Фото: Апофеоз войны. В. Верещагин

Правительство разрушается изнутриа наружные силы только завершают его поражение.

(Лао Цзы)

Уж такие времена сегодня: довольно быстро просмотреть заглавия новостей и лишь слепой не увидит нередко циклического слова «война». Гибридная война, санкционная война, война в Донбассе, 3-я глобальная война, война в Карабахе… И все эти войны так либо по другому сосредоточены вокруг Рф и это нужно признать и понять: нравится нам это либо нет, но дух войны практически носится в воздухе.

Желать войны и стремиться к ней может лишь либо отпетый негодяй, либо безвыходно тупой субъект, при этом и та, и иная категория милитаристов убеждены, что сами они на фронт не пойдут. Но как говорится, мыслить, что мир будет справедлив к для вас лишь поэтому, что вы к нему справедливы — это все равно что возлагать, что лев не будет вас есть, поэтому что вы не желаете съесть его.

Мы не одиноки на планетке, и нас окружают не одни только безопасные хиппи с цветочками в руках, так что всякому миролюбию и гуманизму в хоть какой момент может наступить конец кроме нашей воли и желания, и будет он тем наиболее катастрофическим, чем подольше закрывать глаза на опасности и взывать к возможному противнику «давайте жить дружно». Если неприятель решит, что «пора» и перейдет к жаркой фазе конфликта, можно, естественно, потерпеть и подождать, пока агрессор вволю натешится и просто утомится вас избивать. Лишь ранее денька можно ведь и не дожить.

Помните у В. Пикуля:

«Наша родина не готова к войне.
— А что здесь необычного? Разве Наша родина когда-либо была к чему-либо готова? Это же ведь естественное ее состояние — быть повсевременно неготовой».

Таковыми были рассуждения в канун Первой мировой, видимо, поражение в Российско-японской ничему не обучило, а бездумная бравада не выветрилась. Экзальтированно-патриотические клики «шапками закидаем» либо «пуля дурочка — штык молодец», распевания «солдатушки, бравы ребятушки» и противопоставление могучего российского духа злостному супостату не сработали.

Во время Первой мировой российский боец, не один раз являвший миру примеры высочайшего героизма, от всей души не осознавал, за что он буйную голову должен сложить. Читаю отрывок из приказа по 2-й армии от 4 июня 1915 года: «В истинной войне с вековым противником славянства — с германцем, мы защищаем самое величавое, что лишь когда-либо могли защищать, — честь и целость Величавой Рф». И вспоминается мне выражение сегодняшнего главнокомандующего В. Путина: «У нас нет никакой и не быть может никакой иной объединяющей идеи, не считая патриотизма», верность ценностям патриотизма является «священным долгом» россиян.

И как обычный российский мужчина 100 годов назад разламывал голову над понятиями славянство, честь и целость, я затрудняюсь осознать, что же это все-таки за таковой абстрактный, умозрительный и высокопарный путинский «патриотизм», который ни при каких обстоятельствах не должен быть «квасным», и верность которому считается «священным долгом». Как гласил этот же Пикуль: «Я не слишком-то доверяю людям, которые на публике распинаются в собственном патриотизме. В схожих излияниях постоянно улавливается некоторая фальшь. Недаром же на Востоке с незапамятных времен существует поговорка: имеющий мускус в кармашке не орет о этом на улицах, ибо запах мускуса сам выдает себя».

В хоть какой непонятной, тревожной, угрожающей ситуации нужно не соревноваться в количестве патриотических фраз за минуту, не упражняться в истеричном шапкозакидательстве с страдательными биениями в перси, а готовиться молчком и сконцентрированно к обороне и сопротивлению. Но на данный момент не так просто сориентироваться, кто друг, а кто неприятель, не случаем современные войны именуются «гибридными» — без объявления, без очевидного противника, без прямого роли, без понятных рядовым гражданам, которые, фактически, и понесут на для себя все тяготы противоборства, цели и смысла.

Гибридная война как бы и не совершенно война, вот лишь человеческие жертвы истинные, в чем хоть какой желающий может убедиться на примере Донбасса, живущего от 1-го «пожизненного и всеобъятного перемирия» к другому, просто противник, в сознании полной безнаказанности, повсевременно нарушает достигнутые договоренности о «режиме тишины». Но если закончить извращаться в словоблудии, а именовать вещи своими именами, то имеет пространство вооруженная злость со стороны запада, подмявшего под себя Украину (в какой, к слову, считающих себя огненными «патриотами» хоть убавляй, всяких зигующих носителей «гидности», бандеронацизма и русофобии). И роль РФ обязано быть прямым и конкретным. На войне, если она уже идет, не пространство и не время для геополитического лицедейства, когда с одной стороны «настамнет», а с иной оказывается поддержка, при этом сходу обоим участникам конфликта. И сначала таковая «гибридная» позиция вредит самой Рф.

В собственных воспоминаниях генерал А. Брусилов отмечал не только лишь худшее, чем у противника, техническое оснащение российских войск, да и то, что «еще ужаснее была у нас подготовка разумов к войне… Даже опосля объявления войны прибывшие из внутренних областей Рф пополнения совсем не соображали, какая это война упала им на голову, — как как будто ни с того ни с этого. Сколько раз спрашивал я в окопах, из-за чего же мы воюем, и постоянно безизбежно получал ответ, что некий там эрц-герц-перц с супругой были кем-то убиты, а поэтому австрияки желали оскорбить сербов. Но кто же такие сербы — не знал практически никто, что такое славяне — было также мрачно, а почему немцы из-за Сербии вздумали вести войну — было совсем непонятно».

А меж тем разъяснить человечьим языком, какие цели ставил впереди себя германский милитаризм, не составляло труда — было бы желание. Пангерманисты еще в первой половине XIX века сделали политическую «теорию» о «муниципальных» и «негосударственных» цивилизациях, о цивилизациях «творческих» и цивилизациях, предназначенных служить навозом для «творческих» и «созидательных» наций. К первой группы были отнесены немцы, ко 2-ой – славяне и романские народы. Пауль Рорбах так прямо и гласил: «Наша родина обязана быть расчленена, раздавлена и уничтожена, а российский люд обязана постигнуть таковая же участь. Это обязано совершиться, и гробовщик Рф и российского народа – Германия – ожидает только пригодного варианта для выполнения приговора истории». Но русскому бойцу пудрили мозги различными «эрц-герц-перц», а не объявили прямо, что идет речь о ликвидировании Рф и превращении ее в навоз для удобрения «творческих» наций.

Нечто схожее можно созидать и на данный момент. Кремлевские стратеги седьмой год Донбасской войны говорят, что Наша родина не является стороной конфликта, что некоторые «юго-восточные криптоукраинцы» по неведомой причине сопротивляются киевскому режиму, что махровая русофобия на муниципальном уровне — это внутреннее дело, что неонацизма на Украине нет — есть «активисты и патриоты», и так дальше. Нечему удивляться, что для почти всех современных россиян предпосылки и цели Донбасской войны смотрятся как нечто стороннее и умозрительное, кто-то там кого-либо оскорбил, а мы-то здесь при чем?

Тем временем над Мариуполем, Мелитополем и Херсоном на данный момент курсируют южноамериканские бомбовозы, носители ядерных ракет. В Одессе стоят НАТОвские корабли. Под Донецком, Луганском, в городке гордости российской науки – Харькове – разгуливают южноамериканские инструкторы и нацисты. Та же картина в Прибалтике, Польше, Румынии. А ведь ничего подобного не было до 2014 года, пока сверхлояльное к интернациональному обществу русское управление не повело себя очень миролюбиво и не сдало под западный протекторат Украину, отреклось от Новороссии и кинуло Донбасс, поэтому что возвратить ЛДНР в правовое поле Украины в любом статусе, в том числе ОРДИЛО — это предательство и поражение. В чьих интересах кремлевский режим принял такое решение? Либо это соответствует нашей государственной сохранности? Либо натовцы просто полетают, поплавают, прогуляются по Мариуполю и уберутся восвояси, когда им надоест?

Пикантность гибридности в этом случае состоит в том, что подлинный агрессор — коллективный запад — открыто заявляет таким Россию, правящая вершина которой пуще всего на свете опасается прогневать «почетаемых партнеров», ибо как сказано в Писании «где сокровище ваше, там будет и сердечко ваше» (Матф.6:21), а поэтому молчит, сопит и не отсвечивает. В Стратегии государственной сохранности США тема русской злости интенсивно раскручивается как угроза всему миру, а не только лишь Украине, и это представление о Рф как противнике планетарного масштаба преднамеренно нагнетается. Благодаря непонятной позиции ее управления сначала в Донбассе, РФ назначена виновной во всем по дефлоту и сейчас что бы в мире не бывало, геополитический козел отпущения заблаговременно обозначен со всеми вытекающими последствиями, потому что уже всему мировому обществу сделалось разумеется, что сколько-либо осязаемого и вменяемого сопротивления русской стороной оказано не будет.

Осознавать это нужно, хотя бы для того, чтоб обусловиться, имеет ли смысл далее посылать сигналы дружелюбия и лучи добра в пустоту, именуя возможного противника почетаемым партнером, либо готовиться к долговременному противоборству, не непременно переходящему в жаркую фазу, но от того не наименее напряженному и непримиримому.

Помнится, не так издавна товарищ Ким Чен Ын длительно сдерживался, слушая хамство Трампа в собственный адресок в стиле «бандитского режима» и «человека-ракеты», но когда у него завершилось терпение, кроме «нежных» эпитетов в адресок президента США вроде «шизофренический припадок», «безумный южноамериканский старичок» и «гангстер», корейский фаворит заявил со всей ответственностью, что КНДР воспримет «сверхжесткие невиданные ответные меры». Посыл был максимально ясен и адресован сходу всем: и индивидуально Трампу, и мировому обществу, и собственной стране, который говорил, что зарываться не нужно, нам есть чем ответить и если что, за нами не заржавеет — мы все как один готовы на конфронтацию, на жертвы и лишения, а готовы ли вы?

Не мое дело давать оценку заявлению Ким Чен Ына, но признаюсь, мне оно импонирует еще больше, чем путинское: «Я не считаю, что защищая свои интересы, мы должны смотреться как какие-то придурки, как безумные, которым в руки попалась бритва и они бегают и ею размахивают, да к тому же поносят всех различными неудобоваримыми выражениями». Очевидно, обкладывать всех попорядку плохими словами и совершенно вести себя неадекватно — это тупо, безобразно и контрпродуктивно, тяжело с сиим спорить. Но на мой личный взор, придурками, пардон, смотрятся как раз те, кто свои интересы не защищают совершенно никак.

И, выбирая позор заместо войны, получают и унижение, и войну.

Доктор С.С. Сулакшин еще в 2015 году предупреждал, что в нашу реальность приходят новейшие формы войны как вооруженного противостояния стран. В этом плане вооружения уже не только лишь представляют собой средства физического разрушения, когда летит пуля и поражает тело бойца, а снаряд взрывает вещественные объекты, тут уже средства и цели поражения несколько изменяются.

К примеру, изменяется общее сознание населения, экспертное сознание лиц, принимающих муниципальные решения, прямо до депутатов, конгрессменов, министров, президентов страны, когда им внушают определенные теории, определенные ценностные позиции, и они мотивируют людей на те либо другие деяния. И это тоже государственное противостояние.

Постмайданный бандеровский режим 6 лет грубо, но полностью действенно обрабатывает людей Украины массированной пропагандой и агитацией вроде: «Наша родина агрессор! Наша родина напала! Запад нам поможет! Москалей на ножики! Слава Украине!» Что делает в это время кремлевский режим? Старательно вбивает в головы россиянам тезисы про «почетаемых киевских партнеров», украинскую территориальную целостность и «не нашу войну», дескать, мы же не придурки какие-нибудь. Русские пропагандистские ресурсы надрываются, создавая благодаря приглашенным «ковтунам» расслабляющий образ постмайданного украинствующего «патриота» как некоего смешного и безопасного кастрюлеголового скакуна-туземца, который за «узорчатые трусики» и печеньки с экстазом продал собственный суверенитет колонизаторам.

А где в русском информационном пространстве образ донбасского ополченца, который геройски сопротивляется возрожденному «партнерским» западом неонацизму? Где осознание того, что Российский мир седьмой год ведет войну с миром русофобским, агрессивным, что Донбасские Республики — это Брестская крепость XXI века, принявшая на себя 1-ый (но крайний ли?) удар противника?

Есть ли в активе кремлевских стратегов совершенно хоть чего-нибудть по-настоящему организующее и мобилизующее сознание народа, не считая заявлений про «патриотизм», «придурков» и тому схожий «эрц-герц-перц»?..

Добавить комментарий