Арендодатели в Петербурге готовы забирать за долги работающий бизнес — кафе, гостиницы и остальные заведения, пострадавшие от кризиса. Предприниматели вспоминают практики 90-х и ждут массовую смену собственников компаний.

Основоположник и совладелец сети пивных Kwakinn Владимир Постниченко в конце прошедшего года закрыл заведение в торговом центре «Миллер Центр» на пр. Испытателей, 37. Ему не удалось условиться с арендодателем. По словам бизнесмена, обладатель площадей не пошёл на понижение арендной платы, а в качестве компенсации задолженности предложил дать 51% заведения. «Всё по классике рейдерского захвата, — гласит Владимир Постниченко. — Я всё это понимаю — завтра там будет новейший генеральный директор».

Версию «Миллер Центра» выяснить не удалось — dp.ru не получил ответа на запрос, направленный администрации торгового центра.

«Непременно, корпоративные документы компании может быть структурировать таковым образом, что передача 51% толикой в организации не будет означать полной передачи контроля кредитору, — гласит юрист, управляющий проектов адвокатского бюро «Прайм Эдвайс» Олег Ганюшин. — Но, в реалиях русского бизнеса предложение забрать 51% толикой практически постоянно подразумевает намерение получить полный контроль над деятельностью организации. К примеру, в случае, если положения устава компании стандартны, кредитор может бросить работающий менеджмент должника (если он эффективен), но будет иметь возможность в хоть какой момент его поменять».

Участники рынка соглашаются — дать 51% в компании практически значит её утратить. «Если разглядывать это как один из инструментов, чтоб спасти бизнес и команду, наверняка, стоит на это пойти. Единственное, весьма смущает толика 51%. Это гласит о том, что ты как создатель не будешь иметь главного слова. Решение уже не за тобой. Это выходит взять и дать всё», — рассуждает управляющий партнер White group (рестораны Ferma, «Чайка», «ДеДа Хинкали») Игорь Пращенко.

Опрошенные dp.ru предприниматели и специалисты не смогли вспомянуть схожих случаев в Петербурге за крайнее время, когда арендодатель добивался бы для себя долю в бизнесе за долги. Но они оценивают такую схему как полностью рабочую и не исключают, что она станет пользующейся популярностью в наиблежайшее время.

«В случае конфликта почаще всего арендатор выбирает кажущийся ему наиболее понятным путь — закрыться и «убежать» от кредитора, — отмечает директор Ассоциации собственников и арендаторов стрит-ритейла Артём Гудченко. — С рестораном это постоянно труднее, поэтому что в процессе открытия арендатор помещения делает достаточно огромные инвестиции в неотделимые улучшения, в мебель, в оборудование, и соответственно просто закрыть заведение и убежать еще труднее, нежели это был бы некий магазин. Потому такие решения вероятны».

При всем этом, описанная ситуация напомнила ему эру начала русского бизнеса. «Может быть это таковая схема из 90-х: ты мне должен, потому этот бизнес будет мой», — гласит Артём Гудченко.

Секретарь Межрегионального координационного совета радушия и услуг Тамара Буйлова вспомянула похожую схему, которую практиковали в прошедшем году обладатели помещений, занятых мини-отелями. Они выдавливали арендаторов и начинали предоставлять гостиничные услуги сами. «Это признак передела рынка, — уверена Тамара Буйлова. — Уже год нет обычных доходов у всего сектора радушия и услуг, и естественно это на данный момент ослабевшие игроки».

«Постоянно в томные времена появляются дела бартера, — показывает генеральный директор компании «Интекон»Игорь Лучков. — Он быть может совсем различный, в том числе и таковой. Иной вопросец — нужна ли плата «борзыми щенками» либо иными вещами всем арендодателям? Вряд ли, но в каких-либо более увлекательных компаниях как вариант это может быть в случае денежных затруднений у тех и остальных».

«Постоянно в период каких-либо экономических потрясений есть отдельные инвесторы, которые владеют какими-то вольными ресурсами, — подчеркивает исполнительный директор НП «Альянс малых компаний Санкт-Петербурга» Владимир Меньшиков. — И когда рынок падает, находятся те, кто стремится на наиболее прибыльных критериях зайти в бизнес. В отдельных вариантах это быть может рыночная сделка, а в отдельных вариантах это может больше припоминать шантаж».

Добавить комментарий