Фото: globallookpress.com

Доктор экономических наук, узнаваемый в интернациональных кругах, публицист и создатель резонансных книжек, правозащитник и боец за права российских Латвии посиживал на веранде собственной дачи в округах Риги. В это время арбитр в зале суда дистанционно зачитывала ему обвинительный приговор. Гротескность картины усиливалась тем, что Александра Гапоненко судили за то, с чем он боролся крайние два 10-ка лет, — за разжигание межнациональной розни и ущемление равноправия людей. Это юридически. А по факту — за то, что он российский.

На бой с Голиафом Давид вышел без пращи

Борьба с латвийским националистическим режимом у доктора Гапоненко, как уже говорилось выше, длится не один десяток лет. Как по другому мог реагировать думающий, активный, неравнодушный человек на то, что на земле, где он закончил школу, университет и даже был депутатом столичного горсовета, получил ученую степень, его единоплеменникам в одночасье навесят унизительный апартеидный статус неграждан? Либо на то, что его детям и внукам, также детям и внукам почти всех его друзей, соседей и просто граждан воспретят получать образование на родном российском языке? В конце концов, на фоне преследования всего, что соединено с фаворитами нацизма, Днём Победы, её знаками, заведут моду чествовать легионеров СС и ходить факельными шествиями?

Другое дело, что и в данной борьбе он не то чтоб преуспел: статус неграждан в Латвии существует до сего времени, хотя их количество приметно сократилось; российские университеты и школы законодательно запрещены, за георгиевскую ленточку, знамя Победы и форму русского бойца на праздновании, к примеру, годовщины освобождения Латвии можно получить серьёзные проблемы от страны, а вот шествия с факелами покрытых трухой и струпьями легионеров и их наиболее юных приверженцев остановили лишь из-за COVID-19.

И эти неуспехи понятны, поэтому как интеллигентным, пусть и стоящим на стороне правды людям в одиночку справиться с гос машинкой, деяния которой по дефлоту поддерживают и координируют западные партнёры, фактически нереально. В особенности когда бывшая метрополия лишь в крайнее время стала замечать неудачи сограждан, ну и то больше только в виде общественных озабоченностей золотых голосов русского МИДа. При всем этом поющая и бренчащая со сцен русская богемка как брала виллы на Рижском взморье, так и продолжает брать, ей до заморочек латвийских российских и дела нет.

И иной бы, поняв кажущуюся бесперспективность борьбы, сломался бы, но не такой Александр Гапоненко. Нет, он, невзирая ни на что, продолжал интенсивно выступать на дискуссионных площадках в Европе и русских СМИ, участвовать в пикетах и митингах, распространять свою точку зрения и точку зрения российской общины Латвии через социальные сети. До того времени, пока не случился «майдан» и известные действия в Крыму, опосля которых все российские за пределами Русской Федерации воодушевились (как оказывается, напрасно), а все маленькие окружные постсоветские националистические режимчики, смертельно напугавшись, преобразовали свою боязливость в злость, которая и была сполна выплеснута на российские диаспоры и на самых приметных и активных представителей российских диаспор вне РФ.

Европейское Средневековье XXI века

Попал под «кислотный дождик» ужаса и ненависти националистов-русофобов и доктор Гапоненко. В 2018 году в его дом ворвались люди в масках, перевернули всё ввысь дном, самого Александра Владимировича, будто бы известного террориста, совершавшего подрывы по всему миру, сопровождавшиеся массовыми жертвами, задержали максимально жёстко, повредив руку. А позже его, немолодого уже человека, длительно держали в наручниках. И лишь опосля того, как всё это возмутило его соратников и общественность, с Гапоненко закончили обращаться в стиле украинской СБУ. Но посадили в кутузку. На целых четыре месяца. В одиночную камеру, где он напрасно времени терять не стал, написав целую книжку про знаковую для российской цивилизации битву при Молодях.

Так в чём же правительство винило Гапоненко? Да всё в тех же записях на его страничке в «Фейсбуке», где он критиковал режим за давление на русскую общину, за возвеличивание коллаборационистов, за перевоплощение страны в базу НАТО, где по сценарию учений отрабатывалось угнетение западными вооружёнными вторженцами вероятного российского мятежа. В этом всём официальная Рига узрела разжигание розни и выпустила Гапоненко под подписку, возбудив против него ещё одно дело — «за деятельность во вред Латвии в интересах другого страны». Так латвийские оригиналы интерпретировали статьи и комменты Александра Владимировича на те же темы, но уже в русских СМИ.

И вот 1-ый из действий по «разжиганию» завершён. Арбитр дистанционно признала Александра Гапоненко виноватым в нарушении государственного либо расового равноправия, ограничении прав человека. И приговорила на один год условно с следующими 2-мя годами надзора.

«Я всё равно принимаю поздравления, — признался новоиспечённый «разжигатель». — Поэтому что уж побывал в кутузке. И мне там не понравилось. Сейчас я стопроцентно закрыт для всех выражений, поэтому что хоть какое моё выражение быть может определено как разжигающее рознь. И мне и новейший срок пришьют, и старенькый вспомянут».

Свое положение Гапоненко ассоциирует с положением арестанта средневековой инквизиции.

«Я весьма люблю историю, изучаю её. В Средние века применяли орудие пытки в виде стальной маски с длинноватым носом, из-за которой жертва не могла есть. Ей на краешек стального носа клали мясо, и она просто сходила с мозга. Вот и мне схожую маску металлическую на лицо надели с тем, чтоб я не мог гласить. Правду. Заместо мяса. Средневековье ворачивается в нашу жизнь».

Некуда отступать

Иной процесс «за деятельность в интересах другого страны» пока отложили в связи с COVID-19. Как и процессы соратников и соплеменников Гапоненко — журналиста Юрия Алексеева, который на страничке собственного портала IMHO-club тоже давал максимально резкие и четкие оценки националистически-русофобскому режиму Латвии (у того вдогонку отыскали дома стреляные гильзы и спустя год опосля изъятия компа типо какую-то запрещённую непотребщину на нём), и филолога Александра Филея, который набрался «наглости» постом в вебе поздравить граждан с присоединением Латвии к СССР.

Гапоненко же хочет писать апелляцию. И пройти, если будет необходимо, суды трёх инстанций, чтоб достигнуть оправдания.

«По второму процессу я сразу с латвийским трибуналом сужусь и в ЕСПЧ, и там трибунал фактически уже принял решение, что я невиновен и Латвии мне необходимо компенсацию заплатить», — с оптимизмом в голосе гласит доктор.

При всем этом соратник Гапоненко, который проходит по не наименее липовому делу российских журналистов, о котором мы ранее ведали, Владимир Линдерман считает даже условный приговор для Гапоненко никак не мягеньким. Хотя бы поэтому, что тот ни в чём не повинет.

«Я не считаю, что это мягенький приговор, беря во внимание, что состава злодеяния нет от слова совершенно. Гапоненко жёстко высказывался в адресок правительства, «латышских журналистов», «латышских эсэсовцев», «американских военнослужащих», другими словами в адресок определенных соц и проф групп, что не запрещено законом. Но это интерпретировано как разжигание ненависти ко всей цивилизации. Практически решение суда — введение политической цензуры. Может быть, эра оправдательных приговоров по политическим делам, когда латвийские судьи вели себя очень независимо по отношению к спецслужбам, завершилась. Мы сопротивляемся, держим оборону. В отличие от ситуации, к примеру, с Ермеком Тойчибековым в Казахстане, у нас всё-таки есть организованная российская среда, способная оказать сопротивление на правовом и информационном уровне. Но нескончаемая оборона всё равно обречена на поражение. Встаёт вопросец о позиции Рф, но это уже зависит не от нас», — гласит Линдерман.

Они держат оборону. На земле, где российские возникли на столетия ранее латышей (племена кривичей, Кукенойское и Ерсикское княжества), 1-ая российская школа — в 1789 году в Риге, а Даугавпилс носил имя Борисоглебск, позже Двинск. Это их земля, откуда они не желают уходить и пробуют сопротивляться ассимиляции, хотя сам доктор Гапоненко признаётся, что его внуки уже считают себя латышами. И им, русским Латвии, естественно, необходимо посодействовать выстоять и остаться русскими. Поэтому как постыдно позже будет перед памятью российских царей, воевавших за эти земли, начиная с Ивана Сурового, и перед русскими командирами, изгонявшими с тех земель нацистскую нечисть. Ну и самой Рф навряд ли будет лучше, если ничего российского в Латвии не остается.

Добавить комментарий