Натуральной новогодней ёлке опосля январских праздничков – не пространство на помойке, считают экологи, ну и просто адекватномыслящие граждане. Что все-таки созодать, если системы раздельного сбора мусора в нашей стране фактически не существует? Может, и ёлочной трудности нет?

По данным экологов, в Рф 99 процентов новогодних красавиц опосля праздничков глупо отчаливает на помойку, на переработку поступает, соответственно, лишь один процент

Неувязка есть

Лишь официально на рубеже 2020-2021 годов лесничества в Рф реализовали наиболее 360 тыщ натуральных ёлок, сосен и пихт (зависит от региона). При всем этом, по данным экологов, 99 процентов новогодних красавиц опосля праздничков глупо отчаливает на помойку, на переработку поступает, соответственно, лишь один процент. Пункты по приёму «отслуживших» деревьев имеются в 10 больших городках.

Понятно, что, когда ёлка растёт в лесу либо на делянке питомника, она поглощает углекислый газ и насыщает воздух не только лишь кислородом, да и полезными (в особенности в коронавирусную эру) фитонцидами. Гектар зарослей можжевельника выделяет их в день 30 кг, а ели и сосны – около 20 кг природных лекарств.

Среднестатистическое погибшее дерево разлагается в лесу за 30 лет, а на полигоне твёрдых бытовых отходов ёлки оказываются утрамбованными и перемешанными с остальным мусором и на их перевоплощение в грунт уходят сотки лет. При всем этом выделяется совсем не кислород, а метан и остальные вредные вещества, отравляющие воздух, почву и грунтовые воды.

Естественно, на фоне плавающих в мировом океане архипелагов из пластмассовых бутылок можно сказать, что утилизация новогодних ёлок – ерунда, статистическая погрешность, но почему бы не начать решать мусорную делему хотя бы с малого? А применять торжественные деревья можно с большенный полезностью, таковой опыт в почти всех странах, включая Россию, есть.

На пользу дела

Самый обычной, а поэтому и более распространённый вариант – измельчение в щепу некрупной фракции, которая употребляется в качестве подстилки для звериных в зоопарках и на фермах, либо для мульчирования приствольных кругов деревьев, засыпки дорожек и для остальных форм благоустройства дворов, парков, бульваров и т.п.

К слову, это животрепещуще и при сезонной обрезке зелёных насаждений в больших городках. Наиболее-менее мощнейший и мобильный измельчитель древесной породы весьма посодействовал бы при проведении таковой операции, так как все ветки можно было бы перерабатывать в мульчу и применять на месте, а вывозить лишь большие фрагменты стволов, с которыми «разбираться» в промышленных критериях.

То же касается и бессчетных лесопилок и столярных производств. Почему бы не пакетировать такового рода отходы и не продавать, к примеру, садоводам и огородникам по применимой стоимости? Ведь уголь для мангалов и барбекю в картонной упаковке наши предприниматели создают и полностью удачно реализуют через розничную торговлю?

В Германии новогодние ёлки употребляются, к примеру, даже для производства фармацевтических препаратов, а щепа отчаливает на компостирование. В США из рождественских деревьев делают наполнители для кошачьих туалетов и бумагу. В Швеции, Австрии и Литве зелёные кросотки перерабатываются в топливные брикеты.

Большие ели, которые устанавливают на площадях огромных городов, в предстоящем употребляются для производства сувенирной продукции и мебели. К слову, напомним, что гарнитур в кабинете правителя Николая I в его петергофском дворце-коттедже, согласно легенде, сделан из дубов, погибших во время массивного петербургского наводнения 1824 года (читаем на досуге поэму Александра Сергеевича Пушкина «Медный наездник»).

Как собрать?

В упорядоченной и педантичной Германии, где приблизительно 90 процентов натуральных новогодних ёлок поступает на переработку, в любой жилой квартал по графику приезжает грузовик, который конфискует в специально обозначенном месте заблаговременно туда выставленные деревья и ветки. Услуга – за счёт городского бюджета. Штраф за некорректно выброшенную ёлку – 300 евро.

Аналогичным образом система устроена и в почти всех остальных странах. В неких из их обладатели должны перед сдачей в утиль за ранее разделать ёлку (к примеру, секатором) на отдельные фрагменты.

В Рф сбор на утилизацию новогодних ёлок идеальнее всего организован в Москве. Тут с 2016 года проходит акция «Ёлочный круговорот», в процессе которой со 2 января по 20 февраля горожане сумеют сдать торжественные хвойные деревья на переработку. Для этого в столице скооперировано наиболее 500 пт приёма, в городках Подмосковья – около 200 таковых точек.

Вначале акцию организовывали экоактивисты, а позже к делу подключилось Государственное природоохранное экономное учреждение «Мосприрода», подведомственное Департаменту природопользования и охраны окружающей среды городка Москвы.

В 2020-м в столице было собрано практически 52 тыщи новогодних деревьев, из которых получено 200 кубометров щепы.

В Санкт-Петербурге и Ленинградской области акция «Ёлки, палки и щепа» по сбору и переработке новогодних деревьев проходит благодаря публичной организации «Мусора.Больше.Нет». С 2015 по 2019 год собрано 10,3 тыщи ёлок на 82 пт приёма при участии 512 волонтёров. В 2019-м на 12 пт было собрано 2950 хвойных.

В этом году действуют 22 стационарные площадки в городке (из их 15 – это контейнерные площадки в Калининском районе) и три в Ленобласти (Всеволожский и Киришский районы), не считая того, организованы временные точки сбора. Подробности можно выяснить на веб-сайте «Ёлки. Палки. Щепа».

К слову, экоактивисты издавна дают применять ёлочные рынки и опосля новогодних праздничков как раз для сбора «отработанных» деревьев и ветвей. При всем этом может быть применение залоговой схемы, когда при сдаче ёлки на утилизацию купивший её на этом рынке гражданин может получить назад часть её цены. Другими словами «механика» таковая же, как со сдачей бутылок. Но пока эта теория практикой не стала.

Добавить комментарий