В крайние деньки собственного президентства Дональд Трамп ввел новейшие санкции против китайских технологических компаний, пытаясь создать необратимым курс на изоляцию Китая в области больших технологий. 14 января уходящая администрация Трампа занесла в «темный перечень» еще 9 китайских компаний, в том числе авиакорпорацию COMAC и 1-го из огромнейших производителей телефонов Xiaomi. Как и в случае с иными китайскими компаниями, уже находящимися под санкциями, они подозреваются в сотрудничестве с военно-промышленным комплексом КНР.

Вначале «темный перечень» был составлен в июне 2020 года, тогда в него вошли 20 компаний, в том числе телекоммуникационный гигант Huawei. Потом этот перечень не один раз расширялся в согласовании с новенькими правилами министерства торговли США, запрещающими ряд сделок в сфере инфы и коммуникаций со странами, которые Вашингтон относит к «забугорным противникам». Китай и Наша родина — 1-ые в этом перечне.

По воззрению «Нью-Йорк таймс», новоизбранному президенту Байдену остается «ядовитое» наследие на китайском направлении. Ему придется разруливать последствия жестокой торговой войны, которую администрация Трампа вела против Китая. Трамп наложил на китайские продукты пошлины в сотки млрд баксов, ввел санкции против китайских компаний и резко ограничил доступ китайцев к южноамериканским технологиям.

Броско, что длиннющий перечень санкционных мер в отношении китайских компаний, внесенный Дональдом Трампом, был поддержан в Конгрессе как республиканцами, так и демократами. Переломить эту тенденцию будет тяжело. Наблюдатели считают, что последующие шаги новейшей администрации по смягчению политики Трампа зависят от того, будет ли Китай продолжать брутальную политику в отношении Гонконга, Тайваня, а также в Южно-Китайском море.

По воззрению германских СМИ, Джозеф Байден не сумеет на первом шаге принципно поменять сложившийся вектор отношений с Китаем, он будет обязан показывать силу и сохранит антикитайские санкции, а также пошлины на китайскую продукцию. При всем этом Байден попробует сколотить международную коалицию, чтоб «совместными усилиями» вынудить Пекин пойти на уступки. Новенькая администрация США не будет созодать упор на дисбалансе двухсторонней торговли, а заместо этого сосредоточится на «краже Китаем умственной принадлежности, демпинге готовой продукции и незаконном субсидировании компаний». Сразу США хотят усилить свое конкурентноспособное преимущество в сфере энергетики, биотехнологий и искусственного ума.

В Пекине соображают, что конфликт с Соединенными Штатами носит глубинный нрав и проводят в крайнее время политику опоры на собственные силы в технологической и военной областях, чтоб противостоять южноамериканскому давлению. Сразу Китай крепит торгово-экономические союзы с иными странами. В конце 2020 года Китай и Европейский альянс заключили глобальное соглашение о инвестициях, известное как EU-China Comprehensive Agreement on Investment (CAI). Ранее Китай и еще 14 государств азиатско-Тихоокеанского региона подписали соглашение о разработке наикрупнейшей в мире зоны вольной торговли — Regional Comprehensive Economic Partnership — RCEP.

При всем этом Китай резвее остальных государств вернул темпы экономического роста, нарушенные пандемией коронавируса. В то время как все страны Запада переживают рецессию, рост ВВП в Китае достигнул 6,5% в четвертом квартале 2020 года, а за весь год составил 2,3%. Таковы крайние данные, размещенные китайскими властями 18 января. Хотя в целом темпы экономического роста в 2020 году оказались самыми низкими за крайнее десятилетие, впечатляет динамика выхода из кризиса. Согласно прогнозам Глобального банка и МВФ, уже в сегодняшнем году китайская экономика может вырасти на 7,9%.

Хотя управление Китая пробует развивать внутренний рынок, страна как и раньше получает главные доходы от экспорта. Торговый профицит Китая в 2020 году вырос до наибольшего показателя за 5 лет, достигнув 535 млрд баксов. Как пишет парижская «Монд» (Le Monde), истинной пощечиной Дональду Трампу стал тот факт, что профицит в торговле с Америкой вырос в прошлом году на 7,1% и составил около 317 млрд баксов. В частности, Китай практически обогатился на экспорте защитных масок от коронавирусной инфекции. Лишь в период с марта по декабрь 2020 года за пределами Китая было продано 224 млрд масок. Не считая того, КНР нарастила продажу за предел электроники, нужной для дистанционной работы.

Вкупе с тем потребление в Китае за 2020 год подросло всего только на 1,1%, что показывает на сохраняющуюся слабость внутреннего рынка. Потребление домохозяйств в Китае составляет 36% ВВП, — это один из самых низких характеристик для стран с развитой экономикой. Китайское управление понимает опасность лишней зависимости от мирового рынка и поставило задачку создать внутреннее потребление важным движком экономического роста. Компартия и лично председатель КНР Си Цзиньпин выдвинули девиз «двойной циркуляции», то есть усиления внутреннего употребления при одновременном преодолении зависимости от мировой экономики. Китай, согласно данной концепции, должен стать мировым поставщиком новейших технологий.

Но, по воззрению австрийской «Штандарт» (Der Standard) выполнению данной задачки мешает ряд причин, в том числе рост имущественного неравенства и сохраняющаяся бедность. Эпидемия короновируса серьезно стукнула по доходам городских жителей и малообеспеченных слоев населения.

В китайской статистике фактически не содержатся сведения о доходах 100-миллионной армии сезонных рабочих, которые утратили работу из-за локдауна. Западноевропейские консалтинговые компании докладывают из Китая, что принятые правительством в связи с эпидемией коронавируса меры денежной поддержки доходят только до групп населения с наиболее высочайшими доходами.

Дмитрий Добров

Добавить комментарий