Рупор либералов, «Новенькая газета» устами Анны Наринской рассуждает о «праве на протест», и в рассуждениях этих опять всплывает неадекватность русского прозападного либерализма, его клоунская природа, его ничем не оправданный снобизм – когда либералы берутся учить остальных, сами ни в чём не разобравшись, и ничего не понимая. Наши либералы живут и погибают с химерами, жутко далёкие от настоящей жизни, в собственных выдуманных и плоских, лубочных мирках. «Дают ли дорогие туфли права на протест?» — задаётся «Новенькая Газета» вопросцем. И «обосновывает», что таки-да!

«По моим (усердным и долгим) наблюдениям, для подавляющего большинства наших граждан единственной почетаемой предпосылкой добиваться перемен была и остается бедность» — пишет Наринская.

«Сначала 90-х я была очевидцем схожих дискуссий в академической и творческой среде Нью-Йорка». Там Наринская по некий ошибке попала в круг адекватных людей, очевидно, таковым, как она, чуждый:

«…настоятельно дискуссировалось… «Можно ли быть левым в туфлях за триста баксов?» По теперешним деньгам это уже баксов 600, другими словами туфли описывались вправду дорогие. Это утверждение подразумевало колебание, что человека, так упакованного, не может тревожить положение обездоленных, что все их прекрасные слова только дань моде, что «сердце-то у их, быть может, и слева, а вот кошелек — справа».

Вот и сейчас, пеняет «Новенькая» и Наринская – «претензии по поводу цены одежки оказались только нужными и у нас».

Как для вас, господа, разъяснить природу протеста? Наверняка, напомнив сказку про мальчика-пастушка, шуточки ради много раз кричавшего «волки, волки!», а позже смеявшимся над сбежавшимися на помощь односельчанами. Помните, что далее было? Когда волки пришли по сути – односельчане решили, что это снова шуточка, и не прибежали…

Протест – это вопль боли. Право на таковой вопль имеет лишь тот, кто испытывает боль. Если же человек, не испытывая настоящей боли, нужды, бедствий, станет кричать и звать на помощь, то добьётся эффекта из сказки про мальчугана, шутившего на тему волков.

Почему адекватные люди в Нью-Йорке опровергали право быть левым в дорогих туфлях? Поэтому что, когда обеспеченный просит посодействовать бедным – это именуется «быть добреньким за чужой счёт». Для чего ты дёргаешь власть, когда ты сам власть? У тебя есть средства, чтоб самолично посодействовать бедным! Купи для себя туфли поскромнее, а высвободившиеся средства направь на помощь бедствующим, тогда все поверят в твою искренность.

Но нет! У таковых, как Наринская, помогать бедным обязано некое абстрактное «правительство» — но ни копейки не отнимая при всем этом у Наринской. Как как будто бы средства Наринской 1-го цвета, а нужные бедным – совершенно другого. «У него патроны иной системы» — как гласил герой пользующегося популярностью кино.

Нет, господа в туфлях за 300, сейчас за 600 баксов! Правительство существует не на Луне, и не является оккупационной администрацией инопланетян. Правительство – это вы. Говоря языком марксистов, «правительство – это правящий класс». Не очень верю в существование классов, в том виде, в котором их описывал Маркс, но марксистские формулы куда наиболее адекватны, чем либеральные!

Правда в том, что никто не получает средств сам по для себя, не считая Робинзона Крузо на его полуострове, где не было власти, не считая него, и получал он всё равно не средства, а вещественные блага. Высочайший доход – признак победителя власти. Если для вас дают много «зарабатывать» (при капитализме слово «заработал» звучит забавно) – означает, вас включили в правящий слой. Ваши средства и есть ваша власть, и с какой властью вы тогда «отважно сражаетесь по автозакам»?

Если бедный желает посодействовать бедным – он становится революционером. Но если обеспеченный желает посодействовать бедным – то у него есть средства, инструменты, способности создать это снутри системы. Он, высокооплачиваемый, обеспеченный – и есть власть, кого он свергать собрался?!

В своё время марксисты (не во всём они правы, но почти во всем) – выделили неразрывную связь и даже тождество меж владением и «володением», т.е. собственностью и властью. Власти лишены лишь те, кто лишены принадлежности. А человек, имеющий, к примеру, гараж – является главной администрации гаража. Он – власть на тех квадратных метрах местности, которую занимает гараж. Собственник дома – часть вертикали власти, причём особо привилегированная. Глава администрации района – назначается и снимается, он временный, а собственник – монарх, феодал! Он бессрочный и передающий свою власть по наследию управленец.

Когда обеспеченный человек «протестует против власти» — это лицемерие, чёрное глумление над истинно-бедствующими и разбойническая проделка зажравшегося. Всякий бедный имеет право сказать:

-Мне «соболезнуют» конкретно те, кто меня же и обобрал!

Для чего же ты кричишь «больно, больно!» — если для тебя совершенно не больно?! Люди привыкнут к таковым кликам, и когда на помощь позовёт тот, кому вправду невыносимо больно – люди поразмыслят, что он тоже паясничает.

Протест как реакция на неблагополучие – для адекватного человека постоянно последняя мера. Он применяется лишь опосля того, как все остальные меры испробованы и не сработали, а нужда и бедствия приняли очень острый нрав. Укол обезболивающего делают лишь в случае невыносимой боли. Если же боль терпима, либо её совсем нет – для чего глушить организм наркотическим, по собственной природе, обезболивающим средством?!

Видимо, чувствуя, а быть может, и слыша такие возражения – клоуны из «Новейшей Газеты» парируют, как им кажется, ловко:

— И здесь охото спросить: разве несогласные в Рф протестуют против капитализма? Против капитализма как экономического устройства общества?

Наринская строчит:

— …соединяет воединыжды их неприятие и, соответственно, протест против коррупции, бесчестности судов, зажима свободы слова, отсутствия смены власти и добросовестных выборов. Этот перечень можно продолжать, но в любом случае борьба с капитализмом как таким никак в него не заходит. И даже невообразимые дворцы, часы либо бриллианты тревожат нас как свидетельства определенных коррупционных действий, а не иллюстрация неверного устройства мира при капитализме.

А кто будет решать – честны суды-выборы, либо нет? Зажато слово либо не зажато? У либералов ответ плавает, как масло поверх воды: Госдеп США. Они, дурачки, не соображают, что их исконная карамелька за щекой, хотимая «смена власти» — в действительности обернулась бы лишением их самих принадлежности и изгнанием с «тёплых местечек». Поэтому что смена власти – это, до этого всего, смена собственников и смена привилегированных. Когда больше всех «зарабатывать» начинают совершенно остальные люди.

Не вы, зажравшиеся, как в притче «Лиса и дрозд», когда обожравшаяся и набухавшаяся за счёт дрозда лиса востребовала испугать её. Ибо разговор о бедности – предметен и основателен: бедность явна и доказуема, измеряется в рублях и их недочете. А разговор о «нечестных судах» — беспредметен, как дискуссия средневековых схоластов. В которых единицах можно выразить «честность» суда? Всякий, выигравший трибунал, считает трибунал добросовестным. Всякий проигравший – нечестным.

Единственный беспристрастный аспект честности судов либо выборов (и всех других институтов общества) – это рост уровня жизни населения. Система работает верно – когда обеспечивает это. Система – станок, а благосостояние людей – его продукция. Если станок не стал давать продукт – он сломался. Как по другому его оценивать?!

Если суды в итоге обеспечивают рост уровня жизни людей – то они «добросовестные». Если же плодят бедность вокруг себя – то они «нечестные».

Либералы же считают «добросовестными» лишь те суды, в каких они, и лишь они, их мафия будут всё время выигрывать любые дела. Согласитесь, аспект для «честности» весьма «специфичный»!

Если ты против капитализма – то протестуй. А если ты не против капитализма, на кой бес кому нужен твой «протест» и чем он различается от рыночной конкуренции?! «Отымите руль у Феди, он нехороший, и дайте мне – я неплохой!» Ну, не детский сад?!

Если вы бандюганы, которые желают перехватить доходы конкурирующей банды, ничего на самом деле не меняя («мы не против капитализма») – то для чего вы необходимы шир-нар-массам (широким народным массам), и какой дурачина станет ваши выделывания поддерживать?! Для чего народу заместо старенького, сонного кровососа – новейший голодный?

Когда молвят – «юные наиболее энергичны» — необходимо ведь спросить, в чём конкретно? Если это юные бандиты, и они наиболее энергичны в грабеже – что ж в этом неплохого?

Наринскую оскорбляют недоверием к героям её «норковых революций»:

— Я весьма нередко слышу и читаю о протестующих — «они зажрались». Зажрались, им не надо зарабатывать вот прям на кусочек хлеба для себя и детям. Вот они и ерепенятся… тяжело мыслить о свободе слова и несоблюдении прав человека, когда ты либо, не дай бог, твой ребенок голоден».

Позже Наринская «открывает глаза» на своё видение протестов:

— Да, теперешний русский протест (кривляния друзей Наринской, реально бедствующих она отсеивает, ЭиМ) — это не протест из-за кусочка хлеба и даже не из-за кусочка колбасы. И это почему-либо вызывает у почти всех недоверие. Почему? …для того, чтобы это несогласие оправдать, необходимо чтобы его носитель был обездолен, чтоб ему было нечего терять, не считая собственных цепей? По другому вердикт — зажрался? Поэтому что ценностей, не считая базисных, гарантирующих выживание, не существует?»

Нет, госпожа Наринская – поэтому что «ценности, не считая базисных, гарантирующих выживание» — должны выражаться остальным языком. Не языком митинговой стихии, не погромами и баррикадами, не боями с правоохранительными органами и своей государством! Если по любому, даже третьестепенному поводу объявлять войну государству – никакого страны не остается.

Что – отметим в скобках – либералам и «заказано» как киллерам государственности и правопорядка.

Здесь можно сказать детским языком: «протест без предпосылки – признак дурачины». А можно сказать юридическим языком: право на протест – единственная льгота обделённых. Они, обделённые, и так всего лишены, у их единственное, что есть – их протест против нестерпимых критерий жизни. А сейчас сытые и богатые желают и это для себя присвоить!

Протест голодных – это необходимость, порождённая инстинктом выживания. Протест сытых – это злостное хулиганство, и ничего больше. Если у тебя чего-то не хватает, скажи, что – и мы обсудим. Но если у тебя всего в излишке – для чего ты людям голову морочишь?! Для чего ты требуешь помогать бедным за чужой счёт – когда полностью способен посодействовать за свой?!

Так как власть по собственной сущности – инструмент упорядочивания распределения благ – те, кто получают этих благ больше остальных, и являются персонофикацией власти. Не им, как следует, протестовать – конкретно они и устроили ту жизнь, против которой, типо, протестуют. И они, и для их, и в их пользу эта жизнь выстраивалась.

Но вот по воззрению Наринской – современные «…протестующие не считают, что право на протест нужно заслуживать нищетой. Поэтому что они не считают, что тому, кто им хоть как-то платит/кормит (отнимая при всем этом целый ряд прав и свобод), они по гроб жизни должны».

Логика явна и однозначна: порядок совершенно не нужен! Хоть какой ходи да круши, что захотит, хоть какой захватывай власть – поэтому что протест не нуждается в основаниях. Не нужна для тебя бедность, чтоб заслужить право на протест! Пробудился ты с утра в нехорошем настроении, закусил бутербродом с чёрной икрой – и пошёл власть свергать! Ну, не с той ноги человек встал, нужно же осознавать!

Иная идейка, настолько же возлюбленная либералами, сколь и маразматическая – права без обязательств. «Новенькая Газета» так прямо и пишет: для тебя платят/подкармливают, а ты им не должен! Хорошо, я считаю: заработную плату добиваться, а на работу не ходить! Другими словами права мне нравятся, сладко жрать – мне по кайфу, но обязанности, вытекающие из прав – мне вломы!

Либералы, которые такое провозглашают – сами-то для себя как это представляют?! Как быть может жизнь, в какой прав у человека воз, а обязательств – никаких ни перед кем? Я для вас скажу, я лицезрел: это «перестройка». 5 лет бардака – и величайшей в мире державы нет!

У обычных людей право на протест признаётся лишь за теми, кто лишён средств к существованию. Причём лишён их жёстко, абсолютно, и все согласительные инстанции прошёл – не добившись там ничего. Человек погибает, погибает – и лишь поэтому поднимает руку на публичный порядок.

А если он громит публичный порядок просто шуточки ради, в кураже, как «шахтёры за Ельцина» — тогда он  с жиру бесится. Поэтому что порядок в государстве не от нечего созодать придумали, а чтоб организовать жизнь людям, вывести людей из бескрайнего океана зоологического насилия, «войны всех против всех». Разрушишь порядок – окунёшься в океан зоологического насилия, первородной всеобщей драки.

Шутить, играться таковыми вещами – недозволено. А в особенности нам – жертвам «перестройки». Уж кто-кто, а мы-то должны были накушаться «правами и свободами» оголтелых уличных толп, должны были осознать, что это ведёт к дудаевщине и басаевщине, к отрезанию голов!

Если мы этого не извлекли из собственного горьковатого прошедшего – означает, поистине, история ничему нас не учит…

Добавить комментарий