В реанимациях Стокгольма закончились вольные кровати, но власти все равно не вводят локдаун. Им мешает Конституция.

Швеция пережила взрывной рост смертей во время первой волны пандемии коронавируса, но в августе-сентябре 2020 года все поменялось к наилучшему — в стране фиксировали только около 300 новейших случаев заболевания в денек, а погибели были единичными. При всем этом власти Швеции за год ни разу не ввели серьезных карантинных мер, не закрывали компании и не ограничивали передвижения людей. Шведская модель казалась фуррором на фоне остальной Европы, когда даже при твердом локдауне Германия, Франция и Испания не смогли сдержать вторую волну.

Основной эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелль разъяснял схожий итог полученным коллективным иммунитетом и гласил, что к зиме ждет роста заболеваемости только в отдельных очагах. На данный момент в царстве 7514 связанных с коронавирусом смертей (около 1500 из их пришлись на ноябрь—декабрь) и 320 тыщ заболевших, а администрация Стокгольма официально гласит о коллапсе системы здравоохранения и просит гуманитарной помощи у коллег из Северной Европы.

«НАМ НУЖНА ПОМОЩЬ»

В прошлую пятницу глава департамента здравоохранения Стокгольма Бьёрн Эрикссон вышел к журналистам с не самым обнадеживающим отчетом: в столичных поликлиниках занято уже 814 ковидных коек, и число заболевших вырастает. На пике вешней вспышки — для сопоставления — система здравоохранения городка приняла 1100 пациентов, но тогда штатским докторам помогала армия.

По всей стране госпитализировано практически 2400 пациентов с коронавирусом, что уже больше характеристик апреля.

В отделениях интенсивной терапии находится 90 пациентов. «В общем и целом эта цифра соответствует количеству всех реанимационных коек, что у нас есть, — произнес Эрикссон. — Нам нужна помощь». По данным издания Dagens Nyheter, в столице задействовано 99% аппаратов ИВЛ. На призыв стокгольмского бюрократа уже откликнулась Норвегия. Власти примыкающей страны готовы прислать в Швецию докторов и гуманитарную помощь по запросу. В Стокгольм могут приехать и докторы из Финляндии. Но пока шведские врачи ожидают помощи от «хотя бы сотки» коллег, правительство не торопится направлять официальные запросы и желает координировать гуманитарную помощь через общенациональный план.

10 месяцев работы по 12 часов в средствах персональной защиты и невозможность властей пойти на строгие ограничения вызвали протест со стороны мед персонала — по данным гостелекорпорации SVT, за неполный год пандемии из больниц Швеции уволилось 3600 служащих (обычно сокращение медперсонала по всей стране находится на отметке 900 человек в год).

В отличие от других европейцев, шведы могут провести рождественские празднички в обычном формате — с покупками (как это было во время «темной пятницы», опосля которой и произошел новейший взрывной рост заболеваемости), торжествами и походами в публичные места. Врачи Стокгольма не соображают, почему обитатели страны не следуют советам. «Выпивка опосля работы, рождественские покупки и встречи с друзьями не стоят того. Последствия будут ужасны», — гласит Эрикссон.

БЮРОКРАТИЯ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО

С начала пандемии правительство Швеции не воспринимало решений по карантинным и хоть каким иным противоэпидемическим мерам в стране. Поиск подходов к кризисной ситуации был вполне отдан на откуп Агентству публичного здравоохранения страны и основному эпидемиологу Андерсу Тегнеллю, которого также нередко именуют архитектором «шведской стратегии». Тегнелль уверен, что локдаун — временная мера, которая не поможет преодолению последствий пандемии в длительной перспективе. Не считая того, он с самого начала делал ставку на популяционный иммунитет, полагая, что томная 1-ая волна станет гарантией резвого восстановления в зимнюю пору. О этом Тегнелль, в частности, гласил и в интервью «Новейшей газете».

До ноября 2020 года правительство было солидарно с мед властями, но потом начало пошагово отходить от стратегии открытого общества: сначала власти ввели запрет на продажу алкоголя опосля 22.00 и ограничили общественные собрания группой из восьми человек, а потом премьер Стефан Лёвен все же распорядился закрыть старшие школы. Против закрытия школ ранее выступал Тегнелль:

«В школах, где малыши обучаются до 9-го класса, то есть до 15 лет, вирус практически не распространяется. Они были открыты весь вешний период, и ничего не вышло. На данный момент, когда мы открываем старшие школы с детками 16–19 лет, можно следить случаи инфецирования, но это не небезопасно — малыши не заболевают серьезно, им не необходимы ни перевозка в клинику, ни какое-либо исцеление», — гласил он «Новейшей» в августе.

На данный момент правовая система Швеции не дозволяет кабмину ввести полный локдаун и ограничить работу бизнеса, как это сделала, к примеру, Германия, где канцлеру Ангеле Меркель для общефедеральных решений требуется только провести совещание с главами местных правительств. Конституция Швеции не воспрещает ограничение свободы передвижений либо работы компаний в принципе, но и не дает правительству возможностей созодать это без поддержки парламента. Кабмин может поменять Главный закон либо попробовать провести новейший проект через риксдаг, но в обоих вариантах процесс займет месяцы. Еще в весеннюю пору парламент экстренно одобрил временное дополнение к закону о противодействии заразным болезням.

Новейшие положения давали кабмину возможность закрывать общепит, но тогда политическая власть страны так и не пользовалась возможностями, потому что никто из мед управленцев не давал советов закрывать компании. На данный момент экстренно принятые поправки уже не применить — срок их деяния был ограничен 3-мя месяцами.

«Оно [дополнение к закону] было ориентировано на преодоление первой стадии пандемии. Позже сделалось ясно, что куда проще было бы заносить поправки в закон о общепите, который регулирует отдельную ветвь. Мы учли этот опыт», — произнесла изданию Expressen глава минздрава Елена Халленгрен.

Невзирая на то что вакцинация против COVID-19 начнется в Швеции уже в январе, Халленгрен и остальные министры при поддержке левоцентристского блока решили все же представить законопроект о локдауне парламенту — спустя год борьбы с пандемией без запретов.

Новейший закон наделяет кабмин возможностями без помощи других закрывать сферы торговли и услуг, а также ограничивать передвижения людей и вводить штрафы за нарушение карантина.

Если парламент будет действовать по обыкновенной процедуре, Швеция сумеет ввести собственный 1-ый локдаун лишь в летнюю пору. Правительство же уповает, что депутаты одобрят законопроект к марту. Правда, и эти твердые меры будут строго ограничены — абсолютная власть правительства над публичной жизнью сумеет действовать только до марта 2022 года, и, если эпидемия не завершится даже тогда, политикам придется мыслить над новенькими инициативами.

Добавить комментарий