Недавно российского обывателя не то что потрясло (его мало что уже может потрясти, для него и сайт «Панорама» стал слишком реалистичен), но всё слегка зацепило дело начальника ГИБДД Ставропольского края Алексея Сафонова.

Сей достойный муж некогда публично призывал обывателей не провоцировать сотрудников его структуры взятками. «Мы не скрываем: к сожалению, бытовая коррупция имеет место быть. К сожалению, не все сотрудники Госавтоинспекции могут устоять перед предложением и получают соответствующие денежные вознаграждения», — говорил он, и сам, как оказалось, не устоял перед взятками на сумму более 19 миллионов рублей. Это, видимо, лишь часть его незаконного дохода и вообще деятельности целой ГИБДД-ОПГ, сколоченной в крае.

Но больше всего умилило, что ли, не юмористическое заявление Сафонова в ретроспективе. И не сумма поразила — недавно в деле пензенского губернатора фигурировала ещё большая. В глаза ударила самоварная роскошь сафоновского дома, способная заставить жалобно завыть любую цыганскую гитару. Золотые ванны, золотой унитаз, золотое вот это всё.

А тут ещё давеча прошли обыски в доме Валерия Матвеева — начальника МРЭО ГИБДД Таганрога. Там труба пониже, дым пожиже — по конкретному эпизоду инкриминируется взятка всего лишь в 190 тысяч рублей, и золотых унитазов нет, только пачки валюты и дорогие авто. Но внимание привлёк портрет хозяина дома в маршальской форме, со звёздами Героя Советского Союза и двумя Орденами Победы.

О чём всё это всё свидетельствует? О том, что нами управляют, нашу жизнь (и заодно наше дорожное движение) регулируют ничтожные недалекие люди с полным отсутствием вкуса и такта? В значительнейшей мере так оно и есть. Вспомним соседнюю страну, по сути дела являющуюся исторически частью нашей страны и населённую частью нашего народа. Там аж целый президент был с золотым унитазом. Правда, на фоне преемников без явных золотых унитазов, но со столь же явным их денежным эквивалентом в карманах, тот президент кажется очень даже неплохим руководителем… Ну да не о том сейчас речь.

Итак, в очень значительной степени дело в личной ничтожности и безвкусии. Думаю даже, это главное объяснение. Но главное — далеко не всегда единственное и стопроцентно покрывающее всю ситуацию и явление.

Тут на помощь пришёл социолог-оппозиционер Сергей Белановский. Соглашаясь с мнением другого социолога, Валерия Федорова, о том, что золотые унитазы — этоследствие «социального окружения обвиняемого и социального давления на него», он привёл анонимное интервью некоего чиновника в ранге помощника министра. Анонимное интервью — жанр, всегда сильнейше попахивающий литературной выдумкой. Но конкретный материал обладает кое-какой объяснительной силой в силу стыковок с действительностью. Условно говоря, как показание на многосторонней очной ставке.

«Идея сохранения своего статуса и, соответственно, тех преимуществ, которые даёт этот статус, идея передачи этого статуса представителям своего клана, делает их мир похожим на стаю обезьян, живущую в окружении предметов роскоши, но по законам джунглей… Дело не в насыщении деньгами. Скорее, постоянно требуется доказывать свой статус, постоянно выделяться. У этого джинсы за 50 тысяч рублей, значит, я куплю джинсы за 70 тысяч. Ты можешь выделяться только в сторону большего богатства, иначе тебя сочтут белой вороной, твой статус будет подвергнут сомнению. Плюс страх. Система боится тебя выпустить, ей проще тебя уничтожить». (конец цитаты)

Как рабочая гипотеза и одно из дополнительных объяснений — вполне. Но тут возникает другой вопрос. Референтная группа коллег-конкурентов — это ведь не личные близкие друзья. Скорее, «заклятые друзья». Нет, и друзья-конкуренты — частый феномен, но всё же это не полностью взаимоперекрываемые подмножества. С «заклятым другом» ты скорее встретишься на общей попойке, охоте, рыбалке (те же попойки), корпоративном мероприятии или на страницах Инстаграма. Конечно, они и в гости друг к другу ходят. Но всё же в регулярные взаимные инспекции-инициации с обозрением всех новых золотых унитазов и под лозунгом «смотри, я ещё крепко стою на ногах»… поверить, конечно, можно, но всё же вряд ли они имеют место.

Получается, возникает всегда интересовавшая меня дилемма заказчика похищения мирового шедевра. Зачем, грубо говоря, тебе выкладывать миллиарды за «Джоконду», если любоваться ей сможешь лишь ты сам и под очень плотным покровом тайны? Максимум ещё парочка проверенных друзей.

Тут вступает в дело допущение третьего порядка. Золотые унитазы, как и гипотетически похищенная «Джоконда», нужны в первую очень именно для индивидуального созерцания и медитации. Я успешен, я богат, я рвач, у меня нет никакой морали и никакого вкуса, а только тупое стремление к богатству и примитивной роскоши, ради которых я готов идти по головам. Эдакая извращённая и вывернутая кальвинистская этика — преуспевание ради установления высшей милости, но без аскезы, а наоборот.

Всегда утверждаю, что чем выше поднимается человек по лестнице российской иерархии, тем более беспринципным и скомпрометированным он должен быть. Но дело не только в природной беспринципности и подлости. Абсолютно отрицательные от природы люди — всё же редкость. Дело и в мучительном (для кого-то) экзамене перед каждой новой ступенью — насколько ты готов пасть морально, психологически и эстетически, чтобы подняться социально. Экзамене, сдаваемом среде и самому себе. И золотые унитазы — одно из подсобных экзаменационных орудий.

Впрочем, более чем вероятно, в ставропольском и особенно таганрогском случае объяснение именно в личностной примитивности. Но разве не бывает доказательства от противного? Противного во всех смыслах слова.

Добавить комментарий