Склады с боеприпасами продолжают взмывать на воздух

Взрыв в Рязанской области. 1,5 тыс. эвакуированных. Боеприпасы, брошенные под открытым небом, взрывались с интенсивностью в 20 секунд. Бедствие устранили 200 единиц техники, 800 человек и 3 пожарных поезда.

Обычно таковая поруха у нас происходит раз в год. В позапрошлом году гремело в Удмуртии близ села Пугачёво, годом ранее – в Ачинском районе Красноярского края. «Возгорание по неустановленной причине», – докладывают сводки. Предпосылки, что типично, остаются неустановленными. Но спецы увидели существенную разницу меж постоянными взрывами и пожарами на украинских военных складах и нашими схожими напастями. У соседей взрывается и сгорает, обычно, то, что не успели реализовать втихаря. И огнь, таковым образом, уничтожает улики – усвой сейчас, что украли, а что по сути сгорело. А у нас старенькое военное барахло спросом не пользуется, распродавать его некоторому, так что подоплёка наших пожаров кроется, пожалуй, в безалаберности. Осколочно-фугасные боеприпасы в рязанском Желтухине хранились под открытым небом на 43 площадках. Таковым образом, выходит, что около трети хранилищ (всего в области их порядка 120) – это такие военизированные помойки. С номинальной охраной. Порядка 75 тыс. тонн снарядов! Понятно, когда похожие инциденты случаются в Забайкалье (почаще, чем мы для себя представляем). Там трудно утилизировать старенькые боеприпасы, а по всему Транссибу их очень много – так в русское время строили склады. Увезти нереально, вот они и лежат для себя, пока сами собой не взорвутся. Но что мешало вывезти боеприпасы за границы густонаселённой Рязанской области?

Сценарии таковых инцидентов похожи, как две орудийные болванки. «По данным Генпрокуратуры, в среду днём на технической местности воинской части появился пожар». Загорелась травка. И так дальше. Сторож курнул, не по другому, хотя кто же признается, а камерами бесхозные полигоны не принято оборудовать – чай не генеральские дачи. И даже тот грустный факт, что сегодня в зоне поражения осколками оказались аж 15 населённых пт (говорим же, не безлюдные забайкальские дали, до столицы рукою подать), общей картины никак не изменит. Боеприпасы продолжат хранить старенькым дедовским методом – ну не строить же для их хранилища, чтобы средства на ветер?! Ну и утилизировать в уставном порядке – тоже дорого выходит. А так – Минобороны ни копейки не растрачивает. Вот и рязанский пожар устранили за счёт областного бюджета. Что все-таки до погорельцев, то и они сейчас будут апеллировать не к военному ведомству, с которого, чудилось бы, и весь спрос, а к областной администрации – пособите с жильём! Выходит, пожар на военном складе у нас сродни нерукотворному потопу – стихийное бедствие. А броско то, что областные власти никогда даже не попробовали взыскать вред с военных. Поточнее, 5 годов назад в Башкирии попробовали, в Иглинском районе, – и напрасно. Но тот пожар был незначительным, всего одно село пришлось расселить.

«Восхваление безответственности»

Что-то много катастроф нам подбросил 2020 год. Но нужно отметить, что поведение власти в их разительно различается. Давайте сравним по пт. Здесь впору бы посудачить на возлюбленную российскую тему – о справедливости. Взять для сопоставления два ЧП. К примеру, о разгерметизации резервуара с нефтепродуктами в Норильске понятно всё, прямо до четкого времени – 12 часов 55 минут 29 мая. МЧС выяснило о нём через считанные часы. Виновники катастрофы и власти приступили к её ликвидации одномоментно. А президент устроил выволочку губернатору Уссу за то, что тот индивидуально не подключился впору. В случае экологической катастрофы на Камчатке неведома даже дата. В конце сентября возникли фото выброшенных морских звериных, а сёрфингисты стали сетовать на препядствия со здоровьем опосля контакта с водой. Позже шумиху поднял весь веб. Позднее тихонечко пискнули федеральные СМИ. И лишь опосля этого надзорные службы стали брать пробы воды. Не исключено, что яды продолжают поступать в окружающую среду до сего времени.

В Рязани во время разгоревшегося пожара находилось под 75 тыс. тонн ракет и артиллерийских снарядов. И это не попросту горючка – это самого различного вида вооружения. Они взмывали на воздух, которым дышали обитатели. К слову, заодно сгорели и были разрушены дома, другими словами огромному количеству людей был нанесён вещественный вред. Но по уровню освещения этого ЧП кажется, что взрывы прямо-таки были ультраполезными для людей, ведь опосля произошедшего экологи и всяческие надзоры даже не пошевелили мозгами рвануть на исследование воздуха и грунта вокруг полигона. О масштабах загрязнения на Камчатке четких цифр пока нет, но уже ясно, что они будут большими. Например, площадь лишь Авачинской бухты – 2,15 млн квадратных метров! А ведь ядовитые вещества могут распространяться и в бассейнах рек.

Последствия для звериных не наименее жутки, чем для людей. На Камчатке вовсю ведётся промысел морепродуктов. Иноземцы остановили закупки, компании терпят убытки. На прошлой недельке официально признали смерть 95% (!!!!) {живых} организмов в Камчатском заливе. Зато шума больше было в пустынном Заполярье Красноярского края, при том что озеро Пясино даже не промысловое, другими словами там не ведётся заготовка рыбы. По данным заведующего лабораторией аква экологии Института аква и экологических заморочек Сибирского отделения РАН Владимира Кириллова, оно уже издавна является мёртвым.

Но наибольшая разница меж этими катастрофами состоит в другом. Формальный виновник разлива дизтоплива сходу же признал свою вину, направив на ликвидацию последствий 5 миллиардов рублей, также 200 профессионалов и наиболее 150 единиц техники. А позднее, когда выяснились предпосылки осадки хранилища, финансировал экспедицию по анализу как экологического действия индустрии, так и таяния нескончаемой мерзлоты. Что мы лицезреем в случае с Камчаткой? Ничего. Никто не торопится даже признаваться в собственной причастности к ЧП, а не то что выделять средства. И кто сейчас будет восполнить вред?

Это не попросту двойные эталоны, да и некомпитентная стратегия. В одном случае по полной наказали отличника, который свалился и разбил очки. В другом – не направили внимания на хулигана, спалившего дом. Да, у власти постоянно есть соблазн сказать «этот засранец – наш засранец» и погладить виноватого по головке. Но когда речь идёт о происшествиях глобального масштаба, таковой подход чреват последствиями. Мы же лицезреем последствия в деле Навального. Как соперникам Рф представляется повод ограничить наши экономические способности, здесь же наказывают всю страну. Не лучше ли уже принимать забугорные практики прозрачности и ответственности за нарушения? Нескончаемо прятать мусор под ковёр не получится. Даже для внутреннего употребления.

Добавить комментарий