Люди, живущие паттернами Величавой Российскей – имеют в голове картину красивого грядущего опосля Победы. Эта картина пришла из канувшей в бездну русской Атлантиды – в какой были простор для самореализации, выбор профессии и повсевременно втягивавшая «новых» в дело строительства светлого грядущего нехватка рабочих рук. В русских аллюзиях и паллиативах война – это кровавая, обидная помеха тем, кто понимает и умеет. Что понимает? Что умеет? Понимает, как выстроить «завтра, лучше, чем вчера». И умеет видеть – улучшая жизнь год от года…

Колониальная война Украины с порабощённым ею русским народом, пробы хоть какой ценой удержать посторонние для Украины колонии Донбасса и Крыма – не имеет других источников, не считая химеры «святости границ УССР». Откуда взялась эта «святость»? Какой Моисей её принёс? На каких сакральных скрижалях она начертана, и с какого Неба спустилась?!

Кто сейчас в мире переживает о том, что Португальская колониальная империя не сохранилась в собственных границах?

Кто призывает обитателей Лиссабона идти дохнуть за возвращение Мозамбика?

Бразилия гласит по-португальски, но же Португалия не ведёт войн за возвращение Бразилии. Что касается Донецка (либо Севастополя) – то они даже не молвят по-украински. Другими словами они далее от Украины, чем Бразилия от Португалии.

Опосля 2-ой мировой войны распалась Голландская колониальная империя (Нидерланды) — Индонезия ушла в итоге войны за независимость, напоминающей современные действия в Донбассе. А в 1975 году был умиротворенно деколонизирован Суринам. Двигайте в современные Нидерланды и предложите там вести войну за возвращение Суринама, увидите, как на вас поглядят…

Мысль «возвратить» Суринам путём войны в Голландии не попросту непопулярна – её там совершенно нет! Само её озвучивание кажется странноватым…

Настолько же странноватым покажется современному чеху «священный джихад» за восстановление границ Чехословакии. Почему? Да поэтому что границы Чехословакии – никогда не святыня! Они появились исторически, неоднократно изменялись в процессе истории, в 1939 были одни, в 1946 – остальные, опосля 1993 года – третьи.

Я затрудняюсь сказать – отлично это либо плохо, но в любом случае, чехи со словаками сейчас не ведут войну, и друг дружку не убивают – «во имя сталинских границ».

Поэтому что восточные границы Чехословакии, как и УССР, были установлены опосля 1945 года волей 1-го человека, И.В. Сталина.

Почему он их так провёл на карте – уже не спросишь, ибо он погиб, и издавна. Но, разумеется, для бандеровцев Сталин – величайший святой, поэтому что за проведённые им границы они готовы вести войну «до крайнего украинца»?

+++

Колониальные войны – это войны «средств с волей населения». Владелец в метрополии разглядывает местность как свою личную собственность, а население данной для нас местности – как собственных бесправных рабов. Население с сиим не согласно, и через референдум отделяется. Владелец не желает терять рабов и земли, и отправляет карательные отряды…

Голландцы вели войны за Индонезию в точности буквально так же, как французы за Вьетнам, а Украина за Донбасс.

В худшем положении находится постоянно солдат-каратель колониальной армии. Его владелец ведет войну за свою собственность. Его неприятель ведет войну за свою независимость. А у колониального бойца нет никаких мотивов, не считая тупой покорности. Он – орудие, и слепое орудие.

Колониальная война, как насильная кандидатура референдуму населения о самоопределении – в наихудшее положение ставит конкретно солдата-карателя, собственный бесславный и безмозглый расходный материал…

+++

Для «рыночного человека» по обе стороны украинского фронта сейчас война – это не помеха «плану величавых работ», а стршная, страшная пауза перед неведомым. Рыночный человек не лицезреет грядущего ни в окопе, ни выйдя из окопа. Русский человек знал, что если выживет – то отрадно вернётся к для себя на завод, в колхоз, в лабораторию, в институт, в редакцию, и с наслаждением займётся там возлюбленным делом (выбор профессии, которого рыночная экономика начисто лишена[1] – величавое счастье, молодые, просто вы этого счастья не лицезрели!).

Но ведь, будем честны сами с собой: сейчас этого нет! Такие «страны» как Украина – это фабрики погибели, и не только лишь от пули карателей, да и экономической, социальной, духовной («погибель мозга»). Правительство, выросшее из собственных корней, исторически, без помощи других – на самом деле собственной, есть фабрика жизни. А «правительство», сделанное и контролируемое противником – концлагерь, фабрика погибели. Разумно?

Всё это началось весьма издавна – когда в Великобритании, выходившей из средневековья, «овцы съели людей». Вырывавшаяся из «пёстрых оков феодализма» экономика лицезрела «свободу» в свободе обоюдного пожирания. Это была (и осталась) экономика волков, которые жрут всё, что догонят, включая и друг дружку.

Английские админы с рыбьей кровью и ледяными очами посчитали, что пожирание британцами британцев «контрпродуктивно» для верхнего уровня их волчьей политики.

Тогда и волков выпустили во наружный мир, чтоб волчьи лорды, жравшие английское крестьянство, разбавили рацион индейцами, неграми, азиатами, и всеми иными аборигенами…

Законы волчьего мира достаточно ординарны: «либо ты живёшь заместо меня, либо я – заместо тебя», «сдохни ты сейчас, а я завтра», «смерть людей – хлеб мародёра», и т.п.

И в этом волчьем мире – бойцам смертельного противоборства некуда ворачиваться опосля победы. Воюя за земли и рабов – украинское чудовище не имеет ни работы для рабов, ни агрикультуры для земель. Вопросец твердый, ужасный, но нужно, чтоб он прозвучал:

-Ну, допустим, вы захватите новейшие земли, новейших рабов – а что вы с ними делать-то будете?!

У вас же никаких занятий нет даже для тех, кто уже вами пленён и захвачен. У вас же никакого грядущего не просматривается для быстро вымирающего и разбегающегося населения… Куда и для что для вас миллионы новейших, безработных рабов и новейших, превращённых в пустыри, земель?

Чтоб не быть схожим на одностороннего пропагандиста, я скажу, что адресованный украинской хунте вопросец я много лет задаю русским властям:

— Для чего для вас чужие люди – если вы не понимаете, куда девать собственных?

Речь идёт (и издавна) о способности возврата российских в Россию. Правительство другого типа, другого уклада – могло бы их принять и обогреть, расселить и трудоустроить, но…

Это не про ельцинскую РФ, вначале создававшуюся как машинка геноцида российского народа! Таковая РФ не только лишь не может приютить российских из Прибалтики либо Средней Азии, она и тех, кто никогда не выезжал за её пределы, родившись здесь – устроить по-человечески не может.

Куда мы примем беженцев снаружи – если нам самим здесь места в жизни и в экономике нет?

Да, такое можно сказать про РФ – но про бантустаны, вроде УГ – такое необходимо гласить вдвойне и втройне! Наша родина противоречива – украинский же концлагерь лишён противоречий: он лишь погибель, и ничего не считая торжествующей погибели.

Рынок работает «по конкурсу»: самые мощные, выявившиеся в стычке без правил, приглашаются в убийцы. Свобода их состоит в том, что они могут туда пойти – либо отрешиться. Отказавшись, они окажутся в числе жертв: «если ты не возжелал выстроить собственного счастья на моих костях – не обессудь, я построю своё на твоих».

Так правит погибель – отказывающая людскому роду в каком-либо будущем, не считая совершенно уж тёмного и зоологического. Погибель не отпустит с рынка ни слабенького, ни мощного: слабенького удавит, а мощного принудит давить.

Правительство, в теории, обязано строить жизнь всем, кто в нём родился. Но рыночное правительство делает это весьма специфично: оно строит жизнь на костях. Немногим – за счёт «расходного материала» почти всех, сходящему с разума от роскоши меньшинству – за счёт большинства.

Украинская недоимперия ведёт кровавую колониальную войну, упиваясь кровью малеханьких малышей, которых оно считает «личинками аборигенов», но она не сумеет отдать ответа на вопросец: «если победа, то позже что?».

Каратель, упившийся кровью славян, как некогда он упивался кровью краснокожих либо туземцев Тасмании – сдаст орудие из-за победы, и? Кем станет этот каратель в мирной жизни? Где и какое пространство ему там уготовано – в украинских вымирающих городках? Что он для себя выслужил – не считая статуса военного правонарушителя?

Возлюбленный сюжет Голливуда, опять и опять циклический в различных фильмах – бомжующий ветеран вьетнамской войны. Киношники обожают перечислять его заслуги и ранения, смаковать его военное прошедшее – и его сегодняшнюю бытовую неустроенность. Но это в США, страна, которая богаче УГ в …дцать раз на душу населения!

Ребята, для вас не необходимы новейшие земли – вы и со старыми-то не понимаете, что созодать! У вас нет никакой строительно-созидательной модели в голове, бандеровец, вышедший из схрона – слепнет при свете денька, понятия не имеет, чем себя занять, не считая войны.

Колоритное тому подтверждение – то население, которое имело несчастье родиться и жить на подконтрольной для вас местности. Вы мечтаете присоединить Донбасс и Крым – а я вас спрашиваю: к чему?! Либо вы думаете, что механическое присоединение выжженных вашим геноцидом земель имеет волшебный эффект, и ваше социально-экономическое ничто сходу же перевоплотиться во всё?

+++

Есть такое расхожее выражение: «выстроить рыночную экономику», вошедшее в обиход с тяжёлой руки Ельцина и его коллег по иудству.

Итак вот, я для вас скажу – а вы задумайтесь, проверьте мои слова логически и фактически:

Рыночную экономику недозволено выстроить! Строить можно лишь то, что искусственно, конструктивно. А в базе самого понятия рыночной экономики лежит зоологическая естественность, социал-дарвинизм конкурентноспособной схватки.

Рыночная экономика не «строится» по определению. Она какая выросла – таковая и выросла, какая есть – таковой и будет постоянно. Как вы попытаетесь в ней что-то переиначить – вы уже вносите в неё элементы планового хозяйствования.

Её или принимают, какая есть, навечно – или отторгают, но тогда это приблизительно «СССР 2.0.».

Надежды же, что рыночная экономика сама поменяется – то же самое, что ожидание рака, свистнувшего на горе.

Объясню примером из жизни, понятным любому (даже укру!):

У вас на брошенной земле выросла крапива. Она выросла там сама, без вашего вмешательства. Очевидно, не попросту так: она самая мощная из растений, более подступает исходя из убеждений атмосферного климата и состава почв, конкретно потому, хоть залетали на пустырь различные семечки – одолела крапива. И, сделалось быть, выросла без роли человека. Верите?

Вы сможете высадить на земле что-то наиболее полезное – но для этого для вас необходимо крапиву всю скосить, и позже ещё полоть – всюду, где она попробует прорасти. Никакое растение без вашей помощи крапивы на пустыре не одолеет!

Но вы сможете мне не веровать, и проверить. Надеяться, что в процессе вольной конкуренции в последующем году заместо крапивы вырастет питательный и смачный пастернак. Лежать в гамаке с томиком Пастернака, и ожидать: когда же естественные процессы поменяют крапиву пастернаком?

Вы сможете много лет инспектировать мои слова – но лучше поверьте сходу, чтоб не терять времени: из года в год естественным путём, в процессе вольной конкуренции, в которую не вмешивается власть, побеждать будет опять и опять всё та же крапива!

Это можно инспектировать хоть 100 лет попорядку – и всё время будет одно и то же. А что необходимо, чтоб «естественным путём» с участка пропала крапива? Нечто, схожее ледниковому периоду. Если климат обменяется, как 10 тыс. годов назад, то крапива вымерзнет. И вы торжествующе удостоверьтесь, что естество победило крапиву без вмешательства власти, как вы и желали!

Но я огорчу вас: хоть крапива и не выросла – её сменил никак не желанный вами пастернак…

+++

Ничего, не считая победы сорняков над культурными растениями отказ от административно-командного планирования не даст и отдать не может. Другое дело, что административно-командная машинка быть может глуповатой, и весьма глуповатой, и раздражать собственной тупостью.

Ну, так это можно сказать про всякую машинку первой модели! Древняя техника по сопоставлению с новейшей всё время кажется глупой – и что с того? Жить совершенно без техники?

То, что сложилось по итогам погрома 90-х – без масштабной и глубочайшей деельцинизации остается само собой навечно. ХХ век избаловал нас переменами, и мы привыкли, что «всякая неувязка – быстро». И запамятовали, много веков ранее людская жизнь была постоянной, а бедность 90% населения, к примеру, преспокойно переходила из поколения в поколение 10-ки и сотки раз!

А в доисторические времена – трудности были неизменны совершенно миллионы лет. В 90-е мы попали в нисходящий поток, который не только лишь кружит и бьёт (и убивает) отдельные частички, да и в целом влечёт всю массу вниз, сначала к лаптям, позже к каменным орудиям…

+++

Не так давно я понял, что спустился на британский уровень жизни. Много лет я слышал, что для британцев принять ванну – большая роскошь, а умываются они изредка и под душем. И бачок унитаза стараются сливать реже – поэтому что вода (как и всё) по счётчику. Мне это чудилось байками русской пропаганды, ведь в СССР просто и наобум, чтоб охладить арбуз в летнюю пору – набирали целую ванну прохладной воды!

Но вот на деньках я разбирал счета за коммунальные услуги. Посидел над счётом за воду по счётчику – и сообразил, что тоже сейчас ванну принимать не буду. Душем обойдусь. Любой вечер лежать в ванне, как привык – уже не по кармашку…

А далее что? Что у нас впереди?! Если вода по счётчику продолжит дорожать (а куда она денется?) – мы станем все вшивыми и паршивыми, зловонными, как дикари. Вы желали «естественной экономики»? Дикарь и есть естественная экономика, в нём всё естественно, и ничего искусственного!

Война жутка сама по для себя. Но, не считая того, наследство ельциных и кравчуков в том, что нам некуда ворачиваться опосля войны.

+++

Я призываю всех украинцев, способных мыслить – создать всё, чтоб уклониться от колониальной войны. А если уж «забрили лоб», изловив уклониста – устроить «итальянскую стачку» на фронте, проявлять минимум хоть какой активности в данной для нас чужой вам войне.

Российские в данной для нас войне защищают свою физическую жизнь. Они не желают быть убитыми, вырезанными, изгнанными из собственных домов, превращёнными в бессловесный скот – и это инстинкт. Слышали ли вы о таком инстинкте как выживание?

Инстинкту выживания российских в колониальной войне противоборствует жажда наживы волков мира. Итак вот, оставьте иллюзии: волки с вами не поделятся. Российские для их убоина на завтрак, а вы на ужин. Хотя, как сами видите, на данный момент они поменяли распорядок блюд, и жрут сначала вас как нечто наиболее доступное…

Любой в колониальной войне достигает собственного: российского на пороге собственного дома держит инстинкт самосохранения. Западную вершину – денежные потоки.

Но есть одна сторона в колониальной войне, которой совсем нечего там отстаивать, и которая при любом финале ничего не получит: это украинский боец.

Если УГ проиграет – то украинский каратель сядет на скамью подсудимых как военный правонарушитель. А если УГ выиграет – то украинский каратель сядет нагим задом на лёд, как наиболее ненадобный, отработанный расходник.

У рядовых карателей в колониальных войнах – самая ничтожная участь, но (либо поэтому) они вызывают наибольшее отвращение. Ведь это дебилы, которые взваливают на себя кровавый ужас даже не ради собственной, а ради чужой и агрессивной им выгоды!

Вся грязная работа убийцы и садиста достаётся украинскому бойцу. Но все «вкусняшки» и «ништяки» в случае победы – получат лишь его верховые командиры. Они будут с средствами, с домами в Лондоне, с дачами в Испании и к тому же с незапятнанными руками – ведь они сами не убивали малышей, они вас убивать малышей посылали!

Они, «отцы-командиры» не только лишь у вас жизнь украли, но ещё и кровавые кошмары для вас навязали, чтоб самим ночкой в поту не пробуждаться!

+++

Ещё раз, перед тем, как взяться за подсунутое колонизаторами орудие – задайте для себя вопросец: вам-то за что вести войну?

Для чего (если не на убой в угоду англосаксам) для вас «новейшие люди», ненавидящие вас, говорящие на другом языке, и принадлежащие к чуждой для вас культуре?

Вы и своих-то людей как «утилизировать» не понимаете – а пытаетесь загнать в их тающую на очах массу заложников из наружного контура?

А для чего?

Поэтому что тот, кто вас ест на завтрак, обед и ужин – так отдал приказ?

А его мировоззрение вам так авторитетно?

——————————————————————————————

[1] Человек лишён выбора профессии до этого всего поэтому, что это весьма не дешевое наслаждение, и невыгодное для властей. Работать для тебя придётся не там, где для тебя охото, а там, где ты обладателям нужен – если совершенно кое-где нужен. Большущее количество безработных приводит к тому, что оплачиваемая работа не стала делиться на профессии, иметь всякую оплачиваемую работу – уже за счастье. Очевидно, работодателю и в голову не придёт спрашивать тебя – нравится для тебя либо не нравится у него работать. Не нравится – дверь открыта, пошёл вон, возьмём другого безработного. Таковым образом, СЧАСТЬЕ ВЫБОРА ПРОФЕССИИ рыночная экономика оставила как величавую льготу самым богатым и влиятельным, а обычный человек даже в развитой капстране (не говоря уж про периферию капитализма) – не может даже и грезить выбирать, за что ему будут платить. Его обязали молиться и руки целовать – тем, что согласны платить хотя бы за что-то.

Добавить комментарий