По сути никакой интриги здесь нет: в прошедшем  посте  уже было сказано – почему? А конкретно: поэтому, что сегодняшние «наилучшие люди» с кризисами не попросту не могут работать, а, быстрее, даже не имеют осознания: что все-таки это такое. Так как во время всего собственного существования в качестве «лиц, принимающих решение», они никогда не сталкивались с данным явлением. Схожая идея может показаться необычной: ведь и в 1980 годах, и в 1990, и в 2000 кризисы, вроде как, наличествовали. В том смысле, что и «темный пн» 1987 года, и известный «азиатский кризис» 1997-98, и «крах доткомов» 2000, и «ипотечный кризис» 2008 совсем явственно находятся в мировой истории. Что – в совокупы с выходом из крайних – вроде-как обязано свидетельствовать и о том, что кризисы сегодняшним властителям знакомы. (И о том, что те могут хоть как-то выходить из подобного состояния.)

Но эта идея неверна. В том смысле, что, во-1-х, обозначенные кризисы именовать «кризисами» можно очень условно. А, во-2-х, никакого …. осознанного выхода из их не было. Да, конкретно так: обозначенные действия вправду имели определенные признаки «экономического кризиса» — такие, как падение биржевых индексов и понижение роста ВВП – но в реальности их воздействие на жизнь продвинутых стран было на порядки наиболее слабеньким, нежели воздействие «традиционных» экономических кризисов XIX-XX столетия. Когда происходило общее разорение производителей и целых отраслей производства, наступала массовая безработица и падение уровня жизни населения. Здесь ничего этого нет: очевидно, некие компании и биржевые трейдеры вправду разорялись, но далее этого процесс не шел.

Очевидно, на «периферии» было несколько пожестче. Скажем, во время азиатского кризиса 1998 года случился «дефолт» в РФ, при котором рубль «свалился» вчетверо. Но даже здесь схожее состояние оказалось временным – уже через два года (в 2000) «разорившийся средний класс» начал вновь «нагуливать жирок». Что все-таки касается властителей, то им, совершенно, не пришлось фактически ничего созодать: очевидно, правительство Примакова-Маслякова устранило более деструктивные элементы «новорусской экономики», сложившейся в 1990 годы. Но ни о какой системной перестройке даже речи не шло: довольно было чуток ослабить «утилизаторскую удавку», и экономика поперла ввысь. Только за счет собственных «внутренних резервов»: просто вводились в строй простаивающие ранее мощности.

Я, к слову, отлично помню это время, когда вдруг оказалась, что работа инженером либо слесарем может давать хоть некий доход. И можно вести не бедное существование, а более-менее «нормальную жизнь». Тогда, «нежданно» в магазинах возникло огромное количество «российских продуктов», поперло ввысь жилищное стройку и т.д. В общем, открылась еще одна надежда на наилучшую жизнь, которая стала лейтмотивом «сытых 2000 годов». Очевидно, здесь нет смысла тщательно разбирать данное событие. Так как обстоятельств для данной нам «сытости» было огромное количество – начиная с обозначенных «примаковско-масляковских действий» и заканчивая общеизвестным ростом цен на нефть.

Но одна вещь в этом случае была наиболее, чем тривиальной: в это время никаких существенных конфигураций сложившейся во время «развитого ельцинизма» элитарной системы не вышло. Нет, неких более деструктивных олигархов все таки придавили – ультрадеструктивных, вроде Ходорковского, который открыто собирался передать всю «нефтянку» страны BP – но сущности это не изменило. Ну и предстоящее развитие муниципального и корпоративного механизма управления, на самом деле собственной, сделалось только предстоящим ростом и усложнением этих самых «позднеельцинских» систем. Со всеми своими недочетами, которые только «замаскировались» «путинским подъемом», но не наиболее того. (Даже от более одиозных фигур – вроде Чубайса – не стали избавляться.)

Другими словами, снова можно сказать, что тогда, в 1998, «выбраться из ямы» удалось лишь поэтому, что за период «Золотых десятилетий» была сотворена «избыточная» – для состояния 1998 – социально-экономическая система. Во время которой были изготовлены большие припасы самых ценных ресурсов: инфраструктурных – дороги, полосы электропередач, трубопроводы, коммунальное хозяйство и т.д. – которых хватило еще на пару десятилетий. (Вот, дороги массово стали строить лишь в 2010. А ранее хватало старенькых.) И человечьих: в 1999-2000 годах профессионалов высокого класса довольно было лишь поманить «чутьвышесредней заработной платой», и они сходу же появлялись в любом количестве.

Но то же самое – в плане наличествующей тогда избыточности – можно было сказать про весьма почти все страны. К примеру, в тех же США средний возраст электростанций составляет наиболее 40 лет, а гидросооружений (ГЭС, дамб) – наиболее 50 лет. При всем этом весьма нередко важные коммуникации – скажем, те же полосы электропередач – фактически не обслуживаются. (Скажем, в Калифорнии, большая часть ЛЭП не только лишь имеет возраст наиболее 50 лет, да и базирована на древесных (!!!) опорах. Что приводит к частым дилеммам с электричеством и даже пожарам.) Другими словами, даже в Штатах в период наибольшего «могущества» в более принципиальные части производственной системы в крайние три десятилетия можно было не вкладываться. (А воспользоваться тем, что было сотворено при Рузвельте-Рейгане.) Так как всего этого в период сокращения промышленного производства полностью хватало – по последней мере, до некого времени. Равно – как хватало образованных инженерно-технических кадров, которые (для Штатов и Европы) к тому же могли «рекрутироваться» из той же Восточной Европы и Юго-Восточной Азии.

Другими словами, как можно узреть на приведенном примере, основным методом «преодоления кризисов» в крайние 30-40 лет сделалось «введение» неиспользуемых ранее способностей, сделанных в русское время. (Даже если идет речь о совсем «несоветском» государстве.) Почему все описанные кризисы преодолевались фактически «автоматом». Скажем, кризис 1987 года был, по большей мере, преодолен через разрушение СССР. (Слив Горбачевым и его окружением всего и вся в 1988-1991 годах дозволил не только лишь отдать Западу отсутствующий тогда оптимизм, да и высвободить большие средства, которые ранее шли на военные программки.) Кризис 1997-98 годов, как уже говорилось, стал вероятным из-за наличия лишних коммуникаций в продвинутых странах и лишнего по всему миру «людского материала».

Который, в свою очередь, был тесновато связан с проводимыми в период СССР действиями. До этого всего, принятого тогда курса на очень вероятный уровень образования, выступавшего прямым порождением русской политики. К слову, к Китаю это так же относится – в том смысле, что относительно высочайший образовательный уровень КНР, а так же имеющаяся там научная и инженерные школы – есть чисто русская награда. (Не было бы СССР – не было бы и современного Китая.) Либо же вызывалось необходимостью ответа на нее со стороны капитализма. (В том смысле, что наличие необразованного населения сделалось смотреться просто «неблагопристойным» даже в не очень продвинутых странах – хотя еще до войны даже в «ядре» к необразованности относились расслабленно.)

В конце концов, существовал очередной метод «разрешения кризиса», который был тесновато связан с сделанной в период «Золотых десятилетий» избыточностью — это «заливание» ситуации кредитными средствами. Другими словами, то, что было применено в 1998, 2008 и 2014 годах. Напомню, что может быть это сделалось только из-за «недокредитованности экономики» в 1950-1970 годах, когда удавалось не только лишь не наращивать долги, да и снижать их уровень. (Что для населения, что для страны: скажем, США в этот период понизило собственный госдолг в 5 раз.) Потому, во-1-х, была сотворена уверенность в способности разрешения «долгового кризиса» — другими словами, в том, что опосля разрешения экономических заморочек долг можно будет без заморочек «сдуть». А, во-2-х, перевоплощение бакса, в «мировую запасную валюту» позволило развитым странам возлагать на то, что все издержки данного процесса получится «слить» на периферию. (Нужно ли гласить, что само обозначенное «перевоплощение» было может быть лишь под давлением Прохладной войны, заставившей запамятовать все «межимпериалистические противоречия» перед ужасом Красноватой опасности.) Другими словами, даже в этом случае речь шла о использовании «русского резерва», который дозволил, на самом деле, отвертеться легким испугом. (Притом, не только лишь элиты, да и население продвинутых стран, которые ни в каком из «кризисов» не получили рокового падения уровня жизни.)

Но, как уже не раз говорилось, эти самые «резервы» к истинному времени фактически исчерпаны. Начиная с невозможности получения высококвалифицированных профессионалов не только лишь «за маленькой прайс», да и за приличные заработной платы. (Так как, во-1-х, их просто неоткуда взять: за постсоветский период образование, в главном, выпускала «утилизаторскую обслугу» в виде юристов-экономистов-психологов. А, во-2-х, так как хоть какое, более-менее оплачиваемое пространство неизбежно будет занято расплодившимися в большом количестве манипуляторами из данной «обслуги».) И заканчивая исчерпанием веры в погашение долга: на данный момент только самые упертые из экономистов сохраняют надежду на то, что данный пузырь получится просто «спустить». А все другие гадают: можно ли это создать без разрушения имеющихся социумов как таких. (Отвечу сходу: недозволено.)

В конце концов, до почти всех представителей капиталистического мира начало доходить и отсутствие «Красноватой опасности», а означает, рассчитывать на то, что они забудут свои интересы и будут служить на благо Запада совершенно, и США а именно, сделалось уже нереально. Наиболее того, некие «подросшие» капиталистические страны – вроде Китая, Индии либо Ирана – в эту самую «опасность» никогда не верили, и потому никакой нужды в «общечеловеческом единстве» не испытывают. Потому несчастная «глобализация» — основанная на обозначенном ужасе – трещит по швам, а настоящей силы для подчинения всего мира у «Града сияющего на холмике» так и не возникло. В итоге – чем далее, тем сомнительнее становится возможность «сброса кризисов на периферию». И, к примеру, сегодняшний «коронакризис» в большей степени оказал свое деструктивное действие конкретно на «ядро цивилизованного мира». (США и Европу.)

Таковым образом, в первый раз за время, прошедшее со 2-ой Мировой войны, западные элиты и элиты прозападных стран оказываются перед невыполнимостью того, что «все само рассосется». В том смысле, что сокрытые резервы общества дозволят разрешить стоящие препядствия с минимальными усилиями. А сделать наибольшие усилия эти самые «наилучшие люди» — как показала ситуация в США – оказываются неспособными.

Ну, а о том, что отсюда следует, нужно будет гласить уже раздельно…

Добавить комментарий