За время пандемии в Рф от коронавируса погибла 41 тыща человек. Лишь в ноябре процент погибших от всего количества составил наиболее 40%. Это самые высочайшие характеристики смертности, начиная с 1945-го года. Остается лишь гадать, какое количество погибших впору не получили медикаментозную помощь.

Эта неувязка кажется неочевидной для тех, кто не сталкивался с ней либо живет в столице. Но довольно вбить запрос в поисковике в вебе, чтоб осознать, что с ситуацией полного отсутствия лекарств столкнулись целые городка и регионы. Крайние полтора месяца в обычной аптеке часто нереально приобрести лекарства как для исцеления коронавируса, так и обыкновенные антивирусные препараты. Если в Москве ситуацию с отсутствием фармацевтических средств местные власти хоть как-то могут надзирать, то в регионах все складывается намного ужаснее. Readovka разбиралась, почему в Рф пропали лекарства в разгар пандемии, и кто имеет к этому отношение.

Отправляемся на поиски

О отсутствии лекарств в русских аптеках опять заговорили сначала ноября. Посреди исчезнувших фармацевтических средств «Азитромицин», который докторы почаще всего назначают при лечении коронавирусной инфекции. Также пропали «Таваник», «Сумамед», «Амоксиклав».

Пропажу фармацевты и власти связали с несколькими факторами.

Основным из их именуют высочайший спрос на препараты посреди населения. Невзирая на то, что лекарства в аптеках должны отпускать по рецепту, большое количество аптек третирует сиим правилом и реализует их всем желающим в погоне за выручкой.

Иной вероятной предпосылкой окрестили новейший закон, вступивший в силу в Рф в июле этого года, и обязавший лекарственные компании наносить маркировку на упаковках. Правда, через некое время правительство решило поменять его и создать рекомендательным для лекарственных компаний. Лекарства в аптеках опосля этого так и не возникли, а это обосновывает, что эта причина была выдуманной.

Потому вопросцев о отсутствии лекарств в аптеках возникает больше.

Главный — почему производители, зная, что в осеннюю пору будет 2-ая волна пандемии коронавируса, не подготовились к ней и не нарастили создание?

Новейшие рельсы русской фармацевтики

Сначала 2020 года Китай и Индия в связи с коронавирусом закончили поставку сырья в Россию. Страны сосредоточились на внутреннем рынке. Важную роль также сыграла экологическая реформа, которую провели в поднебесной в 2019 году.

Начиная с 1991 года создание суспензий, нужных для производства лекарств, в Рф сократилось наиболее чем в 20 раз. Потому главным поставщиком сырья для производства фармацевтических средств в стране стали Китай и Индия. Это обосновано почти всеми факторами. В 2019 году Китай оставался абсолютным фаворитом поставок АФС в Россию — 51,7% в натуральном объеме и 17,9% в валютном выражении. В этом же году Наша родина импортировала из поднебесной 299 наименований сырья.

Индия в 2019 году поставила в Россию еще меньше активного лекарственного сырья 234, 58 из которых неповторимы. Это 26% сырья в натуральном объеме и 11,6% в валютном выражении. В протяжении всего года размер индийского импорта вырос практически на 20%. Другими словами толика ввезенного сырья составила около 80%. Можно гласить о том, что русская фармотрасль на сто процентов зависима от сырья Китая и Индии.

«Можно взять хоть какой продукт русского производства и с вероятностью 99% он будет изготовлен из ввезенного сырья. Даже простой парацетамол и тот делается только в 2-ух местах в стране. Создавать в Рф можно было бы. Лишь из чего же?» — отмечает в личной беседе с Readovka фармацевт Василиса Тиль.

В 1-ые месяцы пандемии в Рф фармацевты импортировали активные лекарственные субстанции (АФС) на 22,6 миллиардов рублей. Эта сумма на 18,5 % больше, чем было в 2019 году. В страну ввезли 2,2 тыщ тонн фармсубстанций. На первую волну коронавируса импортированных суспензий хватило. Но сезонный рост спроса в октябре-декабре, умноженный на истерию вокруг коронавируса, оставил русские аптеки без нужных лекарств. Сложилась патовая ситуация. Стране необходимы лекарства, а созодать их не из чего же.

Коронавирус без фармацевтических средств

Существует госреестр зарегистрированных на местности РФ фармацевтических средств, в который включены как сами лекарства, так и лекарственные субстанции (фармсырье, из которого выполняются лекарства). К примеру, возьмем пользующийся популярностью антибиотик «Азитромицин», который употребляют при лечении коронавируса. Всего в Рф записанно 10 производителей фармсубстанций, 4 из их фармзаводы из Китая, 2 находятся в Индии. Также находится сырье из Испании и Хорватии. И всего только одна русская компания.

Очередной пропавший антибиотик «Амоксиклав». Его производителей в РФ записанно также 10. Опять лидирует Китай: 8-ми лекарственным заводам из поднебесной принадлежит сырье, из которого делают это лечущее средство. Другие два находятся в Австрии.

Антибиотик «Таваник», который также пропал из аптек, имеет также 10 производителей лекарственных субстанций. Индии принадлежат 4, 3 уже Китаю, а другие разбросаны по Европе. И лишь одна русская компания занимается созданием сырья для лекарства.

Правительство и в целом Россию не устраивает такое положение дел, потому кабмин разработал систему поддержки российских фармкомпаний, нацеленную на импортозамещение как самих фармацевтических средств, так и лекарственных субстанций. Производители получают многомиллионные субсидии в обмен на обязательства разработки и производства аналогов привезенных из других стран препаратов. Но как указывает практика все не так гладко.

Куратором программки со стороны правительства стал Минпромторг. Она стартовала в 2015 году, а спустя 4 года импорт фармацевтических средств и фармсубстанций не только лишь не сократился, да и значительно вырос. Минпромторг и федеральное казначейство интенсивно судятся с провалившими программку фармпроизводителями.

Арбитражные суды Москвы и Курганской области разглядывают иск федерального казначейства к фармакомпании ОАО «Синтез» о взыскании практически 180 млн рублей, ранее выданных компании в качестве субсидии. Арбитражный трибунал Москвы также разглядывал иск Минпромторга к компании АО «Р-Фарм» на 44 млн рублей. Фармацевты провалили 4-ый шаг разработки и открытия производства на местности Рф. Трибунал обязал компанию выплатить 12 млн рублей.

На фоне всего происходящего в стране никто не собирается развивать производства. Раз в день от коронавируса погибает несколько сотен человек, но бюрократы все равно продолжают диктовать свои правила производства сырья для лекарств. Страну накрыла 2-ая волна пандемии, но ситуация с заболевшими выходит из под контроля.

Скорые забирают нездоровых лишь с 52% поражением легких, поликлиники переполнены, а получить нужный бесплатный антибиотик можно лишь при официально поставленном диагнозе. Выходит, что средства на импортозамещение тратятся, сырье не закупается. Средства тратятся в никуда. Люди, которые лечатся на дому, не могут приобрести лекарства — их просто нет.

Локдаун 2014 года, который, чудилось бы, был должен посодействовать перейти русской фармацевтике на новейшие рельсы, показал все безалаберное отношение наших чиновников и предпринимателей к людям. 1-ые косметические решения были приняты, и Минпромторг разработал программку, благодаря которой были выделены огромные средства российским фармацевтам. Но как показала статистика, заместо того, чтоб отступить от импортозамещения, русская фарма увеличивала его, прикрываясь созданием фармацевтических средств на местности Рф. Игроки рынка закупали за рубежом фарматериал, и это не позволило стране убрать зависимость от поставок забугорного сырья. В критериях начавшейся пандемии это поставило под удар жизни людей.

Как могло получиться, что в 2020-м году мы имеем такую же смертность, как и в годы войны? Как могло получиться так, что большие фармкомпании годами игнорируют постановления правительства и поручения президента? Как могла сложиться ситуация, когда сохранность страны в таковой принципиальной отрасли никак не контролируется самим государством? Ещё раз: идет речь о пропаже в аптеках по всей стране как жизненноважных фармацевтических средств, так и простых антивирусных препаратов. Охото веровать, что схожими вопросцами задаются на данный момент не только лишь в редакции Readovka. Но есть чувство, что эти трагические действия, которые происходят у нас на очах прямо на данный момент, не будут иметь никаких критичных последствий для многомиллиардных бюджетов фармкомпаний. Ведь самое основное в данной истории — средства, а не жизни россиян.

Подробнее на: «Readovka»

Фото: vse42.ru

Добавить комментарий