайте — дескать, так нужно. Я не стану на данный момент очень вдаваться в подробности данной нам отвратительной истории, которая ещё совсем не закончена. Но в связи с этими 2-мя новостями у меня появился ряд вопросцев.

И основной из их такой: а что совершенно соединяет нашу страну совместно?

Ну, серьёзно. Какие они, те же «скрепы». О которых все настолько не мало молвят, пусть и с разной интонацией. Затрудняетесь сказать? Ничего, я помогу.

Давайте-ка представим для себя огромное правительство, населённое обилием племён, состоящее из огромного количества регионов, собиравшееся веками. Состоит оно не только лишь из территорий, да и из идентичностей. Очевидно, за эти века данные идентичности временами вступали в конфликты вместе в той либо другой форме. Это безизбежно для хоть какого страны. Если приглядеться, можно узреть, как даже малая Англия на своём полуострове кряхтит под внутренним давлением такового багажа. Итак вот — целостность страны определяется лишь одним: наличием большенный идентичности, доминирующей над всем остальным. И из данной нам большенный идентичности исходит всё остальное: официальный исторический дискурс, культурный, языковой, общее направление движение, законы, традиции, геополитика. Грубо говоря, есть один большенный люд, в фарватере которого идут все другие. Либо некоторый альянс главных народов. Такое тоже полностью легитимно. Но в сердцевине там всё равно один люд. Который, например, описывает язык и главные исторические константы. Но если начинать прогибаться под маленькие идентичности во вред большенный — это не завершается ничем неплохим.

Вероятные визгливые возражения несведущего левачья я даже объяснять не стану. Надоело за столько-то лет. Пожалуй, отвечу лишь на один вероятный выпад, который не совершенно левацкий, а относится даже больше к нашим «прагматикам-охранителям». Дескать, страну совместно держат экономические интересы и незапятнанный прагматизм. На это я могу увидеть две вещи. Во-1-х, указать, куда им пойти. Ибо результаты их «прагматизма», что именуется, «на лице». А, во-2-х, граждане, взгляните-ка на ту же самую небратскую Украину, и вы увидите, как экономика прогибается под идеологию. О, про неё можно много поведать. К примеру, о том, как с самого 1991 года энергосистему там специально перестраивали так, чтоб к ТЭЦ на востоке страны подступал уголь, добываемый на западе и напротив. Как вопреки «руке рынка» там два десятилетия директивно сшивали различные регионы не полностью экономическими способами. И основой была незапятнанная идеология. С которой в нашей скрепной стране правящее общество чванливо не хочет связываться в принципе.

Итак вот, к вопросцу о скрепах. Происшествие в Адлере и пугливая реакция в стиле г-на Затулина — это не личный эксцесс. Это официальная позиция в отношении той большенный идентичности. А она у нас — РУССКАЯ. Не черкесская. Не общечеловеческая. Не пролетарская. Не какая-то ещё. Российская она. И исторические действия ЭТО правительство должно оценивать с ЭТОЙ точки зрения. По другому однажды оно проснётся с утра и увидит, что больше не существует. Поэтому что большая идентичность — это и есть настоящая скрепа. Этот факт не гласит о том, что остальных нет. Никак. Но эта — основная.

И о неё в очередной раз вытирают ноги. В качестве контраста — поглядите, как в данном вопросце ведут себя неприятели. Те же, с которыми «никогда мы не будем братьями». Пристально поглядите — может что в голове отложится.

А пока оной скрепы у нас по факту нет. По последней мере, на муниципальном уровне. Всё держится лишь за счёт уровня низового — стихийного и практически хтонического.

А что все-таки есть? А есть уголовный кодекс. Который, снова же по факту, сейчас самая основная скрепа. Которым «подлых противников» с шестилетним запозданием стращают г-да Крашенинников и Клишас, и не считая угроз которым у их в принципе ничего нет.

Сколько ещё выдержит таковая система? Понятия не имею.

Добавить комментарий