Обнаружение лоха, ведущегося на фуфло – вызывает у западного человека два чувства: недоумение и удовлетворенность. Это как грибы отыскать в своем огороде: 1-ый вопросец «откуда они здесь взялись?» И 2-ая идея – «как здорово, вот и супчик грибной!». Коренное отличие западного человека от русского и пост-советского в том, что западный человек живёт в грозной действительности, а наш, даже и сейчас – умудряется, невзирая на все ожоги и травмы, жить в мире галлюцинаций. Западного человека недозволено «развести» на то, на что разводят (доныне!) наших сограждан. Ибо человека Запада, в особенности англосакс, полностью чужд отвлечённой романтики. Он с пелёнок привит и закалён в конкурентноспособной борьбе, составляющей всю его жизнь.

Для него «нашего» совершенно не существует. Есть твоё, а есть моё. Твоё не моё – а поэтому меня не касается. Никак – до той поры, пока покажется возможность оттягать. Пускаться в рассуждения отлично либо плохо живут соседи — воспитанник школы англосаксонского колониализма не будет. Вопросец в корне другой: можно ли их грабануть?

Если можно, то непринципиально, отлично либо плохо они живут. Нужно брать – пока возможность не закрылась. Брать, что дают. «Бечёвочка?» — гласит слуга Хлестакова – «И бечёвочку давай, в дороге всё понадобиться!».

А если грабить соседа очень небезопасно, риск выше ПДК – то снова же непринципиально, отлично либо плохо он живёт. У него есть – да не про нашу честь.

Какими соображениями управляется хищник в естественной среде?

Если зверек небольшой, то необходимо нападать. Знакомый он, незнакомый, ел ты такое ранее либо не ел – возможность значит атаку.

Если зверек большенный, то нужно удирать. Снова же не принципиально – мирный он либо злой, ну его нафиг, инспектировать с таковым громилой!

Если зверек подставился мягеньким подбрюшьем – нужно рвать. Это и пища, и возможность навечно решить вопросец с опасностью конкуренции, два в одном. Сопоставимый с тобой размерами зверек – это и еда на ножках, и угроза – пока жив.

Они, на Западе, в англосаксонском мире, так живут и сиим одолевают.

По последней мере, до крайних лет так жили – сейчас у их там что-то странноватое началось, вообщем, тоже хищное. У хищника и болезни-то тоже часть его плотоядной натуры.

+++

Сейчас возьмём нас. Наш светлый, но зыбучий мир галлюцинаций. В каком мы всю вторую половину ХХ века путали хотимое с реальным. Принимали, и продолжаем принимать свои «хотелки» как факт беспристрастной действительности. Сталин был реалистом – а опосля него мы пустились во все тяжкие, будто бы в очках виртуальной действительности.

К примеру, мы обожали и любим «останавливать войны». Так здорово: возжелал мира, и мир настал! Лишь вот мировоззрение противника спросить забываем! Войну недозволено приостановить, в ней можно одолеть либо потерпеть поражение. А мы наивно желали поставить мир и время на паузу, так, чтоб снаряды в небе застыли…

Мы желаем благополучия, обилия – всего и сходу. Уж вот до чего же я, чудилось бы, битый и тёртый, а и меня задело… Накануне взялся я читать журнал брежневских лет – а там проценты роста благосостояния за 1977 год. И какие-то они мелкие, и скучноватые, и прозаичные. Пишут про рентабельность хозяйств. А они какая-то маленькая. Если 47% в год – так прямо звезду героя труда давай! Скучновато. Мелко. Буднично.

Мы же малыши «перестройки», как ни крути. Мы «род коварный и прелюбодейный, ищущий знамения» — нам изволь вытащить да положить с ходу «экономическое волшебство». Чтоб «раз – и квас!».

А старички Политбюро, уже покойнички, потчуют меня со старенькых страничек горьковатой правдой: сколько лет им будет нужно на то, сколько десятилетий на другое… А жить когда? Пировать на яхте в Майями когда?!

+++

Западный человек с ходу осознает то, что даже я (битый и калеченный) – и то доныне с трудом соображают. Что всякая и неважно какая вещь, какое ни возьми благо, огромное либо маленькое, такое либо сякое, ВСЕГДА:

1) Приобретаемо, а не врождённо.

2) Чтоб оно было, его необходимо:

а) Или самому создать.

б) Или поменять, на что-то равноценное.

в) Или отобрать силой.

И четвёртого не дано. Ну они-то, в отличие от нас, выращенных пользователями, знают туго! Равно как и то, что:

а) самому созодать длительно и тяжело. И тяжело.

б) созодать на обмен – то же самое. Скучновато и убого. В час по чайной ложке.

в) отобрать – стремительно и забавно. Но жутко.

Какое же состояние для стяжателя совершенно?

Когда риск при грабеже стремится к минимуму, а объём – к бесконечности.

Именно тогда – и стремительно, и много, и забавно! Не жизнь, а разлюли-малина!

+++

Понимая это – людей, покушающихся на власть, в старину вешали на дыбы и четвертовали. Усиливали риск – чтоб неповадно было просто и стремительно свои потребительские задачи решать. Их клеймили раскалённым железом, им рубили головы, их бичевали, ссылали в смертные края (для римлянина Овидия таковой Колымой стала Молдавия). В современных США у их отбирают деток (и это не шуточка – ознакомьтесь с материалами). Либо они… исчезают, испаряются, и никто не понимает, где они (как случилось не так давно с устроителями акции «Оккупай Уолл Стрит»).

А вы думали, почему?

От нечего созодать, из палаческого задора?!

В протяжении почти всех веков – из 1-го садизма?

Ребята, давайте вы с моей помощью станете чуть-чуть реалистами. Чуть-чуть отодвинете цветные кулисы собственного миропонимания, и заглянете в действительность!

Ситуация, в какой:

1) У меня что-то есть

2) А другому это крайне необходимо

Чревата беспощадностью с обеих сторон. Свирепой и обоюдной. И тот, кто имеет – далековато не ангел. Да и тот, кто желает урвать – тоже.

Сталин указал нам выход из этого нескончаемого ужаса, но он очень тяжко жил и очень рано погиб. Подвело «кавказское долголетие», не сработало. А опосля Сталина мы, «от огромного разума», решили, что нам этого не надо, мы дескать, пойдём остальным путём, и всё такое…

Дошли мы «своим путём» далековато и невылазно, но погодите, или ещё будет!

В РЕАЛЬНОМ мире есть те, кто узурпировал и держит блага. И они весьма жестоки. Но есть и те, кто желает у их вырвать блага. И они тоже жестоки. И эта ситуация – она не на год, не на пятилетку, она – НАВСЕГДА (у их).

Ты родился в Оклахоме, и здесь же начал отбирать у остальных. А они у тебя. И если ты дожил до первой поллюции – означает, ты более-менее успешен в этом деле «раскулачивания». Сиим «тяни-толкаем» занимались твои предки, а опосля тебя – будут заниматься твои малыши. Если не зазеваются, как российские зеваки. Зазеваются – умрут.

Все это знают. Поэтому и молчат – чего же гласить про общеизвестное? У их руки постоянно заняты. Борьбой за средства к существованию. Больше для тебя – меньше остальным. Больше остальным – меньше для тебя. Перспектива «тяни-толкая» — бесконечность. И вот так, с занятыми руками, они навострились рождать деток, ходить в театры, быстро почитывать книги, спать, есть, загорать на пляже – подобно антилопе в саванне, ни на миг не отключая проницательные ушные локаторы!

Чуток отвлёкся – прыжок, предсмертный хрип и пиршество хищников над тобой. Время от времени и падальщикам кое-что остаётся.

+++

Пока они жили и закалялись в данной кислотной среде – мы интеллектуально распадались в галлюцинациях брежневизма. И докатились до «перестройки».

Что такое «перестройка»?

Я ТЕПЕРЬ (поздно) сообразил, и для вас расскажу!

Ты покушаешься на власть (на большенный куш) без риска себе! Митингуешь – а тебя не расстреливают. И не сажают. И деток, как в США не отбирают. И газами не травят, как в Париже. И ты не замечаешь, чтоб кто-либо пропал в никуда без следов, как опосля «Оккупай Уолл-Стрит»…

Власть идиотствует, организуя со всяким баламутом «круглые столы».

И ты вдруг понимаешь – как Кравчук, как Дудаев, как вся эта сволочь распада – что у тебя возник неповторимый шанс, дар судьбы! Взять стремительно и весьма много, фактически ничем при всем этом не рискуя!

Ну кто же захотит длительно и нудно созодать вещь – когда её можно одним ошеломляющим скачком, мгновенно и безвозмездно присвоить?! Куш-то вот, размером с материк, жирный, сладкий, прямо перед тобой! А риск? Где риск? Какой риск?! Не видно риска…

Дичь сама зашла под хищника, обезумев, и ему остаётся лишь укусить!

Зашибись, правда? Бац – и свою «самостийну диржаву» соорудил, а не то – так завод, порт подмял под себя… Это не процентики брежневских хозяйственников, не прирост заработка на 50 рублей за целую пятилетку! Какие там 50 рублей? Миллионы, млрд, сходу, с неба, в один момент!

+++

Западного человека так не разведёшь. Он добыл хоть какой собственный грош в тяжелейшей борьбе с для себя схожими, и весьма ценит всякую синицу в руке. И совершенно не тащится от журавлей в небе. Он не станет в угоду галлюцинациям и миражам приносить даже мелкое из собственных соц завоеваний.

-Для вас необходимо нашей земли? – гласили в старину наши князья (ну и все князья вменяемого мира) – Тогда придите и возьмите её! Сколько отвоюете, столько ваше. А если мы у вас – не обессудьте!

А что сделал русский человек? В угоду каким-то плохо прорисованным фантомам и смутным обещаниям дружбы стал разбрасываться территориями,

предприятиями, портами, базами, ресурсами, сокровищами!

Во имя чего же?

-А я задумывался, что…

И повторил судьбу индюка, тоже думавшего, и попавшего в суп.

Вот украинствующие индюки задумывались про себя, что они – нечто самостоятельное, самоценное, кому-то необходимое!

А минобороны Британии ничего такового не задумывалось: 23.09.2020 его официальный паблик пишет про посадку на Украине: «Мы посадились на заднем дворе Рф!»

В сообщении речь идёт о посадке английских парашютистов под Николаевом в рамках проверки готовности оказания резвой помощи союзникам. Подпись к фото говорит: «Мы посадились на заднем дворе Рф».

Трезво. Сердито. Есть воюющие стороны, НАСТОЯЩИЕ. И есть их задворки – сами по для себя нафиг никому не нужные, и ничего не решающие. Чтоб уважать такую «страну», как Украина – необходимо быть безумными. А англичане – не психи. Всё они соображают. Это лишь вы, единожды угорев в «перестройке» доныне ничего осознать не сможете…

А севернее – ещё толпы дурачков. Белоруссия! Тоже, наверняка, про себя задумывается, что она есть. И никогда не буфер меж воюющими НАСТОЯЩИМИ государствами. Пошли дурачки за свободой на площади, сдать британскому миру свои фабрики, фабрики, поля, фермы, все средства к существованию – в обмен на «свободу». Помните сказку про нагого короля? Которому мошенники насвистели, что его одежка невидима для несведущих? Сдаётся мне, что то платьице было сшито из такого же материала, что и южноамериканская «свобода»! Всё отдай – получишь в обмен нечто, лёгкое, как воздух…

+++

Западный мир отлично понимает то, что наши дурачки никак не могут взять в толк: чтоб взять от жизни всё, необходимо знать – откуда. Где оно лежит, да так, чтоб руки не отрубили? Любая реклама гласит, чтоб человек брал от жизни всё, воспитывая его в данной жажде взять всё – но откуда, это человек должен сам додумать.

Хочешь средств – отыскивай, кого ограбить. Не хочешь возиться с соседом – двигайся в далёкую колонию. Не хочешь грубости – придумай тоталитарную секту, в какой на гуру адепты с промытыми мозгами недвижимость переписывают… Не хочешь драться – лукавь. Не хочешь лукавить – дерись. Это рынок, брат: здесь любой сам за себя. А если совместно, гуртом – то лишь для ограбления «третьих лиц»…

И человек в этом живёт, повсевременно разрываясь меж прибыльностью наркоторговли и угрозой занятия ею! Ему и баксов охото, и ужасом колется! Этот человек любой вечер глядит киноленты, в каких соболезнует герою – похитителю банка.

— Но тот герой – а я-то трусоват! Мне жутко с «пушкой» в банк соваться, там у охраны тоже «пушки»…

И вот живёт он в данной стяжательской скорби, независимо от размеров заработной платы, ибо понимает, тоже с юношества: средств много не бывает. Будет миллион – заскучаешь о млрд. Хапнешь млрд – загрустишь о 10. У их там это смысл жизни, осознаете?! Религия у их погибла – и сейчас вот эта стяжательская тоска – ВМЕСТО религии…

И вот, когда этот англосакс совершенно уж пригорюнился, рассматривая охранные устройства в банке, который весьма охото обчистить – вдруг! О, волшебство! Белорусы!!! Счастье-то какое! Сами идут с плакатами, сами умоляют:

-Возьми нас! Сожри нас! Смотри, сколько у нас здесь добра – всё твоим будет!

-А с меня чего же? – ещё не верует собственному счастью англосакс.

-А с тебя свобода!

-И лишь?!

-Да! Нам, кретинам, этого достаточно!

Они, англосаксы, люди мужественные и выдержанные. Их пустившимися в пляс изредка застанешь. Но от таковой халявы – даже и эти выдержанные люди пускаются в пляс…

Ибо для ограбления Венесуэлы им необходимо длительно и нудно, рискуя жизнью биться с венесуэльской армией, позже ещё с повстанцами, как в Колумбии, ну и много ли там добра-то, в данной, ещё с прошедшего века разграбленной Венесуэле? А здесь вдруг – без войны, на блюдечке, из 1-го идиотизма – подносят таковой ресурсный ломоть! Задарма! Мы для тебя определенную местность, определенные объекты – а ты нам туманные обещания!

Лишь одно примешивается к искреннему и неподдельному счастью-восторгу западника: тревога, что здесь что-то не так! Подкол некий, очень уж отлично, чтоб быть правдой! Западники длительно не могли поверить в «перестройку», она длительно казалась им каверзной ловушкой с бесплатным сыром-наживкой…

Как досадно бы это не звучало, западники и сейчас задумываются о нас лучше, чем мы есть. Нам приписывают некоторый элемент здравомыслия и реализма, который мы (судя по Минску, а до него Киеву) издавна утратили. В нашем незамутнённом идиотизме они пробуют рассмотреть хитрость, расчёт, попытку «развести» их – как они «разводят» нас всякой ересью…

-Если обида довольно ловко нанесена – то реально избежать возмездия – вот знак веры всех приватизаторов. – А позже жертва обмана помрёт, и СМЕРТЬ ЗАКРОЕТ ДЕЛО. Если сумеешь протянуть довольно длительно – то попадёшь в СРОКИ ДАВНОСТИ. Другими словами хапнешь на славу – и без следующих осложнений.

Они сиим живут – и это не вопросец.

Вопросец в другом: чем живём, и чем собираемся жить мы?

Добавить комментарий