В Тверской области спеет в буквальном смысле народный мятеж. Камнем преткновения стал проект ВСМ — скоростная жд магистраль Москва — Санкт-Петербург.

ДЕРЕВНИ ПОД СНОС

На данный момент от одной столицы до иной можно добраться «Сапсаном» за 3,5-4 часа. ВСМ дозволит уменьшить время еще в два раза. Исходя из убеждений технического прогресса, экономической выгоды проект, наверняка, имеет некую необходимость.

Но практически два 10-ка населенных пт Тверской и примыкающей Новгородской областей, где проложат магистраль, практически идут под снос. Другими словами рельсы лихо пролягут по судьбам нескольких тыщ семей. И ведь речь не о заброшенных деревнях с 3-5 домами на округу, а о достаточно больших. Во почти все из их только не так давно начала ворачиваться из огромных городов активная работящая молодежь, семьи с детками — возрождать сельское хозяйство и российскую глубинку! Сейчас же люди обескуражены и ропщут.

«НЕ СНОСИТЬ, А ИЗЫМАТЬ…»

В деревне Даниловское Калининского района Тверской области столичных журналистов уже ожидали — в местном ДК собрались все обитатели. Подтверждают: дискуссии о прохождении тут магистрали вправду прогуливаются издавна. Лет 10 вспять даже рассылали (от губернатора области) по сельским администрациям предполагаемый план будущей дороги: во-о-н за тем полем.

Но вдруг в конце декабря ковидного 2020-го, за некоторое количество дней до Новейшего года, ведает даниловчанка Раиса Валентиновна Корпина, в деревне возникла незнакомая «машина-буханочка». Останавливалась около домов, выходили мужчины, о кое-чем чувственно, размахивая руками, дискутировали.

«Мне сделалось любопытно, подошла, спрашиваю: а вы к кому? — вспоминает Корпина. — Отвечают: мы, дескать, проектировщики, а тут у вас пройдет железяка. «Как, прямо тут?!» Ну да, молвят, по деревне. Побежала оповещать соседей… А с 11 января — по инстанциям в Твери. В областной администрации мне предъявили карту с подробным описанием проекта дороги, которая вправду по новенькому варианту пройдет не «за тем полем», а прямо по нам. Спрашиваю: «Вы что, нас сносить будете?» «Что вы, естественно, нет, — отвечает разлюбезная дама в областной администрации. — Не сносить, а изымать дома и участки…»

Фактически, больше всего вопросцев к районной и областной администрации, лично к губернатору Тверской области Игорю Рудене. Почему о событии, абсолютно меняющем судьбы и жизни людей, они выяснят практически случаем? Где нужные публичные слушания с подробными разъяснениями гражданам текущего положения дел? Почему губернатор Игорь Руденя, вопрошают люди, на публике через СМИ отрапортовал президенту, что ВСМ проляжет всего только по огородам, другими словами серьезно никто не пострадает?! И много остальных почему и где…

В феврале, говорят обитатели, обращались к главе Калининского района Андрею Анатольевичу Зайцеву, Никулинского поселения — Ивану Юрьевичу Сариеву. Оба убеждали, что, дескать, достоверно еще ничего не понятно. Но незваные гости на «буханочке»-то уже ездят, прикидывая, какие дома лягут первыми?!

СОСЕДСТВО С ЖЕЛЕЗКОЙ

Слово на собрании брал местный обитатель Александр Николаевич Беляков: «Принципиально прояснить последующие моменты. 1-ый: необходимость строительства магистрали конкретно в данном варианте. Ведь ВСМ можно проложить за Некрасовом, там болота, а не жилые деревни. Почему не разглядеть тот, бескровный для нас вариант? Поэтому что для строительства там пришлось бы осушать часть болот, а это накладно. Выселить обитателей с насиженных мест дешевле? 2-ой: изъятие земли с следующим сносом домов подразумевает компенсацию. Есть опаски, что выплатят копейки, и живите как желаете. 3-ий: люди, чьи дома не попадут конкретно под дорогу, выходит, будут сейчас жить рядом с магистралью, некие — в 100-200 метрах от нее. 100-200 метров, пусть даже 500, все равно радости не достаточно, когда мимо летят поезда на скорости 560 км в час!»

«В деревне много деток, они по природе любопытны… Ранее бегали свободно на свежайшем воздухе, а сейчас хоть к калитке привязывай, чтоб не ушли глядеть на поезда и, не дай бог, под их не попали», — боится Наталья Анатольевна Ильина, местная жительница, мама троих деток, старшие уже взрослые, но живут тут же в Даниловском.

Едем далее. В деревню Опарино. Там обитатели собрались в центре населенного пт, тоже гремят и возмущаются.

«Я о ВСМ выяснила в маршрутном такси — висело объявление на листочке, кто-то из активных людей написал. Дескать, таковая неудача у нас и нужно что-то созодать, — ведает Наталья Викторовна Оплеухина, ей лет приблизительно 30, и подчеркивает: — У нас вправду проживает много юных семей. Некие в Твери квартиры продали, чтоб приобрести тут дома, родителей перевезли, деток… Возрождение села, о необходимости которого нередко гласит в собственных выступлениях почетаемый Владимир Владимирович Путин, у нас идет полным ходом! Свежайший воздух, собственные хозяйства, возможность выращивать деток не в «городских тропических зарослях», а в любви к земле и родной природе — то, ради чего же я с супругом и ребенком переехала сюда девять годов назад. И что получаем сейчас?! Губернатор доложил, дескать, магистраль пройдет «по огородам». Вы сами сможете убедиться, какие тут «огороды», — большие жилые деревни одна за иной! Нашей, например, больше 100 лет, до Величавой Российскей войны стояла, войну пережила… Магистраль ее убьет. Мы уважаем власть, но желаем, чтоб и она нас уважала ответно, числилась бы и с нашим воззрением».

Едем дальше. Деревни Ребеево, Новоребеево (большой поселок, есть даже несколько многоэтажек), Новопрудищи, Красново, Дмитровское, Щербово… В каждой нам говорят одно и то же: ВСМ, возможно, нужна, но, пожалуйста, не по нам. Тем наиболее есть ведь другой вариант за Некрасовом.

В Щербове предводитель Роман Валерьевич Кутепов чувственно повествует: «Наша деревня древняя, еще до революции была. В Величавую Русскую оказалась разрушена до основания. Обитатели вернули дома. Рядом поля совхоза «Калининское» — успешное работающее предприятие. Есть храм в деревне Отмичи, он также был разрушен, но восстановлен. Рядом детские летние лагеря — действующие, отремонтированные. И деревня расширяется, люди переезжают из городов насовсем, строят новейшие дома. Заводят хозяйство, обрабатывается земля. Так и я с семьей переехал 6 годов назад. Места тут наикрасивейшие, рядом Волга. Живем: мы с супругой, ребенок, мои предки и бабушка. Средства вложены крайние».

РЕЛЬСАМИ – ПО СКОТОМОГИЛЬНИКУ

Стройку ВСМ небезопасно не только лишь массовыми народными волнениями, да и чем-то пострашнее.

«За нашим Щербовом, поближе к деревне Дмитровское, размещается закрытый скотомогильник — захоронение сибирской язвы, — подчеркивает предводитель Кутепов. — Захоронение еще довоенное. Временами экологи и представители санэпиднадзора проводят исследования. В прошедшем году тоже проводили — забором обносили, приезжали люди в масках, обливали могильник различными жидкостями. Поэтому что, молвят спецы, сибиреязвенная зараза снутри живая, недозволено беспокоить могильник. Но и по нему планирует пройти магистраль. Жутко представить, какого джина выпустят из бутылки…»

(Продолжение расследования следует.)

Виктория Катаева,

фото создателя.

Подробнее на: mirnov.ru

Добавить комментарий