Право русских воссоединиться, громко заявленное на словах в связи с присоединением Крыма, всё ещё пробивает себе дорогу. С подачи Института стран СНГ внесён в Госдуму и ждёт рассмотрения законопроект, упрощающий получение российского гражданства для тех иностранцев, кто принадлежит к русскому народу или к другим коренным народам России (то есть народам, не имеющим своих национально-государственных образований за пределами РФ). Гость «АН» – соавтор законопроекта Евгений БОБРОВ, кандидат юридических наук.

– Действующая госпрограмма переселения русских иностранцев в Россию (точнее, если говорить языком законодательства, госпрограмма переселения «соотечественников за рубежом») позволяет получить гражданство не за семь лет, а за полгода. В вашем законопроекте срок увеличен до девяти месяцев. Точно ли упрощаете вы русским получение гражданства, а не усложняете его?

– Совершенно точно – упрощаем. Действующая госпрограмма – это, увы, никак не программа репатриации, это программа привлечения трудовых ресурсов. Она, во-первых, не распространяется на недееспособных (пенсионеров, инвалидов) и, во-вторых, обязывает переселенца предварительно найти вакансию в регионе вселения. Если человек обладает высококвалифицированной узкой специальностью и ему не удаётся заранее найти вакансию в том единственном регионе РФ, куда он может перебраться (у него в том регионе родственники – и больше нигде), – тогда этот соотечественник рассматривается как ненужный России. Допустимо ли такое?

Мы предлагаем заменить условие, связанное с вакансией, совсем другим условием – принадлежностью к коренным народам РФ. Проще говоря, просим наконец-то ввести в законодательство понятие «репатриант». Ещё в 2003 году мы написали соответствующий законопроект – и услышали ответ чиновников: «С какой это стати государство станет делить иностранцев по национальному признаку?» Наши ссылки на аналогичную политику Израиля, Польши, Германии, Латвии, Казахстана и других государств (в пяти перечисленных – лучшие репатриационные законы) – чиновников не убедили. Надеемся, теперь будет иначе.

Согласно нашему нынешнему законопроекту, для участия в госпрограмме переселения необходимо документально подтвердить, что хотя бы один твой предок (неважно какого колена) принадлежит или принадлежал к коренным народам России. Это не должно вызвать трудностей: как известно, в СССР национальность гражданина обязательно фиксировалась в паспорте, а национальность его родителей – в свидетельстве о рождении.

– Все остальные условия упрощённого переселения в Россию, согласно вашему законопроекту, остаются прежними?

– Нет. Прежними остаются подъёмные суммы, выплачиваемые переселенцу в рамках госпрограммы. Однако мы хотим, чтобы переселенец не был привязан к этим деньгам и к регионам, где они выплачиваются. Сейчас госпрограмма не позволяет человеку вселиться в ряд наиболее привлекательных субъектов Федерации – в Москву, Московскую область, Санкт-Петербург, Краснодарский край, Крым. Мы согласны, Россия заинтересована в восполнении населения пустеющих регионов, а значит, нужно выплачивать там подъёмные и не нужно их выплачивать в регионах привлекательных. Но! Если участник госпрограммы не претендует на эти подъёмные суммы, то у него должно быть право вселиться в Москву, Санкт-Петербург, Севастополь – куда угодно.

Другая проблема действующего законодательства – запрет на участие в госпрограмме для тех, кто получил в иностранном государстве судимость. В законопроекте мы уточняем: судимость должна учитываться только тогда, когда содеянное является преступлением в соответствии с российским Уголовным кодексом. А если ты, будучи гражданином Туркмении, попал в туркменскую тюрьму из-за того, что боролся за права русских, – то по отношению к русским и к России ты не преступник, а герой.

И ещё одна проблема. Хотя общественникам удалось добиться, чтобы от переселенцев при получении российского паспорта не требовали подтвердить выход из иностранного гражданства (документ о выходе должен быть выдан иностранным государством), тем не менее новых граждан России продолжают дискриминировать. Не имея этого документа, они не могут находиться на государственной или муниципальной службе. Когда я работал в Совете по правам человека при президенте РФ, то плотно соприкоснулся с данной проблемой. Начиная с 2014 года мне известны три случая из миллиона, когда Украина подтвердила человеку выход из гражданства.

– Действительно, странное требование, ведь если переселенец является агентом иностранного государства, то этому государству не составит труда сделать ему требуемый документ. Но вернусь к тому, с чего начал. Раньше в Институте стран СНГ ссылались на опыт Израиля, где человек, признанный репатриантом, после пересечения границы получает гражданство в течение получаса. А в вашем законопроекте, разработанном при активном участии всё того же института, сказано совсем другое: паспорт РФ должен выдаваться лишь через девять месяцев после вселения.

– У РФ сегодня нет возможности перенять практику Израиля и оплачивать репатрианту в течение года жильё и питание. У новожителей не должно быть больше прав, чем у других граждан России, которые десятилетиями стоят на жилищном учёте и получают мизерные социальные выплаты. Репатриант может полагаться только на самого себя, а значит, перед получением гражданства должен убедиться, что хочет здесь жить и способен здесь жить, – для того и определён срок в девять месяцев. Также мы считаем, репатриант обязан подтвердить источник дохода (это необязательно подходящая вакансия, можно обойтись наличием накоплений либо правом на пенсию). Нельзя допустить, чтобы в России ещё сильнее выросла очередь за социальной помощью, и без того немаленькая.

Хочу подчеркнуть: в вышеупомянутых государствах, практикующих репатриацию, участие госбюджета в ней сокращается. Например, в Латвии полис ОМС оплачивается государством только в течение трёх месяцев, а дальше – изволь платить за медицинское обслуживание сам, пока не получишь гражданство. А Польша, ранее предоставлявшая репатриантам бесплатное жильё на срок от полутора до трёх лет, теперь предоставляет его максимум на полгода (к слову, Польша является лидером Евразии по переселению репатриантов, и 90% из них прибывают из сибирских областей России и Казахстана, куда в своё время поляки были сосланы советской властью).

– Парламентарии от Крыма тоже озадачились проблемой репатриации и недавно внесли в Госдуму свой законопроект, также ожидающий рассмотрения. Они пошли иным путём: предложили усовершенствовать не тот механизм, который мы называем госпрограммой переселения, а другой. Речь о присвоении переселенцу статуса «носитель русского языка» (НРЯ). Этот статус позволяет получить вид на жительство, минуя разрешение на временное пребывание, и таким образом сокращает путь к гражданству с семи лет до пяти. Предложение парламентариев заключается в том, чтобы присваивать людям этот статус не только после въезда в РФ, но и на территории других стран – в наших консульствах.

– Хорошая инициатива, но только при доработке. На сегодняшний день критерии присвоения этого статуса крайне размыты. От людей требуют «понимания скрытых смыслов русской литературы», а на такие вопросы порой не может ответить даже русский интеллигент, что уж говорить о русском сельчанине. Экзаменаторы ёрничают, строят собеседование на подвохах, а на «десерт» могут окончательно «уничтожить» попавшего в замешательство человека, бросив ему вопрос на засыпку – «на какой реке стоит Волгоград?». Признаться, я не понимаю, выражают ли они тем самым волю государства или же только свою собственную. Если в консульствах экзамены будут приниматься таким же образом – это никуда не годится. Кроме того, для получения статуса НРЯ человек обязан доказать факт проживания своего предка в границах РФ, что порой невозможно, так как прописку в СССР ввели только в 1957 году.

– Если упростить требования к владению языком, как вы хотите, то не получится ли, что «окошко» станет доступно для людей, вовсе не владеющих русским языком как родным?

– Мы не предлагаем упростить – мы предлагаем конкретизировать. «Окошко» должно быть расширено для соотечественников, а не для всех подряд. Если человек не владеет русским языком как родным и не относится к коренным народам России – помогать ему в получении гражданства наше государство не должно. Более того, недопустима нынешняя ситуация, когда страна открывает границы для неквалифицированной иностранной рабочей силы, не обеспечив работой собственных граждан. Это механизм олигархического капитализма, экономящего на зарплатах и на качестве труда. Вместо него необходимо развивать внутреннюю миграцию (и не так, чтобы вся Россия переехала в Москву, а так, чтобы из деревень люди переезжали работать в пригороды, из пригородов – в областные центры). Летнее заявление вице-премьера М. Хуснуллина, что нам до 2024 года нужно обзавестись ещё пятью миллионами гастарбайтеров, меня лично повергло в шок. Боже упаси, чтобы эта чепуха воплотилась в жизнь.

Сергей Рязанов

Добавить комментарий