Ветхие очистные сооружения и самовольные врезы приводят к грустным последствиям

В поликлинику Каспийска (Дагестан) с симптомами отравления обратились 29 человек, 26 из их — несовершеннолетние. Предположительная причина — питьевая вода. Это только один из немногих схожих инцидентов в республике: лишь за крайние полтора месяца отравились водой сотки людей в Дербенте и Хунзахском районе. Что случилось с водой в Дагестане, разбирались «Известия».

Вода не по норме

С 23 по 24 февраля в Каспийске с симптомами отравления попали в поликлинику 29 пострадавших, 26 из их — малыши в большей степени дошкольного возраста. Проверку в связи с происшествием начала прокуратура, СУ СК по республике возбудило уголовное дело по п. «б» ч. 2 ст. 238 УК РФ («Оказание услуг, не отвечающих требованиям сохранности жизни либо здоровья потребителей»).

1-ая же версия, озвученная источником в городской администрации, — предпосылкой стала вода, подаваемая в город. Это предположение категорически отвергли в МУП «Водоканал», заявив, что подаваемая в дома Каспийска вода соответствует нормам СанПиН. Исполнительный директор МУП «Водоканал» Магомедгаджи Шапиев объяснил, что независящая лаборатория раз в день проводит исследования и за крайние деньки хим либо бактериологических нарушений зафиксировано не было.

Сразу местные СМИ со ссылкой на Роспотребнадзор сказали, что вода в Каспийске 21 и 22 февраля типо не соответствовала нормам СанПиН. В республиканском Роспотребнадзоре пока не обнародовали результаты исследовательских работ, заявив только, что проводятся исследования водопроводной воды и биоматериалов, приобретенных от нездоровых.

ГУ МЧС по Дагестану организовало подвоз питьевой воды в Каспийск. Не считая того, в городке приступили к гиперхлорированию воды в микрорайоне «Кемпинг», где и вышло отравление.

Системные отравления

Инцидент в Каспийске так бы и остался одним из временами происходящих в различных городках страны отравлений. Но конкретно в Дагестане частота схожих инцидентов зашкаливает. Лишь за два неполных месяца 2021 года это уже 3-ий большой вариант: посреди января наиболее 300 человек отравились в Буйнакске, сначала февраля — 64 человека в Хунзахском районе. Оба раза в воде нашли возбудителя дизентерии. Выяснилось, что в Буйнакске, к примеру, в водопроводной ветке были бессчетные самовольные врезки, из-за чего же трубы оказались затоплены, а «колодцы» заполнены канализационными стоками.

В прошлые годы отравления водой в Дагестане также не были редкостью. В январе 2020 года около 200 человек пострадали по данной нам причине в Кизляре, в марте 2019 года — около 100 человек в Хасавюрте. В 2016 году около 400 человек отравились водой в Махачкале.

Заморочек с водой хватает и без отравлений — в летнюю пору почти всем городкам ее просто не хватает. В Буйнакске до сего времени воду дают по часам. В том же Каспийске в зимнюю пору пришлось организовать подвоз незапятанной воды из-за загрязнения источников, из которых ведется водоснабжение городка.

Фото: РИА Анонсы/Башир Алиев

— Тогда не туда пошло русло реки Талгинки — и попало в резервуары, из которых снабжали Каспийск, — сказал «Известиям» заместитель председателя комиссии в Публичной палате Дагестана Шамиль Хадулаев. — Предпосылкой был человечий фактор, проводились работы, из-за которых реку перекрыли. В итоге было целое бедствие — из всех районов возили чистую воду в Каспийск, за 80 км от городка.

В городской администрации Каспийска в декабре разъясняли инцидент по другому: на город обвалились мощные ливни, и в озеро Рыбье попали дождевые стоки вкупе с мусором. Предпосылкой называли устаревшие очистные сооружения, построенные еще в 70-е годы прошедшего века. По словам представителя администрации, реконструкцию очистных сооружений городка планируется начать в 2021 году.

Хадулаев отметил, что пока непонятно, с чем соединено новое отравление в Каспийске — с той неувязкой либо есть какая-то иная причина.

Администрация городка и региональное управление Роспотребнадзора не ответили на запрос «Известий» до момента публикации текста.

Дела обстоят весьма плохо

Заведующий лабораторией Института аква заморочек РАН Евгений Веницианов замечает, что в законодательстве предусмотрены все нужные требования, которые касаются свойства питьевой воды, но часто они не производятся.

— 1-ое, на что необходимо направить внимание, — источник питьевой воды, — произнес он «Известиям». — Это или подземный источник, который почаще оказывается надежным, или поверхностные воды — обычно, должен быть аква объект наподобие огромного пруда либо водохранилища, где она скапливается. И такие водные объекты бывают не весьма отлично защищены от загрязнения.

В данной нам ситуации, гласит он, весьма принципиально соблюдение режима охраны санитарных зон источников водоснабжения — и в Рф с сиим «дела обстоят весьма плохо».

— Береговые зоны как более симпатичные для отдыха застраиваются, употребляются для мероприятий, которые могут приводить к загрязнению воды, — гласит Веницианов. — Это неудача, созодать этого недозволено. Потому 1-ое, с чего же нужно начинать, — исследовать источники водоснабжения.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Полегенько

2-ая вероятная неувязка — системы водоподготовки, считает Веницианов. По его словам, водные объекты в Рф достаточно очень загрязнены — в особенности в вододефицитных районах страны, к которым относится Дагестан.

— Потому требования к технологии чистки должны быть весьма твердые, — гласит он. — Может возникать ситуация, когда вода недостаточно очищается на станциях водоподготовки.

Веницианов замечает, что существует регламент водоподготовки, по которому в лабораториях воду должны инспектировать на токсичность пару раз в денек. От добросовестности выполнения этих мероприятий зависит сохранность населения.

По его словам, есть и еще одна всераспространенная причина отравлений: доверие людей к источникам, колодцам, из которых по сути применять воду без специальной подготовки не следует.

— В малых населенных пт постоянно есть собственный родничок, куда люди прогуливаются собирать воду, — гласит Веницианов. — В Дагестане мы занимались исследованием этих малеханьких родничков — и как досадно бы это не звучало, половина из их непригодна для питья. Весьма почти все источники с водой, которую пить не следует.

Масштаб катастрофы

Управляющий регионального исполкома ОНФ в Дагестане Джамалудин Шигабудинов подтвердил «Известиям»: главными причинами нередких отравлений в республике вправду сделалось отсутствие очистных сооружений в городках и районах и загрязнение аква артерий бытовыми и хозяйственными отходами.

— Это две главные препядствия, без всеохватывающего решения которых ситуацию с высококачественным водоснабжением населения нам не поменять, — считает он. — В городках очистные сооружения не управляются с объемом сточных вод, а в селах всё сбрасывают в реки, которые несут эти воды в море. Объекты водоснабжения не имеют санитарных зон, их эксплуатация и сервис не проводятся на должном уровне.

По его словам, фактически все сети в республике — как внутригородские, так и магистральные водопроводы — находятся в ветхом состоянии, что становится предпосылкой попадания нечистот в водопровод опосля водоочистки. Препядствия есть с очистными сооружениями, с отстойниками для воды — и в целом малым объемом водохранилищ, не рассчитанных на растущее население. Плохо соблюдается и санитарное законодательство.

Фото: ТАСС/Алиев Башир

— Так, Кайтагский водовод введен в эксплуатацию в 1965 году, его гарантийный срок вышел 20 годов назад, — ведает Шигабудинов. — Участок трубы от села Чинар Дербентского района до Дагестанских Огней находится в ветхом состоянии и систематически латается. Это угрожает попаданием в воду загрязняющих веществ. Для обеззараживания воды употребляется примитивная хлораторная установка, которая просит реконструкции.

В очень изношенном состоянии находится и водовод Каспийск–Избербаш, введенный в эксплуатацию в 1984 году. Рядом с ним земляные участки выделяются под сельскохозяйственную и предпринимательскую деятельность — возникают теплицы, СТО, автомойки. Все отходы могут попасть в водовод, считает Шигабудинов.

— Собственники участков закрывают доступ к водоводу и нелегально врезаются в трубу, — гласит он. — При реконструкции насосной станции-1 на озере Рыбье и водопровода в районе интернационального аэропорта трубу поменяли на наименьший поперечник, что понизило пропускную способность вчетверо и прирастило нагрузку. В итоге на ряде участков происходят прорывы.

Шигабудинов замечает, что в 2019 году активисты ОНФ провели мониторинг водоснабжающих объектов, направили свои предложения местным властям, но подабающей реакции с их стороны не последовало. По его словам, было принято решение сделать карту сливов, чтоб показать масштаб бедствия и выработать определенные предложения по исправлению ситуации.

— На данный момент ведется обследование морского побережья, рек и озер республики, — сказал он. — Специалисты проводят анализ воды в местах сливов. По подготовительным результатам, мы лицезреем неоднократное превышение максимально допустимых норм по всем показателям.

Анализ в кабинетах

Директор Института экологии и устойчивого развития Дагестанского муниципального института Алимурад Гаджиев в общении с «Известиями» увидел, что заморочек в регионе с водой две: изношенность сетей и халатность чиновников на местах.

— Средства, которые системно выделялись в том числе в рамках нацпроекта «Незапятнанная вода» 2011–2017 годов, просто разворовали, — утверждает Гаджиев.

По его словам, программка «Незапятнанная вода» действовала с 2011 по 2017 год. На данный момент стартовала новенькая — в рамках нацпроекта «Экология». В паспорте регионального проекта предвидено обеспечение к 2019 году 80% населения региона высококачественной питьевой водой.

Фото: РИА Анонсы/Алексей Куденко

— По факту же мы лицезреем, что числа взяли с потолка, анализ ситуации в целом, инвентаризация объектов, видимо, делались в кабинетах, — гласит Гаджиев. — Не так давно я читал статью, где цитировался бюрократ из сферы ЖКХ: «Мы освоили млрд рублей, и в республике наконец 30% обитателей будут обеспечены высококачественной питьевой водой». Но ведь в паспорте регионального проекта сами же написали, что 80% уже обеспечены…

По его словам, таковая ситуация складывается не только лишь в Дагестане — подобные препядствия, к примеру, в Калмыкии, где выделенные на программку средства, гласит Гаджиев, разворовали и сейчас возбуждены уголовные дела. В Дагестане же неувязка утежеляется к тому же тем, что начинают сохнуть источники.

Евгений Веницианов замечает, что все проекты «Незапятнанная вода» в регионах преследуют правильные цели, но большенный вопросец, была ли не плохая, доказанная профессионалами программка с верно расставленными ценностями. Не считая того, считает он, нужно серьезно надзирать эффективность расходования средств. Веницианов считает, что к контролированию выполнения программ необходимо привлечь общественность, в том числе организации экологов.

Только антропогенное

При всем этом, гласит Гаджиев, республика сама по для себя полностью обеспечена аква ресурсами, но эту воду не могут верно подать популяции в согласовании с требованиями СанПиН.

— Мы повсевременно мониторим свойство питьевой воды в собственном институте. По хим составу она полностью соответствует нормам — в особенности в Махачкале, Каспийске, где из реки Сулак воду подают. А вот по бактериологическому анализу постоянно есть отличия, потому отравления и случаются. Разбираться нужно с сетями. И те средства, которые выделяются в рамках программки «Незапятнанная вода», необходимо отлично расходовать. Все-же некий надзор должен быть.

Управляющий Аналитического центра коллективного использования Дагестанского федерального исследовательского центра, доктор физико-математических наук Малик Гафуров, который несколько годов назад проводил анализ воды в горных районах Дагестана, подтверждает: в регионе нет огромных заморочек с хим составом воды.

Местные жительницы у источника в селе Нижнее Гаквари Цумадинского района

Фото: ТАСС/Сергей Савостьянов

— Мы делали анализ на содержание вредных хим частей в воде, — произнес он «Известиям». — В целом по хим составу в 32 горных районах Дагестана есть маленькие недочеты фтора, йода, есть очень минерализованные источники, но нет таковых, которые могли бы привести к отравлению. В высокогорных районах вода практически дистиллированная, такую пить повсевременно тоже недозволено, будут препядствия с зубами из-за отсутствия фтора. В низких районах есть артезианские источники, где весьма много мышьяка, да и он в таковых дозах, что нужно пить по несколько л. воды, чтоб отравиться.

Он подтверждает: отравления происходят из-за микробов, которые попадают в воду с сточной канавой, опосля сброса трупов звериных в неположенных местах . Так что предпосылки происшествий — только антропогенные, сама по для себя вода годна для питья.

Фото превью: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Подробнее на: ИЗВЕСТИЯ

Добавить комментарий