Фото: kremlin.ru

Тема Курильских островов и отношений Рф и Стране восходящего солнца в целом хоть и отодвинута на 2-ой план кризисными событиями этого года, но из повестки не ушла и не уйдёт.

Этот же курильский вопросец является очень серьёзным и фактически сакральным во внутренних политических картинах обеих государств — в Стране восходящего солнца он вызывает никак не наименее бурную реакцию, чем в Рф.

Очевидно, значимость данной для нас темы не исчерпывается одними Курилами, японское направление является главным во всей дальневосточной политике.

Что мы совершенно знаем о политической ситуации в современной Стране восходящего солнца?

А ведь там на данный момент происходит самая реальная смена эпох: в отставку уходит премьер-министр Синдзо Абэ. Реальный патриарх японской политики, находившийся на этом посту подольше всех за полтора века с момента его учреждения в период Мэйдзи.

Какое наследство он оставляет? Чем запомнилось его правление, и с чем Япония остаётся опосля него? Для осознания большого пласта нашей геополитики это не самые никчемные вопросцы.

Ни один премьер-министр не правил Японией подольше, чем Синдзо Абэ. Но воплотить свои принципиальные цели с трамповскими размахом, что от него ожидали и к чему он сам от всей души стремился, Абэ-кун (как «по-свойски» его зовут сами жители страны восходящего солнца) так и не сумел.

И до этого всего он потерпел беду в том, что сам называл «делом всей жизни», — изменении конституции Стране восходящего солнца. Конкретно с сиим тяжким грузом он и уходит.

Патриарх

28 августа 2020 года премьер-министр Стране восходящего солнца Синдзо Абэ объявил о собственной отставке опосля рекордной, практически восьмилетней работы.

1-ый раз он был премьер-министром с 2006 по 2007 год. В собственный 1-ый срок на посту он чуть ли мог что-то поменять, и в СМИ его обрисовывали как «полного лузера».

2-ой срок его правления принес политическую стабильность, но задачки, которые он впереди себя поставил, были реализованы с трудом.

А не так давно его правительство ещё и подверглось резкой критике за отсутствие эффективности управления в период пандемического кризиса. Вызвано это было тем, что государь Абэ сознательно проигнорировал вторую волну коронавируса в июле-августе, в общественном поле просто оставляя это без объяснений.

Этот момент совершенно был для его правительства очень болезненным. Как, вообщем, и для фактически всех правительств, боровшихся с коронавирусом. Согласно опросам, в период эпидемии рейтинг одобрения его кабинета периодически снижался до 32%.

Самое основное, что, быстрее всего, гнетёт Синдзо Абэ в момент его отставки, — это то, что он не сумел достигнуть собственных длительных, стратегических целей. Тех, которые сам ставил впереди себя с того момента, как его политическая судьба пошла в гору.

Уже в 2006 году Синдзо Абэ опубликовал книжку под заглавием «Создавая красивую страну» («Utsukushii kuni e»).

Подобно тому, как Дональд Трамп откликался о США опосля президентства Барака Обамы, Синдзо Абэ именовал Японию обветшалой и падшей, что он в значимой степени приписал ранее некое время правившей Демократической партии Стране восходящего солнца (ДПЯ), но также частично реформам времён оккупации опосля 2-ой мировой войны.

По его воззрению, насильные преобразования держав-победительниц были очень жёсткими и привели к разрушению традиций Стране восходящего солнца. Вообщем, хватило ли ему сил и политической воли реализовывать свои цели так поочередно, как это было нужно, —  это уже совершенно иной вопросец.

Создадим Японию величавой опять

Следуя девизу «Overcoming the Postwar Regime» («Преодоление послевоенного режима»), государь Абэ не один раз призывал к отмене почти всех реформ, проведённых в период с 1945 по 1952 год.

Ещё во время собственного первого премьерского срока он удачно инициировал пересмотр Закона о образовании от 1947 года и позаботился о том, чтоб в школах Стране восходящего солнца преподавалось «больше государственной гордости».

Синдзо Абэ не один раз подчёркивал необходимость пересмотра конституции — постоянной с 1946 года. А именно, в том, что касалось наличия у Стране восходящего солнца своей армии и её политического нейтралитета. Он объявил эту доработку «делом собственной жизни».

Но хотя правящая блок имеет обычное большая часть в парламенте с 2012 года — нужное условие для начала процесса пересмотра конституции — в 2020 году тут также не было достигнуто никакого прогресса.

Обсуждения в ответственном парламентском комитете ясно демонстрируют, что даже в рамках правящей коалиции нет согласия по поводу вида и определенных деталей конституционной реформы. Ну и согласно опросам, очевидное большая часть населения страны в главном было против глобальных реформ, предлагаемых Абэ и его партией.

Потому в 2013 и 2014 годах государь Абэ пошёл обходным путём: инициировал законодательные конфигурации, смысл которых эквивалентен конституционной поправке и которые потом весьма безжалостно применялись на практике, невзирая на отсутствие публичного согласия.

Сначала это был «Закон о защите гос потаенны», принятый в 2013 году, который отменял закон о раскрытии инфы (1999/2001). Также «Закон о сохранности», принятый в 2014 году, который, на самом деле, отдал Стране восходящего солнца огромную свободу в проведении военных операций за пределами страны.

Это по факту отменило статью 9 Конституции — параграф, в каком «японский люд на нескончаемые времена отрешается от войны как суверенного права цивилизации, также от опасности либо внедрения вооружённой силы как средства разрешения интернациональных споров».

Но это была только малая толика тех преобразований, к которым он стремился. И навряд ли её можно считать сколько-либо достаточной для сотворения той «прелестной Стране восходящего солнца грядущего», возникновения которой он так желал.

«Абэномика»: большая финансовая беда

Так как пересмотр конституции навряд ли рассматривается народом как политический ценность, Синдзо Абэ поставил экономическую политику на 1-ый план с начала собственного второго премьерского срока.

Он желал биться с инфляцией и стагнацией с помощью экономической и фискальной политики, которую он именовал «абэномикой». Но, так как в случае с Японией эти два явления практически не имели ничего общего вместе, также в силу ряда остальных событий, «абэномика» числилась неудачной ещё до прихода коронавируса.

Что логично: на самом деле, почти во всем некие стороны его политики весьма походили на то, что делают «правительственные либералы» в РФ. А именно, речь идёт о так именуемом «таргетировании инфляции».

Результаты, правда, чуток лучше, но до чего-то глобально положительного так же далековато. К примеру, до мотивированной инфляции в 2% и до объявленного 3%-ного экономического роста. Наиболее того, уже в четвёртом квартале 2019 года Япония зафиксировала отрицательные темпы роста либо же нулевой рост.

Самым же тяжёлым результатом экономической беды стала стагнация доходов населения. Хотя с 2009 по 2012 год при правительстве ДПЯ наблюдался определённый рост, средний доход фактически не поменялся с 2012-го по 2020-й.

Таковым образом, соц неравенство в японском обществе сейчас еще наиболее ярко выражено, чем сначала эпохи Абэ.

Заигрывание его правительства с некими «трендами глобальной повестки» также не удалось. К примеру, политика продвижения дам на рабочие места, озаглавленная Синдзо Абэ как «Womenomics», естественно, привела к повышению числа работающих дам, но большая часть этого прироста приходилась на служащих, работающих неполный рабочий денек.

Дамы на руководящих должностях как и раньше редки, в итоге что Японию продолжает критиковать толерантная интернациональная общественность за «гендерное неравенство».

Вообщем, «страну солнечного корня» это никогда особо не тревожило. В особенности на фоне других заморочек.

В тени скандалов и обвинений

С иной стороны, количество скандалов, в каких сам Абэ, его супруга, члены его кабинета и политики из его Либерально-демократической партии (ЛДП), которых он прямо и на публике поддерживал во время избирательной кампании, также является рекордным за послевоенные годы.

Эти скандалы варьируются от кумовства до нарушений в учёте партийных пожертвований и массовой коррупции. Некие из этих скандалов чуть не закончились ранним уходом премьера.

В 2017 году, к примеру, звучали обвинения, что Синдзо Абэ и его супруга Аки были причастны к оказанию помощи оператору детских садов, которому муниципальная земля была продана по «льготной стоимости». Миссис Абэ была почётным президентом данного детского сада.

Но премьер-министр Абэ отторг обвинения.

Когда в июле 2017 года Северная Корея запустила испытательную ракету над японской территорией, Абэ призвал к национальному единству и провозгласил новейшие выборы, на которых ЛДП опять смогла получить очевидное большая часть из-за раздробленности оппозиции.

Но в следующие годы появились и новейшие скандалы, и объявление о отставке, возможно, как-то соединено с тем фактом, что трое депутатов, из которых Абэ интенсивно поддерживал как минимум двоих в их избирательной кампании, в истинное время находятся под стражей и инкриминируются во взяточничестве.

На пресс-конференции Абэ именовал предпосылкой собственного ухода в отставку состояние здоровья. В течение нескольких недель СМИ докладывали, что премьер-министр не посещал свою официальную резиденцию, и его почаще лицезрели в поликлиниках.

Тем не наименее, он настоял на том, чтоб отложить свою отставку до того времени, пока он не войдёт в историю как премьер-министр с самым долгим сроком пребывания на данной для нас должности в стране.

Отставка без олимпийского блеска

С иной стороны, ему пришлось отрешиться от того, чтоб приветствовать мир на Олимпийских играх в Токио, что ему также весьма хотелось создать.

Проведение Олимпиады в японской столице в значимой степени числилось наградой государя Абэ, который лично находился на презентации Токио перед МОК и произнес самоуверенную речь.

Отмена Олимпиады обязана была убыстрить его решение о уходе, тем наиболее что до сего времени не ясно, можно ли перенести Олимпиаду на лето 2021 года.

В том, кто придёт на замену патриарху японской политики, определённости не было несколько недель. В итоге 16 сентября главой партии, а означает, и новеньким премьером был избран самый перспективный кандидат — давнешний пресс-секретарь правительства Суга Ёсихидэ.

Естественно, при нём не достаточно что поменяется — в конце концов, конкретно он много лет представлял политику кабинета прессе и популяции.

В том, что политика Синдзо Абэ так либо по другому продолжится, колебаний нет.

Самого же его полностью можно именовать фигурой быстрее грустной и опередившей своё время.

Данные им векторы молвят о одном: Япония, во-1-х, начала стремиться к ограниченному реваншу в обществе (и реформа образования гласит о этом более наглядно), а во-2-х, на самом деле, правящая элита и часть самого этого японского общества стремятся к возвращению собственной стране, как минимум, статуса региональной сверхдержавы.

И интересов нашей страны это касается впрямую.

А вот прибыльно Рф это либо нет —  вопросец не таковой уж конкретный.

С одной стороны, не полностью —  беря во внимание напряжённость в отношениях из-за принципной нерешаемости Курильского вопросца.

Но с иной — схожий политический вектор может привести к существенному ослаблению в Стране восходящего солнца власти «южноамериканского сёгуна», что безизбежно пошатнёт его воздействие в регионе в целом. И вот тут уже может стать вправду любопытно.

Добавить комментарий