Русская Фемида сняла повязку с глаз, чтоб выслеживать колебания весов правосудия. Фото со странички Верховного суда РФ в Facebook

Ненормативные приговоры почаще всего выносятся по должностным и экономическим статьям Уголовного кодекса

Институт заморочек правоприменения (ИПП) при Европейской институт в Петербурге проанализировал разрыв меж теоретическим содержанием и практической реализацией Уголовного кодекса (УК). Сроки в приговорах нередко оказываются ниже тех, что предусмотрены в статье УК в главном по коррупционным и служебным злодеяниям. По насильным же злодеяниям разница меж статистикой и нормой ерундова. ИПП делает вывод, что таковым образом Фемида своими решениями по определенным делам компенсирует гражданам как уловки следствия, так и просчеты законодателя. Но в этом исследовании, разумеется, проигнорирован соц нюанс: глубинный люд массово идет за сетку по хоть какому поводу, а представители правящих классов – бюрократы и «белоснежные воротнички» нередко отделываются испугом. При этом, не наименее увлекательным был бы и предметный анализ, кого из их и за что все-же сажают.

В эталоне правоприменительная практика обязана соотноситься с нормативными границами статей УК, но за почти все злодеяния, в том числе по тяжким статьям, наказание назначается очень ниже установленных значений. О этом говорится в докладе директора по исследованиям ИПП Кирилла Титаева «Нормы и практика в уголовной политике: разрывы и дисбалансы». Он проанализировал 84 самых массовых состава злодеяний, по которым предвидено лишение свободы. Согласно данным Судебного департамента при Верховном суде (ВС) РФ, они обхватывают 90,7% осуждений 2019 года.

В случае с насильными злодеяниями вроде убийств, разбоев, изнасилований разрыв меж нормой и правоприменением относительно маленькой, «среднее наказание близко к середине нормативного спектра в УК». То же самое и с наркотическими злодеяниями, хотя, напомним, по поводу внедрения этих статей УК у правозащитников есть суровые претензии к следствию и судам.

Но есть и таковая группа статей, по которым суды выносят куда наиболее мягенькие приговоры, чем это предвидено, скажем, не назначают настоящих посадок. Это означает, что русская Фемида не соглашается или с законодателями, или с правоохранителями, отмечается в докладе. В главном идет речь о экономических и должностных грехах, за которые де-юре предвидено достаточно грозное наказание. Но в подавляющем большинстве случаев обвиняемые отделываются либо приговором, не связанным с лишением свободы, либо сроком «очень ниже не только лишь максимума, да и середины установленной «вилки». Посреди составов с большим отклонением факта от средней формальной нормы – трата, мошенничество, создание продуктов, не отвечающих требованиям сохранности. Не считая того, это еще миграционные злодеяния и уклонение от воинской службы.

Но в докладе ИПП нет ответа на вопросец, почему же у судов есть особенное мировоззрение конкретно о таковых грехах, которые совершают представители власти и бизнеса, другими словами люди, в целом относящиеся к правящему сословию. Так что в исследовании или случаем, или преднамеренно проигнорирован соц нюанс правосудия, а конкретно то, что в народе именуется справедливостью.

Скажем, за превышение должностных возможностей толика посадок чуток выше 20%, хотя за это полагается до 10 лет лишения свободы. За «мошенничество при получении выплат в большом размере» суды могут назначить до 6 лет колонии, но пользуются сиим правом только в 2,9% случаев. Трата (ч. 3 ст. 160) на практике наказывается лишением свободы в одном случае из 15. «Есть составы тяжких злодеяний, по которым суды считают необходимым назначать лишение свободы наименее чем в 7% случаев. Выходит, что практически для четверти изученных составов (наиболее 10% всех осужденных в 2019 году) среднее назначенное наказание составляет наименее 5% от среднего уровня, установленного законодателем», – говорится в исследовании ИПП.

Как указывается в документе, это, во-1-х, дискредитирует правовую систему страны и правоприменительные органы: дескать, когда дача взятки (до 8 лет) ведет к настоящим высадкам только в 14% случаев, это можно расценить как защиту судами коррупционеров. Во-2-х, тем искажается отчетность правоохранителей: пустячные, на самом деле, деяния стают как раскрытые тяжкие злодеяния. В-3-х, осужденные, исходя из убеждений суда вроде бы и не заслуживающие сурового наказания, все-же получают судимость по тяжкому обвинению.

Но вся эта статистика свидетельствует совсем не о злоупотреблениях со стороны арбитров либо, напротив, их мягкосердечности, отмечается в докладе ИПП. Похоже, что обвинение просто причисляет к «злодеяниям» маленькие деяния, которые законодатель и не имел в виду, создавая ту либо иную норму УК. Другими словами «правоприменитель исказил идея законодателя». А суды, видя формальные признаки злодеяния, избирают меньшее наказание, видимо, для того, чтоб не портить отчетность силовикам. Но и законодатель, указали в ИПП, разумеется, ошибочно оценил «преступные реалии», гиперкриминализировав такие действия, которые на практике оказываются малозначительными.

К примеру, одним составом описываются как очень тяжкие, так и относительно малоопасные злодеяния. Это видно, скажем, в ст. 160 УК «Присвоение либо трата», когда «наличие служебного положения фактически убирает границу по сумме вреда». Выходит, что любые похищенные суммы – 1,5 тыс. либо 1,5 миллиардов руб. описываются одним составом. Такое положение дезориентирует и подозреваемых. Как говорится в докладе, если б человек, мол, осознавал, что ему навряд ли угрожает реальное лишение свободы, то он повел бы себя по другому в части признания вины, согласия с обвинением и т.д.: «УК должен демонстрировать, что и в которой степени небезопасно для общества, и с данной нам точки зрения отражать настоящую преступную ситуацию». И естественно, данная ситуация открывает коррупционные способности для нерадивых правоохранителей, которые могут шантажировать суровым наказанием тех, кто по сути сделал малозначительный проступок.

Заметим, что очередной недочет исследования ИПП – это отказ поглядеть на тех, кому из «должностников» либо «экономистов» приговоры, связанные с продолжительными высадками, все-же выносятся. Здесь могло бы вскрыться много любознательных фактов, наглядно иллюстрирующих сегодняшнее состояние русской Фемиды, которая совсем не напрасно на здании ВС изображена с открытыми очами.

Добавить комментарий