©Алексей Смагин/Коммерсантъ/Vostock Photo

Раз в год на решение трудности незавершенного строительства выделяется большущее количество экономных средств. Куда они уходят, никто до конца не соображает, но доподлинно понятно, что проблемных домов меньше не становится. Напротив, их число вырастает как снежный ком. Счетная палата проанализировала ситуацию и сделала вывод, что на нынешний денек в стране не существует действенной системы учета и контроля экономных строек. Нет ни точной нормативной базы, ни ответственного за решение трудности министерства. Потому сотки млрд вылетают в трубу, а объекты требуют все новейших и новейших вложений.

Всего в стране сейчас за экономные средства строятся 74,6 тыс. объектов. Это та незавершенка, которая считается на балансе разных министерств и ведомств: транспортная и коммунальная инфраструктура, объекты общественного предназначения. Приблизительно 5-ая часть – школы, детские сады, корпуса учебных заведений, общежития, больницы, поликлиники, спортивные объекты и объекты культуры.

Официально признаны проблемными около 7,7 тыс. из их: 3,4 тыс. долгостроев, работы в каких ведутся подольше 5 лет, и 4,3 тыс. брошенных объектов, где стройку приостановлено либо законсервировано.

По подсчетам Счетной палаты, на нынешний денек в недостроенные объекты уже вложено наиболее 5 триллионов рублей – два из федерального бюджета и три из средств субъектов РФ. Год назад на эти цели издержали практически столько же, но количество объектов только возросло – на 3,2 тыс. При этом вырастает как полное количество незавершенки, так и число проблемных строек: долгостроя сделалось больше на 47 объектов, брошенных – на 6. В 1-ые за год вложили наиболее 875 миллиардов рублей, во 2-ые – наиболее 248 миллиардов рублей.

По подсчетам аудиторов, для окончания строительства и ввода всех этих объектов в эксплуатацию будет нужно еще 900 миллиардов рублей. Но это на теоретическом уровне. На практике средства вкладываются, а стройка не завершается. Спецы Счетной палаты попробовали разобраться, почему.

Регионы под стройку

Из 900 миллиардов рублей, нужных на окончание строительства всей русской незавершенки, львиную долю (745 миллиардов) требуют объекты, расположенные в четверти регионов (22 субъекта РФ).

Больше всего ОНС в Москве (3992 объекта), она же возглавляет рейтинг вложений в их (960 миллиардов рублей). За столицей следуют Краснодарский край (2282 объекта) и Башкортостан (2070 объектов), а по размерам вложений – Санкт-Петербург (197,5 миллиардов рублей) и Крым (153 миллиардов).

Брошенных объектов больше всего в Дагестане (499 объектов на 15,5 миллиардов), в Тюменской области (226 объектов на 18,9 миллиардов) и ЯНАО (182 объекта на 18,9 миллиардов). Посреди долгостроев лидируют Башкортостан (1063 объекта на 15,8 миллиардов), Москва (268 объектов на 114,9 миллиардов) и Санкт-Петербург (90 объектов на 41,1 миллиардов).

При всем этом, по подсчетам аудиторов, регионам нужно неоднократно больше средств, чем они уже успели издержать. К примеру, в Брянской области для достройки 412 объектов необходимо еще 12 миллиардов рублей при ранее вложенных 5 миллиардов, а в Липецкой – 27 миллиардов на 605 объектов (потрачено уже 9 миллиардов).

В Счетной палате объясняют, что предпосылки удорожания – в необходимости проведения новейших госэкспертиз для возобновления строительства, доп работ опосля долгой заморозки стройки, также в инфляции.

В Москве, так же, как и в большинстве регионов, системные меры по понижению размера и количества ОНС реализованы не в полном объеме, признает аудитор Контрольно-счетной палаты Москвы Виктор Фабисович. Но есть и положительные результаты. К примеру, отлично работает междуведомственная Оперативная группа по сокращению объектов долгостроя. Список, который она ведет, формируется на базе утвержденных критериев включения/исключения объектов. За всегда работы из него исключено 515 объектов, стройку которых завершено.

По итогам 2019 года общий размер незавершенного строительства в Москве составил 972,6 миллиардов рублей. По сопоставлению с 2018 годом вышло сокращение на 133,2 миллиардов рублей, либо на 12%. Больший размер ОНС сложился по Департаменту строительства городка Москвы (на сумму 860,2 миллиардов рублей, либо 88,4% от общего размера незавершенного строительства).

При всем этом обозначенное сокращение происходило в большей степени за счет передачи объектов (и, соответственно, издержек) подведомственным организациям, также списания издержек.

«Необходимо подчеркнуть, что сведения о размерах незавершенного строительства, находящиеся в формах экономной отчетности основных распорядителей экономных средств, не отражают полностью картины в части размеров и количества ОНС, строящихся за счет экономных источников финансирования. Раз в год в Москве около 300 миллиардов рублей серьезных вложений производят муниципальные компании, автономные некоммерческие организации, акционерные общества, получающие экономное финансирование в форме субсидий», – ведает Фабисович.

Не считая того, в столице на ситуацию с ОНС добавочно влияет отсутствие ряда утвержденных нормативов градостроительного проектирования, на основании которых должны разрабатываться документы территориального планирования, в том числе проекты планировки. Это приводит к диспропорциям в размещении инфраструктурных объектов и, как следствие, к возникновению новейших ОНС.

Больше всего объектов незавершенного строительства в Москве

Артем Процюк/Коммерсантъ/Vostock Photo

У 7 нянек

Одна из обстоятельств сложившейся ситуации – в недочетах экономного планирования инвестиций, убеждены спецы Счетной палаты. Действенная система по учету, оценке объектов незавершенного строительства и контролю за ними отсутствует. В итоге принимаются решения о финансировании новейших домов, подобных недостроенным, без оценки способности окончания их строительства. Нередко решение о реализации новейшего вкладывательного проекта принимается даже без учета схем территориального планирования РФ.

Действующее в данной сфере нормативно-правовое регулирование далековато от совершенства и не содействует решению трудности. Даже само понятие «незавершенное стройку» не закреплено в законе. Счетная палата уже много раз акцентировала внимание на данной дилемме, но надлежащие конфигурации в Градостроительный кодекс так и не были внесены.

Не определен и регулятор, уполномоченный организовать и координировать эту работу. На данный момент те либо другие функции делают сходу семь ведомств: Минстрой, Минэкономразвития, Минфин, Федеральное казначейство, Росстат, Росреестр и Росимущество. Проанализировав их деятельность в данной сфере, аудиторы сделали вывод, что ни одно из их не решает довольно усилий, чтоб уменьшить число недостроя. Минстрой даже не утвердил ведомственный план понижения размеров и количества ОНС, что следовало создать еще до 1 апреля 2017 года.

Не считая того, закон не воспрещает неоднократно без ограничений переносить сроки ввода объектов в эксплуатацию. В свою очередь, это приводит к новеньким затратам – к примеру, к повторному проведению гос экспертизы проектной документации.

Строго говоря, на общероссийском уровне незавершенку даже не считают.

Еще в 2016 году президент поручал правительству провести инвентаризацию экономных объектов незавершенного строительства стоимостью наиболее 10 млн рублей. В 2017 году был утвержден поэтапный план понижения размеров и количества этих объектов, но далее него дело не пошло.

Каждое ведомство ведет собственный учет, некие сделали информационные системы для решения собственных задач, но они меж собой не интегрированы. Объявлялось о планах по созданию одного ресурса, содержащего полную и достоверную информацию о любом объекте, но этого до сего времени тоже не случилось.

План экс-министра

Оцифровка данных по любому объекту незавершенного строительства уже ведется, сказал в октябре 2020 года на направленной на определенную тематику онлайн-конференции Владимир Якушев, до недавнешних пор занимавший пост главы Минстроя.

«Сначала мы будем работать над физикой – это оценка и инструментальное обследование объектов, проектно-сметная документация и выделение средств с неотклонимым условием, предусматривающим полный размер финансирования. Лишь когда будут определены валютные издержки и разработка экономической эффективности, можно принимать решение о том, что прибыльнее будет создать с объектом незавершенного строительства: достраивать либо строить новейший», – объяснил он.

По словам экс-министра, технологии строительства ушли далековато вперед и некие объекты лучше выстроить поновой, невзирая на то, что финансово их прибыльнее достроить. Он привел в пример недостроенную станцию обезжелезивания. За 20 лет, которые она считается ОНС, технологии, при которых планировалось стройку, устарели, и, если достраивать станцию по изначальному плану, вода не будет соответствовать необходимому на нынешний денек качеству. Потому вернее будет начать строить объект поновой.

Не считая того, большенный размер незавершенки связан с неполным финансированием субъектов РФ в рамках Федеральной адресной вкладывательной программки, объяснил Якушев. По его словам, поначалу регионам выделяли средства, благодаря которым можно было начать стройку, а  при формировании федерального бюджета на последующие годы про их просто забывали. Принципиально, чтоб полный размер финансирования предусматривался в экономном планировании на три года. И тогда объекты будут достраиваться впору, и их техническое состояние будет соответствовать современным требованиям.

Очередной принципиальный момент связан с земляным вопросцем, отметил он. Когда начинается стройка, выделение земляного участка часто не делается в согласовании с работающим законодательством. К примеру, начинают строить, не оформив землю, а позже не могут ввести объект в эксплуатацию.

Таковым образом, средства должны выделяться опосля того, как состоится инструментальное обследование объекта и мастерски приготовленное решение о его следующем использовании, выделил экс-министр.

Закон и порядок

Неувязка незавершенного строительства просит принятия отдельного закона, убежден председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, принадлежности и земляным отношениям Николай Николаев.

«Нам нужен закон. Без него мы так и будем перепихивать друг на друга ответственность, и все-же у нас большая часть заморочек не будет решена. Нам нужен общий итог. Нам необходимо сокращение объектов незавершенного строительства и их возврат в хозяйственный оборот», – выделил парламентарий.

Во-1-х, в таком законе необходимо найти понятие «незавершенное стройку» и порядок гос регистрации объектов.

«Много молвят о информационной системе, которая содержала бы сведения о таковых объектах, но когда она покажется, необходимо осознавать, что возникнет большущее количество вопросцев, связанных с порядком ее использования: кто должен заносить информацию, в котором объеме и т. д. Я уже не говорю о вопросцах, связанных с землей, взаимодействием разных органов власти и их возможностями. Вопросцы инструментов тоже дискуссируются: как, за чей счет, лишь ли за счет бюджета либо, может быть, для этого будет нужно изменение законодательства о государственно-частном партнерстве», – объяснил он.

Во-2-х, необходимо назначить головное ведомство, ответственное за решение трудности, по другому в большинстве регионов эта работа сойдет на нет.

По воззрению Николаева, чтоб не допустить сотворения новейшей незавершенки, необходимо наиболее пристально относиться к формированию бюджета.

«При анализе проекта бюджета на грядущий 3-х летний период мы лицезреем, что в полном объеме эта неувязка не решается. К примеру, Элистинское водохранилище. Фактически уже построенный объект, но его в бюджете на грядущий период просто нет. Т. е. совершенно точно Элистинское водохранилище остается в списке объектов незавершенного строительства. Мне кажется, что мы должны раз в год наиболее пристально относиться к формированию бюджета по разным фронтам и не допускать схожих ошибок», – объяснил депутат.

Принципиально производить мониторинг не только лишь ОНС, стройку которых ведется наиболее 5 лет, да и тех объектов, срок строительства которых превысил плановый срок в согласовании с проектной документацией, отмечает исполнительный директор фонда «Институт экономики городка», директор направления «Рынок недвижимости» Татьяна Полиди.

Опасности затягивания сроков ввода объектов в эксплуатацию свойственны для относительно наиболее дорогостоящих объектов и, означает, могут быть соединены с нехваткой их финансирования. В отношении брошенных объектов такового вывода создать недозволено, и, как следует, наиболее возможны предпосылки организационного либо административного нрава.

По ее воззрению, ситуация с уже существующими проблемными объектами просит принятия отдельных мер. К примеру, если объект законсервирован, а вложения в него составляют 5–10% от полной цены строительства, то полностью оптимальным (в зависимости от ситуации) быть может и снос данного объекта. В этом смысле высочайшая остаточная стоимость окончания строительства – это положительный факт, так как другие издержки невелики. Иной подход нужен в отношении объектов, вложения в которые составляют 70–80% от полной цены строительства.

При всем этом неувязкой является не только лишь неэффективное расходование экономных средств, да и невыполнение муниципальных обязанностей в части сотворения таковых объектов, что плохо отражается на критериях социально-экономического развития поселений и регионов, подчеркивает эксперт.

Недостроенные, брошенные объекты – это не только лишь свидетельство безрезультативно потраченных экономных средств и неэффективного госуправления. Это строения, которые усугубляют городскую среду и делают неудобство для людей, подчеркивает Любовь Солдаткина, начальник управления экспертно-аналитической работы, контроля реализации приоритетных решений и государственных проектов исполкома ОНФ.

В прошедшем году мониторинг ОНФ выявил, что в отношении наиболее 25% объектов дошкольного образования находится высочайший риск незавершения строительства в запланированный срок – работы или не были начаты, или находились на шаге котлована и возведения каркаса. Подобная ситуация была зафиксирована в отношении объектов общего образования – в зоне риска находилось 35% объектов, также в отношении строительства и реконструкции культурно-досуговых центров и библиотек – 67%.

Нужно, чтоб информация о строительстве таковых объектов стала открытой и понятной для всех людей, выделила Солдаткина. Ведь гражданам не принципиально, как ведется отчетность, им принципиально то, что они лицезреют воочию, на основании этого они сформировывают свое мировоззрение о эффективности власти.

 

Добавить комментарий