Фото: ДАН

Война расстреливает не только лишь людей, она уничтожает монументы, строения, все, что некогда возводилось руками человека. Эти, чудилось, недвижные, неживые объекты также испытывают на для себя свирепую ненависть, проявляющуюся в тупом стремлении убить, повредить, смешать их с пылью. Спецы разъясняют такую жажду разрушения, охватившую человека, особенной патологией его сознания.

На оккупированной части Донбасса много расстрелянных, ограбленных и изувеченных боевиками ВСУ спостроек. Это не только лишь жилые дома донбассовцев, это к тому же бессчетные санатории, здравницы, дома отдыха, пионерские лагеря, составляющие некогда золотой курортный фонд Донбасса.

Здравницы Донбасса под прицелом ВСУ

Край славился своими оздоровительными центрами, по их количеству он уступал только Одессе и Крыму. В особенности много было в Донбассе детских здравниц и оздоровительных молодежных лагерей, располагавшихся широкой полосой в зеленоватой зоне Святогорья, также вдоль побережья Азовского моря. Сейчас, обстрелянные и ограбленные доблестным украинским воинством, они представляют собой ужасную картину разрушений. Время от времени это совсем не итог военных действий, бомбежки либо обстрелов. Это конкретно сознательное планомерное ликвидирование оккупированной местности, так как боевику, недавнешнему выходцу из центральной либо западной Украины в донбасском крае все ненавистно. Лет 75 вспять такое уже было, и данной нам истории, как лицезреем, характерно повторяться.

А здесь еще несчастный столичный «дух», о котором без утомились вещают украинские пропагандисты, мелькающие как тени в захваченных поселках и городках Донбасса. Он чудится также и боевикам, при этом всюду. Даже в пустых глазницах выбитых окон некогда популярных донбасских здравниц и обветшалых санаторных стенках. И это совсем не поэтический образ.

Вот свойственное свидетельство блогера из Северодонецка национал-шовиниста Бублика, посетившего не так давно святогорский санаторий «Святые горы». Оно наглядно указывает, чем забиты головы неонацистов из «Азова»* либо «Донбасса».

Пройдясь по дорожкам терренкуров, осмотрев пещеры и посетив здравницу, блогер, как он сам пишет, явственно ощущал себя не в собственной тарелке, но, что его гнетет, сообразил лишь в конце прогулки. «…Осмотревшись, я сообразил, что меня тут гнетет: столичный дух. Рядом с «медовым» киоском — отключенный на зиму бювет, закрытый стеклянным колпаком с куполом. Купол — украшен раскорячившимися двухголовыми мутантами с общей на любые две головы знакомой короной. Опосля этого как-то начинаешь веровать в переодетых монахами гиркинских боевиков».

Наиболее всего на пропагандиста подействовала скульптура Артема.

«Большевик Федор «Артем» Сергеев, как исторический персонаж, непременно, подпадает под декоммунизацию. Тем наиболее что с Украиной этого британско-подданного связывают только злодеяния против ее народа. Но памятник-то делал украинский классик Кавалеридзе. Ну и на настоящего Артема он смахивает очень отдаленно. По-видимому, донецкая власть эту проблему дала на разрешение стихиям: пусть им займутся ветра, дождики и морозы. А позже мы тихонько стащим вниз осколки. Тоже выход», — восторгается своей находчивостью Бублик.

Нужно отметить, что подсознательная жажда разрушения у неонацистов из «Азова»* и иных батальонов ВСУ, заполучила благодаря украинским пропагандистам типа Бублика наиболее либо наименее точные очертания: они «знают» сейчас с чем нужно вести войну на захваченных территориях Донбасса, с «столичным духом». Даже если «дух» этот представляется им в виде обыденного строения либо другого сооружения.

Расстрелянные турбазы Широкино

В печально-известном, некогда курортном поселке Широкино, расположенном на берегу Азовского моря, объектом патологической ненависти боевиков стали турбаза работников угольной индустрии, пансионат «Металлург», база отдыха «Золотой сберегал», оздоровительные детские лагеря «Маяк», «им. Матросова» Горловского производственного объединения «Стирол», «Красные паруса» металлургического комбината имени Ильича г. Мариуполя, также сеть личных гостиничных комплексов.

Нужно сказать, что Широкино — поселок с давнешней историей, основанный еще в 1879 году. До войны тут было 600 дворов и 2000 обитателей. А еще Широкино было, можно сказать, историческим местом. Местные гиды ведали отдыхающим, что поблизости горы Шпиль, которая является одной из местных достопримечательностей, останавливался А.С. Пушкин на пути в ссылку. Но 4 сентября 2014 все поменялось. К поселку подошли ВСУ, которые сначала обустроили боевые позиции в его западной стороне, откуда весь поселок был как на ладошки. Успокаивая население россказнями про некоторые «оборонительные рубежи», ВСУ серьезно строили: окопы, дзоты, убежища с внедрением суровой техники, также бетона и томного сплава.

Позже пришел «Азов»* и ад следовал за ним. 10 февраля 2015 года боевики подвергли Широкино практически полному уничтожению. Малочисленные местные, кто остались, стали жителями подземелий… По мемуарам выехавшей жительницы поселка, «нас освободили от всего, собственных домов и от всего нажитого имущества». «Хозяевами» поселка стали боевики «Азова»*. Разрушение сопровождалось мародерством. Боевики вывезли все, что лишь может быть: мебель, компы, телеки, домашнюю утварь, прямо до посуды и одежки. На замену «Азову»* приходили остальные батальоны — «Донбасс», «Правый сектор»*, но ситуация не изменялась — напротив, становилась все ужаснее.

На данный момент маленький курортный поселок представляет жалкое зрелище из скопления полуразрушенных спостроек и строительного мусора. Местные улицы нашпигованы взрывоопасными предметами, боеприпасами и растяжками. Повреждены фактически все объекты инфраструктуры, в том числе, пользующиеся популярностью широкинские оздоровительные молодежные лагеря и турбазы.

Инициировано Киевом…

Со известной и чуток ли не единственной здравницей в Донбассе для людей с неуввязками опорно-двигательного аппарата, «Славкурортом» ситуация несколько другая. Его не стерли с лица земли как Широкино. Здравницу просто захватили. Местные обитатели Славянска лишились собственной обыкновенной прогулочной зоны, а туристы — способности отдыхать и лечиться в санаториях «Славкурорта»: так как управление ВСУ решило расквартировать там боевиков. В считанные деньки санаторские строения
ограничивали шлагбаумы, КПП и укрепзаграждения. На данный момент, опосля того как боевики покинули местность тех санаториев, перед общественностью оккупированного Славянска открылась картина общего запустения. От санаториев практически осталось совершенно мало.

Так, в санатории «Юбилейный» был собственный киноконцертный зал, который делал в Славянске функции филармонии. Там проходили концерты, фестивали и остальные торжественные мероприятия. «Сейчас от былого комфорта не осталось, к огорчению, ничего, не считая мемуаров, — ведает местная жительница Славянска. — Земля вокруг «Юбилейного» поросла сорняками, разные железные конструкции покрылись ржавчиной, аллейки имеют заброшенный вид…».

Даже наружный вид санаторных спостроек смотрится удручающе. На самом деле, это зона отчуждения: отчасти выбиты окна, в неких вариантах функцию стекол делает клеенка. Козырьки над входом полуразрушены. Сопереживающие горожане выкладывают свои фото разрушенного «Юбилейного» в соцсетях. Как смотрится санаторий снутри, можно только догадываться, так как, по словам местных обитателей, туда никого не пускают.

О убытках, которые понес Славкурорт от проживания боевиков, ведает местный краевед Антон С.

«В «Юбилейном» весьма много выбитых стекол. Боевики вышыбли все двери, когда заходили, хотя на любом этаже висели планшеты с ключами (!). Грузовиками вывозилось оборудование, прямо до матрасов, под видом того, что все пойдет на блок-посты. Вполне сгорело здание лаборатории, оно тлело два денька, так что восстанавливать там нечего». Именовать точную сумму убытков мужик затрудняется. Ощущается почерк… Национал-шовинист Бублик и иже с ним остались бы довольны от общей картины погрома, свидетельствующей о том, как массивно проходила «борьба» боевиков с презренным «столичным духом». В особенности досталось санаторным дверям, боевики их просто выбивали, невзирая на то, что рядом висели ключи.

По словам краеведа, единственный санаторий на всем курорте, который пробует еще «дышать» − это «Славянский». Вообщем, схожий санаторий, который практикуется на лечении позвоночных травм, на Украине остался крайний. Но все идет и к его уничтожению. Оккупационная власть ровненьким счетом ничего не делает для сохранения здравницы. Из штата, который насчитывал наиболее 800 профессионалов, на данный момент осталось около 70. И те, кто остался, продолжают ходить на работу, хотя не получают заработной платы по несколько месяцев. На самом деле, украинская власть отдала добро на планомерное ликвидирование курорта. Пока начали демонтировать котельную и теплотрассы. В соцсетях управление курорта заявило, что получило разрешение на это от киевского управления. Аргументируют это типо тем, что санаторные котельные убыточные. Хотя ясно, что до этого чем все уничтожать, необходимо было выстроить подмену существующему оборудованию. Но на Украине на восстановление здравниц Донбасса средств нет, а означает, нет и шансов. Практически весь неповторимый курортный фонд брошен на полное разграбление местных бомжей и охотников за сплавом.

Схожая участь ждет строения детского оздоровительного лагеря «Салют» в поселке Врубовка Попаснянского района (захваченная земля ЛНР), базы отдыха в селах Денежниково и Штормово Новоайдарского района, базы отдыха в селе Боровеньки Кременского района и санатория «Радуга» в городке Дзержинске. Коттеджи пансионатов «Донбастрансгаза» в курортной Юрьевке и «Трубник» в Урзуфе, где квартируются боевики «Азова»* и «Правого сектора»* (запрещены в ряде государств, а именно в РФ) также находятся в зоне риска.

На захваченных территориях ДНР боевики облюбовали детский лагерь «Ласточка» и пансионат «Машиностроитель» в населенном пт Мелекино Першотравневого района, который ранее подвергся украинской декоммунизации.

«Летними местами обитания боевиков ВСУ также стали дом культуры «Сельхозхимии» и спасательные станции Ялты (в 25 км от Мариуполя). Всего в местах отдыха разместилось наиболее тыщи боевиков», — подытожил на деньках разведданные представитель Народной милиции ДНР. Другие оздоровительные лагеря, базы и дома отдыха подверглись со стороны ВСУ стратегии выжженной земли, а когда-то, лет 15 вспять, в Донецком крае насчитывалось около 107 оздоровительных лагерей.

Другие здравницы и санатории, разбросанные по всей Новороссии, также могут оказаться под прицелом ВСУ. Знакомая одесситка поведала о захвате санатория «Лермонтовский». «Нам было заявлено, что военные хотят сделать на базе здравницы некоторый Центр мед реабилитации и санаторного исцеления. Но это очевидный захват. Нас просто выгнали, а само учреждение обесточили. На данный момент длится с 2015 года судебное разбирательство…и конца ему не видно», — поведала она.

Мало поправим: «Пока не видно…» Тут уместно вспомянуть о той веревочке, которая сколько бы ни вилась, все равно имеет собственный конец. И Украине рано либо поздно придется ответить за ликвидирование инфраструктуры Донбасса, разрушение здравниц и санаториев. В ДНР уже принят закон о границе, а означает, захваченные местности принадлежат республике по праву. Пора бы уже поразмыслить о компенсации за разрушенное культурное наследство, пора бы начать подсчитывать убытки республиканского курортного фонда. И заявить о этом в тех же интернациональных судах, которыми так любит угрожать Украина за Крым и Донбасс.

Добавить комментарий