Цифровизация русской экономики порождает конфликт: работодатели вводят всё больше технологий с внедрением искусственного ума (ИИ), а сотрудники саботируют нововведения, выводят из строя и даже уничтожают умную технику. «Секрет компании» попросил бизнес вспомянуть самые калоритные эпизоды этого противоборства людей и машин.

Евгений Карпов

обладатель продукта ГК «Цифра» (стартап Виктора Вексельберга, цифровизирует промышленные компании в Рф и в мире)

Борьба за приватность

Дело было в одной из африканских государств. Команда, которая занималась сопровождением проекта цифровизации из Москвы, стала получать сообщения, что система мониторинга 1-го из экскаваторов часто выходит из строя и перестаёт работать. При всем этом она ворачивается к работе через некое время без видимых обстоятельств.

Инженер, который на месте занимался техническим обслуживанием системы, постоянно обнаруживал её работающей соответствующим образом. Диагностика и подмена оборудования ничего не давали. Чудилось, какая-то мистика: система время от времени спонтанно отключается, а позже врубается.

Выручил положение свежайший взор 1-го из инженеров. Он попросил показать ему график работы машинистов экскаватора. Сопоставив времена отключения оборудования с фамилиями, он узрел: все отключения происходили во время смены 1-го и такого же человека.

Оказалось, приходя на рабочее пространство, этот сотрудник аккуратненько отсоединял провода питания, а в конце смены присоединял их назад. С его слов, ему просто не нравилось, что его работу кто-то контролирует.

Напряжение наращивается

Далековато не все рабочие такие мирные, как наш африканский сотрудник. Некие не попросту отключают оборудование, а стараются сломать его. Необходимо сказать, что это даже безопаснее для злодея, потому что попортить технику довольно один раз, а изловить за руку при постоянных отключениях и отыскать виноватого еще проще.

Остаётся один вопросец: как сломать оборудование так, чтоб смотрелось так, как будто оно сломалось само? Проще всего на производстве имитировать скачок напряжения / куцее замыкание. Но как это создать? Оказалось, на производственных площадках это не неувязка: один из работников брал сварочный аппарат и употреблял его на клеммах питания. При всем этом в оборудовании вышло что-то вроде недлинного замыкания с большой силой тока. Если оборудование не защищено особым образом, то от такового действия оно фактически гарантированно сгорит. А осознать, что это кто-то сделал специально, будет фактически нереально.

Тем не наименее нам удалось отследить это действие по камерам. Но мы утратили не один набор оборудования

Мало варварства

Но что созодать, если оборудование надёжно защищено и сваркой его не возьмёшь? Если оно защищено от попадания воды и пыли и его можно сколько угодно ронять, громить и т. д.? И это, как оказывается, не неувязка для людей со находчивостью. По последней мере, для 1-го рабочего на месторождении за Уралом.

Видимо, наш герой вдохновился средневековыми убийцами-отравителями, которые убивали самые защищённые цели — правителей и царей. Наверняка, потому он решил применять для вывода из строя серную кислоту. При помощи шприца он заливал в комп кислоту из аккума через незащищённый от таковых манипуляций разъём.

Когда этого «маньяка» изловили, его спросили, для чего он пробовал вывести из строя систему радиального обзора на экскаваторе, которая ему самому была полезна? Он произнес, что считал, что через неё прослушивали, как он дискуссировал начальство со своими друзьями.

Опосля этого варианта нам сделалось понятно, что у креативного человека постоянно найдётся довольно средств, чтоб убить умиротворенно работающую машинку.

Наилучший метод защитить оборудование — это созодать его полезным для людей, которые его употребляют, чтоб они помогало им в работе и не занималось лишь его контролем. Также весьма принципиально разъяснять людям, что непосредственно делает оборудование, для чего и весьма ясно разъяснить, что оно не может смотреть за ними.

Если же система делается лишь для контроля человека и больше ни для чего же, стоит устанавливать её там, куда у человека просто не будет способности добраться. Так, к примеру, располагают камеры контроля скорости.

Анатолий Ширлин

управляющий консульства SN Maschinenbau в Рф (создают упаковочное оборудование)

Существует «ночной саботаж»: управления нет, и работники смен сами определяют свою «жизнь». Вот перечень главных «атак против машин» на промышленном оборудовании:

    Неважно какая ручная операция занимает в пару раз больше времени, если это происходит ночкой. Это аргументируется отсутствием либо пропажей инструмента либо оснастки.

    Оператор либо наладчик оставляет машинку до иной смены в нерабочем положении, мотивируя это тем, что-то случилось с программкой, а он не понимает что.

    Работники подсматривают пароль для доступа к программкам, а позже заносят в неё такие конфигурации, чтоб машинка не работала по причинам, не зависящим от операторов.

Частая ошибка компаний при установке производственных линий ― экономия на персонале. Они уповают, что низкооплачиваемого оператора будет довольно для на сто процентов автоматической полосы. И ему ещё дают сдельно-премиальную оплату, когда его заработная плата зависит от количества выпущенной продукции. В итоге при любом нарушении работы детектора либо программки этот оператор начинает совершать деяния, которые не осознает совсем либо осознает не до конца. Это приводит к выпуску продукции с браком либо к серьёзному сбою полосы.

Данил Шелехов

управляющий проекта «Yandex.Маршрутизация» (логистический сервис)

Почти всегда внедрение ИИ в хоть какой сфере — это инструмент для оптимизации действий и общей полезности, а не кадровая подмена. Но не все логисты это соображают, потому начинают мягко бойкотировать процесс: они боятся того, что их могут поменять методы. Любые пробы прямой конфронтации логиста с системой довольно просто найти, потому сотрудники стараются поставить под колебание результаты работы ИИ в очах управления.

Например, начинают недоговаривать значимую для корректной работы системы информацию, которая нигде не зафиксирована, а содержится лишь у их в голове. Также мы сталкивались с тем, что некие логисты словестно преомнажают критичность технических аспектов, которые просто поправить в процессе доработки. Так как иной экспертизы в компании нет, то у управления появляются сомнения во внедряемых разработках. Время от времени, таковая «подрывная» работа приводит к отказу от внедрения проектов по автоматизации.

При работе с одним ретейлером мы столкнулись с тем, что водители компании преднамеренно саботировали внедрение ИИ. Пару раз выяснялось, что водители отключали мобильное приложение для отслеживания их движения по маршруту и позже гласили, что телефон разрядился. Почаще они просто преднамеренно не старались выполнить маршрут: опаздывали, привозили продукт назад на склад и гласили, что не успевают. В итоге директор по логистике лично пару раз проехал по различным маршрутам с секундомером, чтоб обосновать оборотное.

В неких вариантах автоматизация приводит к устранению неэффективности, к которой сотрудники уже привыкли. Например, шофер развозил продукт по 7 точкам, а всё остальное время растрачивал на решение личных вопросцев. Сейчас система строит для него маршруты не из 7, а из пятнадцати точек. Исходя из убеждений водителя это будет смотреться не как оптимизация, как попытка отдать ему доп работу за ту же заработную плату.

Чтоб поправить отношение персонала к внедрению ИИ, время от времени довольно откровенной беседы с управляющим проекта, на которой сотрудник может честно высказать свои опаски по поводу внедрения новейших технологий.

Дмитрий Корнев

управляющий отдела по развитию бизнеса PIX Robotics (разраб ПО)

При внедрении ботов в компанию по установке систем видеонаблюдения произошла очень увлекательная ситуация. Сотрудники вроде как приняли ботов и совместную с ними работу, но решили обхитрить одну систему. Им не приглянулся серьезный режим программки по учёту времени прихода-ухода, когда недозволено было опаздывать ни на минутку. В итоге три программера, которые работали с роботами, решили «условиться» с машинками и сделать доп функцию, которая позволяла по звонку с мобильного на определённый номер демонстрировать в системе время прихода на работу.

Алексей Артеменко

региональный директор компании Qlik в Рф и СНГ (автоматизируют сбор и обработку данных)

Бывает, что нововведениям всячески противодействуют и топ-менеджеры. В одной из больших русских компаний один из менеджеров по коммерции преднамеренно затягивал ввод системы, так как транспарентность бизнеса, которую она открывала, шла вразрез с его личными интересами.

Историческая параллель

Сопротивление новеньким технологиям — явление не новое. Чуток наиболее 200 годов назад по Великобритании проехалась волна стихийных протестов против промышленной революции. Восставшие массово разламывали станки, поэтому из-за их на фабриках необходимо было меньше людей — рабочих увольняли, а у оставшихся падала зарплата и ухудшались условия труда.

Протестующих называли луддитами, поэтому что они считали своим предводителем некоего Неда Лудда, который типо ещё в 1779 году первым сломал два чулочных станка. Сначала XIX века подавлять восстание пришлось силой. На это ушло 5 лет лет, с 1811-го по 1816-й.

Тогда в Великобритании людей лишили работы новейшие действенные станки. Сейчас схожим образом искусственный ум и остальные новейшие технологии делают работу неких людей часто наиболее тяжёлой — либо совершенно лишают её.

Сопротивления изменениям — один из основных тормозов цифровизации русского бизнеса, следует из результатов исследования консалтинговой компании KMDA, выполненного при поддержке Microsoft. Создатели опросили наиболее 700 представителей русских компаний из 27 отраслей и узнали, что 80% из их находятся в процессе цифровой трансформации, а в среднем бизнес инвестирует в неё 3–10% от годичный выручки. Это крепит почву для современного неолуддизма.

Коллаж: «Секрет Компании», depositphotos.com

Добавить комментарий