Фото: Itmagazineme.com

Какие трудности испытывает РФ в данной сфере, и как сократить отстаивание от США

Среди военнослужащих России широко распространена поговорка: «У кого нет своего интеллекта, тот использует искусственный». Однако если опустить шутки, то ситуацию с развитием технологий искусственного интеллекта (ИИ) в Вооружённых силах нашей страны сложно назвать приемлемой.

«Набросок в решение»

В сегодняшнем мире значение технологий ИИ необычайно велико, в том числе и на современном театре военных действий (ТВД). В настоящее время разгром противника немыслим без достижения информационного превосходства над ним.

Под понятием «информационное превосходство» подразумеваются успешные и своевременные разведывательные действия, оперативность в обработке полученных сведений и моделировании результатов боевых действий.

В частности, технологии искусственного интеллекта являются важным инструментом поддержки командиров подразделений. Благодаря ИИ офицеры имеют возможность получать гораздо больше достоверных сведений о противнике, собственных войсках и окружающей обстановке, что самым непосредственным образом повышает качество принимаемых решений.

Также искусственный интеллект позволяет создавать более «умные» ударные комплексы. Прежде всего, речь идёт о системах управления и технологиях распознавания образов (по военному — целей).

С внедрением технологий ИИ перспективные ракеты и армейские беспилотники получат возможность почти автономно и безошибочно выявлять и классифицировать цели. На практике это повысит достоверность разведки, точность поражения и эффективность выполнения самых сложных и опасных для человека боевых задач.

Между тем на поприще ИИ Россия достаточно сильно отстаёт от Соединённых Штатов. Лакмусовой бумажкой подобного положения дел можно назвать превосходство Пентагона в области телекоммуникационных технологий, комплексов обработки информации и автоматизированных систем управления (АСУ), которые, по существу, являются агрегатами достижений в IT-сфере и средствах связи.

Так, в США активно развивается система командования управления связи, вычислительной техникой и разведкой, которая будет использоваться непосредственно на поле боя. Помимо этого, за океаном формируется оборонная информационная инфраструктура, которая объединит серверы фактически всех институций Пентагона.

Реализация обоих проектов позволяет обеспечить полную автоматизацию процесса сбора, обработки и анализа информации.

На ТВД командиры американских войск получат возможность действовать в рамках концепции Sketch in the decision («Набросок в решение»), которая предусматривает функцию математического моделирования исхода боевых действий и в разы сокращает цикл боевого управления.

Все события на поле боя будут отображаться на электронных картах американских офицеров. Такая опция — не просто красивые графические изображения, а возможность в режиме реального времени оценивать ситуацию и принимать наиболее оптимальные решения.

Sketch in the decision — вершина «хотелок» военных любой страны мира. Американцы эту концепцию доводят до ума последние 15-20 лет. На сегодняшний день работы находятся в финальной фазе и потому в ближайшие годы можно ожидать появления в рядах ВС США АСУ нового поколения.

Надежда на «Созвездие»

Естественно, что Москва не может позволить себе настолько сильно отстать от американцев. Большие надежды Минобороны РФ возлагает на опытно-конструкторскую работу (ОКР) «Созвездие-2015», которая предполагает создание новой автоматизированной системы управления войсками тактического звена (АСУВ ТЗ).

Данное изделие объединит в единое информационное пространство бронетехнику, артиллерию, транспортные средства, БПЛА и пилотируемую авиацию. Перспективная отечественная АСУ может быть использована на уровне от отдельного военнослужащего до дивизии, в три раза сократив цикл боевого управления.

Однако ход ОКР «Созвездие-2015» и сроки её завершения не сообщаются. Запуск проекта, по всей видимости, состоялся в 2015 году. Учитывая сколько лет США потратили (и ещё потратят) на свои программы, можно предположить, что разработка и доводка отечественной системы растянутся по меньшей мере на 5 лет.

В любом случае перед российскими специалистами стоит архисложная задача, требующая вовлечения в проект сотен предприятий, занимающихся производством софта, микроэлектроники и средств связи.

Ахиллесовой пятой России является малое количество так называемых глубоких нейронных сетей — самообучающихся систем, работающих с гигантскими объёмами данных (BigData). Первопроходцами на этом направлении были Соединённые Штаты, несколько позже стартовала Западная Европа и Япония.

Своему триумфу США обязаны главным образом не военной науке, а чрезвычайно развитому гражданскому IT-сектору. Например, Microsoft и Google уже несколько лет используют глубокие нейронные сети для проектирования различных интеллектуальных систем, фактически заменяя дорогостоящий труд программистов.

Колоссальную роль в развитии за океаном технологий ИИ сыграли соцсети, чей контент послужил крайне полезным источником обучения нейросетей. Работа с колоссальными объёмами графических изображений и сообщений пользователей позволила американцам совершить рывок в технологиях распознавания образов и анализе текстов.

Достаточно сказать, что отдельные программы Пентагона позволяют пропускать через систему искусственного интеллекта около 70-80% информации, хранящейся в структурах военного ведомства. В режиме реального времени через ИИ проходят более половины данных, получаемых от стратегических беспилотников ВВС США.

Есть ли у России шансы всё же сократить отстаивание в области искусственного интеллекта? Чтобы ответить на этот вопрос, имеет смысл обратиться к опыту Китая.

КНР стала одной из последних великих держав, начавших целенаправленно развивать ИИ. Тем не менее, буквально за 5-7 лет Поднебесная не только вошла в элитный клуб владельцев технологий искусственного интеллекта, но и стала вторым государством в мире по количеству запатентованных разработок в сфере ИИ и по числу научных публикаций.

Помимо чётко выстроенной организации работы с технологиями ИИ, Китаю очень сильно помогли массивы данных мессенджера WeChat и система так называемого «суверенного интернета». Соцсеть и другие национальные сервисы предоставили военным НОАК и профильным научным институтам BigData для обучения глубоких нейронных сетей.

BigData и кадры

На основе более близкого нам китайского опыта, российскому военному ведомству имеет смысл объединить разрозненные сейчас массивы данных собственных организаций и предприятий оборонного комплекса. Также к этой работе непременно требуется подключить наиболее компетентные в сфере ИИ гражданские институции РФ — «Сбербанк» и «Яндекс». Данные компании являются наиболее крупными источниками BigData для обучения глубоких нейронных сетей.

Кроме того, военно-политическое руководство РФ в самое ближайшее время должно создать инфраструктуру, заточенную под развитие технологий ИИ. Речь идёт о формировании соответствующих органов управления в составе Минобороны РФ, которые будут отвечать за интеграцию BigData и проводить в жизнь другие организационные меры, способствующие развитию искусственного интеллекта.

Также на общегосударственном уровне и в системе военного образования уже давно пора открыть направления по подготовке специалистов в сфере искусственного интеллекта. Очевидно, что первое время качество такого образования будет немного хромать, но ситуация непременно выправиться через 5-10 лет, когда отрасль ИИ пополнится куда большим, чем сейчас, количеством кадров.

Ещё одной ключевой задачей российского государства является радикальное увеличение зарплат офицеров, учёных и гражданского персонала, вовлечённых в работу над армейскими технологиями ИИ.

Оплата труда таких специалистов не должна быть ниже доходов коллег из «Яндекса» и «Сбербанка». Только таким образом удастся обеспечить достойными кадрами военную сферу искусственного интеллекта.

Добавить комментарий