Много на данный момент дискуссируют военный переворот в Мьянме (Бирме), отыскивают внутренние предпосылки, дошли некие до аналогий с Россией и даже в местной правительнице и нобелевском лауреате Аун Сан Су Чжи, которую сместили на данный момент военные, кто-то узрел «азиатского Навального».
Но, возможно, в Мьянме всё поординарнее. Это крайнее «неопределившееся» правительство Азии, с кем оно – с Китаем, Индией либо, обширнее, с Западом. Проходной двор для региональных и глобальных держав.

Итак вот эта Аун Сан Су Чжи в крайний год встала на яро прокитайские позиции. Ровно годом ранее в процессе визита Си Цзиньпина в Мьянму было подписано огромное количество соглашений в области инфраструктуры «Один пояс – один путь». Но основное – стальная дорога свяжет юг Китая с побережьем Индийского океана, Китай получает в Мьянме стратегически принципиальный порт Чаупхью, в т.ч. адаптированный для военного флота. «Так как Запад подвергает Мьянму остракизму за репрессии против мусульман из народности рохинджа, фаворит страны Аун Сан Су Чжи идёт на сближение с могучим соседом Китаем, который тоже испытывает нажим Запада за репрессии против мусульман в Синцзяне», — писали тогда о сближении Мьянмы и Китая.

Вот в данной плоскости и нужно находить предпосылки, в интересах кого действуют бирманская военная хунта. Кто у нас в регионе в состоянии конфронтации с Китаем? Индия. Которая не желает под боком у себя получить военно-морскую базу Китая (и в целом китайские войска на мьянмо-индийской границе. США – которые не желают усиления Китая в регионе (у Китая нет в регионе союзников, не считая Пакистана).
Общий тренд современного мира – малые страны и failed state опять стают бессубъектной ареной борьбы меж державами.

Фото: источник

Добавить комментарий