Может ли существовать экономика в критериях долгого периода высочайшей смертности от COVID-19? Да, может. И русская реальность в полной мере обосновывает это. В Рф уже около 2-ух месяцев смертность фиксируется, по официальным данным Оперштаба, на уровне 700–800 смертей в денек.

Что значит для экономики настолько долгий период рекордной смертности? Совершенно главные экономические утраты за период пандемии, непременно, соединены не впрямую с заболеваемостью и смертностью, а с локдаунами. Конкретно это в значимой степени разъясняет тот факт, что в Рф экономический спад по итогам 2020 года был не настолько значимым, как во почти всех продвинутых странах. Просто в Рф, в стране с сырьевой экономикой, локдаун был не настолько долгим и не настолько широким.

Сейчас иная ситуация: смертность от ковида, достигнув в Рф весьма больших характеристик, остается на этом уровне долгое время. Такое положение чревато тем, что, хотя каких-либо резких обвалов в экономике и не будет, но ее нарастающее торможение будет непременно. На это же работает и глобальный энергопереход, когда население земли больше будет отрешаться от политики безудержного употребления углеводородов.

Не может стремительно и удачно развиваться экономика, численность населения которой быстро сокращается. По данным Росстата, за январь-июль 2020 года естественная убыль населения в Рф составила 316,3 тыс. человек, а за аналогичный период 2021 года уже 512,5 тыс. человек! И никакой миграционный прирост приметно смягчить эту делему не сумеет.

Если кто-то цинично пошевелит мозгами «ну и хорошо, меньше пожилых людей — меньше расходов», то я их разочарую. Во-1-х, новейшие штаммы COVID-19 все наиболее безжалостны к людям довольно юным. Во-2-х, это еще большенный вопросец, таковым ли уж балластом для экономики являются пожилые люди. Пожилые люди — это пользователи, генерирующие спрос. Свои пенсии они в основном сходу растрачивают, а это провоцирует экономическое развитие.

Вывод: с сегодняшним долгим периодом высочайшей смертности от COVID-19 Наша родина заходит, как минимум, в период экономической стагнации. И крайние статистические данные, в индивидуальности по отдельным производствам, это уже полностью подтверждают.

Игорь Николаев

Добавить комментарий