С 1 января вступил в силу закон о восстановлении в Рф деятельности «объектов специализированных организаций», которые зовутся в народе вытрезвителями.

Закон предугадывает создание вытрезвителей на базе государственно-частного партнерства. Это что-то весьма новое. Задержание и доставление куда-либо опьяненных против их воли – это насилие, на которое имеет право лишь правительство. Как это будет сочетаться с делом, с предпринимательским статусом заведений? Нужно считать, мед и остальные «услуги» будут личными, а за государством, видимо, – «силовое обеспечение» в виде прикрепленных дежурных полицейских.

Все пункты пропишут, уточнят, предусмотрят в подзаконных актах и приказах, а закон – в общих чертах. Да вот неудача – основное и конкретное положение из начального текста законопроекта пропало. О этом в конце.

«Лично у меня возникает весьма много вопросцев. На какие такие средства будут раскрываться вытрезвители? Кого допустят стать инвестором либо спонсором? Как и за счет что будут окупаться вытрезвители? Какие услуги будут навязывать их «постояльцам», и, в конце концов, кто будет снимать с этого главные «сливки»?» — вопрошал во время обсуждения фаворит партии «Справедливая Рф» депутат Госдумы Сергей Миронов.

Полагаю, никто в накладе не остается: ни правительство, ни частники. (И отдельные работники – в «неофициальном» порядке.) Поэтому что «рынок» тут огромный. По данным МВД, в 2018 году правоохранительные органы выявила выше 1-го миллиона людей, которые находились в состоянии опьянения в публичном месте, при этом любой 5-ый был не в состоянии без помощи других передвигаться.

Если любой заплатит за услуги предполагаемые 2 тыщи рублей, выходит 2 млрд. Так ведь одним миллионом «клиентов» не обойдется, новейший закон вещественно провоцирует поиск «клиентов». Поэтому неслучайно в народе уже молвят: «Опьяненные – 2-ая нефть». Естественно, большенный перебор, но надбавка к местным бюджетам будет.

Но принимался ведь закон только в гуманистических целях, с заботой о не весьма разумных людях. В объяснительной записке говорилось, что из-за спиртного опьянения в стране раз в год погибает наиболее 50 тыщ людей, в главном трудоспособного возраста. Леденеют опьяненными на улицах 8-10 тыщ человек. Как говорится, для спасения 1-го человека правительство обязано идти на все – а уж спасение тыщ и тыщ… Верный, верный закон!

Лишь как он будет исполняться? О практике знают не только лишь рядовые граждане, да и дальние от народа представители высшей власти. К примеру, этот же Сергей Миронов с 2001 по 2011 год был четвертым человеком в гос иерархии – председателем Совета Федерации. Но о «жизни на земле» он кое-что понимает:

«Уже предвижу, что подвоз людей в нетрезвом виде будет поставлен на поток. Брать будут всех без разбора: и тех, кто на ногах стоять не может, и тех, кто мало испил в кафе, у друзей либо ворачивался с торжественного корпоратива».

Правда, насчет «всех без разбора» он ошибается. «Разбор» будет. Поэтому что никакой полицейский не захотит возиться с допившимся до бесчувствия, спящим непробудно, запятанным и… (опустим подробности) субъектом. Тем наиболее – с бомжом.

До этого всего – тошно. Наверное испачкаешься. А самое основное – взять с их нечего. Выскажемся так – в неофициальном порядке.

Ведь, как написано в приказе МВД еще 1985 года: «Результаты мед осмотра и досмотра вещей доставленного на вытрезвление фиксируются в протоколе, который является документом серьезной отчетности и имеет типографский оттиск порядкового номера».

Другими словами на всякого опьяненного – протокол и понятой, человек со стороны, очевидец. Чтобы ни одна пылинка из его вещей не затерялась в суматохе будней.

Посреди вещей могут быть и средства, и девайсы, и кредитные карточки… О количестве которых задержанный не постоянно и помнит. А если вспомянет, то кто ж ему, вчера еще опьяненному до утраты людского вида, поверит?

Будничная сцена, в особенности около вокзалов: правоохранительные органы задерживает обычного гражданина, почаще — приезжего по виду, а в скверике напротив, на виду публики, гужуются бомжи. Уж они-то не попросту пьяненькие, но своим видом, как пишут в документах по такому случаю, «обижают человеческое достоинство и общественную нравственность». Но их не трогают – взять с их нечего.

Сейчас – о главном, что подтверждает все прошлые умозаключения и подозрения.

Законопроект, внесенный в Госдуму к первому чтению, именовался так: «О внесении конфигураций в отдельные законодательные акты Русской Федерации в части оказания помощи лицам, находящимся в публичных местах в состоянии спиртного, наркотического либо другого токсического опьянения, утратившим способность без помощи других передвигаться либо ориентироваться в окружающей обстановке» (выделено мною – С.Б).

Потом это положение раздельно повторялось в статье 2.

Другими словами предполагалось, что закон верно установит: брать можно лишь тех, кто «утратил способность без помощи других передвигаться либо ориентироваться в окружающей обстановке».

К третьему чтению это положение пропало. И в проекте, который дискуссировался в Совете Федерации, его не было.

И в окончательном тексте закона, который 29 декабря 2020 года подписал президент Путин, его нет. Закон вступил в силу 1 января 2021 года.

ПОСТСКРИПТУМ.

Опьяненных, замерзающих на улице, выручать непременно нужно. Так велит закон человечий. И оказывать помощь «лицам, утратившим способность без помощи других передвигаться либо ориентироваться в окружающей обстановке» — тоже. Но здравый смысл гласит, что заниматься сиим обязана лишь и только муниципальная система здравоохранения. Как велит долг доктора. По другому безизбежно все вышеперечисленное. Сейчас – с добавлением частно-предпринимательской выгоды.

Добавить комментарий