Если посмотреть на большие инвестиции Китая в Рф, то несложно увидеть, что практически все проекты получают поддержку на высшем уровне — из стратегических суждений. Потому логично, что большая часть из их сосредоточены в энергетике и осуществляются муниципальными гигантами вроде CNPC, Sinopec либо Фонда Шелкового пути.

Но из этого правила есть исключение. Это личные технологические компании из Китая, которые нередко оказываются намного динамичнее, чем получающие экономную поддержку муниципальные. Китайские технологические гиганты Huawei и Alibaba, руководствуясь рыночной логикой, потихоньку встраивают Россию в технологический Pax Sinica, а санкции Запада только ускоряют этот процесс.

Попутно эти компании равномерно меняют стиль Китая в Рф — заместо большой страны с многомиллионной армией дешевеньких рабочих, способных созодать только игрушки и кроссовки, он все почаще стает как мощная научно-промышленная держава, стоящая на фронтальном крае борьбы за командные высоты экономики грядущего.

Русским компаниям таковая ситуация не нравится. Соперничать с массивными Huawei и Alibaba тяжело, потому в дело идут просьбы к властям о помощи и лоббирование законов против китайских соперников, что обосновывается государственными интересами и кибербезопасностью.

ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ОФИЦИОЗ

Соглашение о научно-техническом сотрудничестве меж Россией и Китаем было подписано еще в 1992 году, но длительное время страны весьма ограниченно вели взаимодействие в сфере технологий — кроме военно-промышленного комплекса, примеров сотрудничества было очень не много.

В 2010 году совместные проекты были в главном в сфере базовой науки: около 30 институтов Русской академии работали с Китаем (посреди остального изучили физику плазмы, астрофизику, полимерные материалы и порошковую металлургию). Русские ученые также изучали нефтегазоносность бассейна реки Янцзы и загрязнение воздуха в Пекине.

Еще меньше примеров практического сотрудничества в больших разработках. В перечне ценностей числится около 40 проектов в разных отраслях, но важное в сфере технологий посреди их разве что стройку АЭС в Тяньване (田湾), начатое в 1999 году. В 2010-х оно было дополнено новеньким пакетом больших договоров «Росатома» и его «дочек». Даже Чаньчуньский технопарк, на который стороны ложили много надежд, стал только площадкой для научных и образовательных конференций.

Но в крайние годы ситуация стала стремительно изменяться. В Китае в 2012 году новеньким фаворитом стал Си Цзиньпин (习近平), а в Рф вослед за ссорой с Западом опосля украинского кризиса стартовал «поворот на Восток». Во время визита председателя Си в Москву в 2015 году было подписано заявление о сотрудничестве по сопряжению Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути, а через год на уровне правительств был запущен российско-китайский диалог по инновациям.

С того времени сделалось появляться больше практических проектов, но большая часть из их как и раньше соединены с межгосударственным сотрудничеством. К примеру, в 2015 году началась работа по обеспечению сопоставимости спутниковых систем ГЛОНАСС и Beidou (北斗), а в 2016-м Москва и Пекин подписали контракт о совместной разработке широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета (правда, здесь пока далековато от окончания из-за разногласий меж сторонами).

В 2019 году Москва и Пекин подписали совместное заявление о всеобъятном партнерстве и стратегическом содействии, также объявили 2020 и 2021 годами научно-технического и инноваторского сотрудничества, запланировав провести больше тыщи разных мероприятий. Особенное внимание стороны уделяют биотехнологиям, искусственному уму и робототехнике.

Как видно, официальное сотрудничество в главном нацелено на научную и образовательную сферы и в наименьшей степени — на предпринимательство и инновации. Посреди инициатив бизнеса, официально представленных на межправительственных мероприятиях, превалируют проекты в области энергетики и инфраструктуры. Такое положение не скоро поменяется: согласно целям на 2021 год планируется и далее созодать упор на эти две сферы. При всем этом большие и сверхтехнологичные компании из Китая интенсивно работают на русском рынке, заключают сделки с местными фирмами и расширяют свое присутствие. Но их деятельность не отражается в официальных двухсторонних документах, и на господдержку они рассчитывают куда меньше, чем находящиеся в госсобственности банки развития либо нефтегазовые гиганты.

БЕЗГОСПОМОЩНЫЕ

Из всех технологических компаний, работающих в Рф, самая популярная — это гигант электрической коммерции AliExpress (глобальный аналог китайской платформы электрической коммерции Taobao (淘宝), один из проектов техногиганта Alibaba Group). Одна из основных обстоятельств его фуррора в том, что он пришел в Россию ранее почти всех остальных, еще в 2010 году.

Русский рынок электрической коммерции тогда еще лишь зарождался, предложение очень отставало от спроса. В Москве, Санкт-Петербурге и ряде остальных больших городов русские интернет-ретейлеры были суровыми соперниками «Али», но вне крупных городов китайский гигант работал практически один. Не считая того, русские компании не могли повытрепываться таковым же богатым ассортиментом, низкими ценами и доставкой куда угодно, потому фуррор AliExpress был предрешен.

Экономический кризис 2014-го посодействовал китайской платформе — количество покупок на AliExpress составило 55% всех заказов в забугорных онлайн-магазинах, и Наша родина стала для компании главным рынком. К 2018 году толика AliExpress в онлайн-покупках россиян за рубежом превысила 70%.

В 2019-м компания стала располагать продукты и русских производителей. На 2020 год данной нам возможностью пользовались наиболее 20 тыщ продавцов. Для сокращения сроков доставки запустили прямые рейсы из Китая.

Но если брать русский онлайн-рынок в целом, то толика AliExpress на нем невелика — по данным Morgan Stanley, всего 1% в 2018-м. За крайнее десятилетие русская интернет-торговля стала довольно развитой и сегментированной. К тому же средний чек на AliExpress достаточно маленький по сопоставлению с внутренними платформами.

Чтоб укрепить свое положение, с октября 2019 года AliExpress Russia соединил внутри себя площадки Tmall, Pandao и стал работать в качестве совместного компании Alibaba Group (47,8% толики в СП), с одной стороны, и Mail.ru Group (15% толики), РФПИ (12,9%) и «Мегафон» (24,3%) — с иной.

Это неповторимый для Alibaba формат — в остальных странах китайский гигант не отдавал существенных пакетов акций местным компаниям. Создав СП, Alibaba заполучила местных союзников в внегласном противоборстве с русскими онлайн-ретейлерами, лоббировавшими «налог на AliExpress». Вообщем, беспошлинный порог ввоза с начала 2020-го все-же был снижен с €1000 до €200, но покупателей на китайской площадке это практически не затронет: средний чек находится на уровне 1,5 тыщи рублей.

Вторым большим игроком на русском технологическом рынке стала Huawei. Компания постоянно была заинтересована в Рф, но крайние годы на фоне санкций и запретов на внедрение продукции Huawei на Западе ее энтузиазм к Рф вырос в разы.

Huawei пришла в Россию в 1996 году — на тот момент это был 1-ый кабинет компании за пределами КНР и Гонконга. Тогда Huawei была быстрее заинтересована в доступе к русским кадрам в области программирования и не собиралась покорять зарождающийся рынок сотовой связи, а поэтому боялась инвестировать много.

В 2001 году Huawei открыла 1-ый учебный центр в Рф на базе Столичного технического института связи и информатики. Сейчас у компании наиболее 20 партнерств с русскими университетами со стажировками и грантами для студентов, совместными исследовательскими центрами и образовательными программками. Такое сотрудничество помогает завлекать ценные кадры.

Пока местные компании обязаны маневрировать меж эпидемией и экономическим кризисом, китайские гиганты продолжают расширять свое присутствие. Такое поведение китайцев не нравится их русским соперникам. В июле 2020 года премьеру Мишустину на Huawei сетовал CEO компании Group-IB, расследующей киберпреступления, Илья Сачков. «По зарубежным компаниям, которые находятся в Рф — сначала Huawei, — я просил бы направить внимание, что эти компании несут функцию двойного предназначения: не много того, что подрывают суверенитет РФ в плане информационной сохранности, они вполне рушат рынок труда. Спецы с заработной платой 250 тыщ рублей получают от Huawei в Рф оферы на 1,2–1,5 млн рублей», — гласил Сачков.

Но Huawei удачно подает свои деяния, напротив, как борьбу с утечкой мозгов из Рф. Опосля того как в мае 2019 года США ввели против Huawei санкции, компания направила 140 технологических предложений по сотрудничеству различным русским университетам. Компания договорилась о сотрудничестве с МФТИ в сфере развития технологий искусственного ума, а с МТС — о развитии технологий 5G и о пилотных пусках в Рф сетей связи 5-ого поколения.

Huawei получила поддержку в Рф на самом высочайшем уровне: в 2019 году на Петербургском международном экономическом форуме президент Путин раскритиковал санкции США против техногиганта Китая.

Сами русские работники Huawei признают, что предпочли бы работать в известной западной либо русской компании, потому что тяготятся китайской корпоративной культурой, но никакая иная компания не может предоставить сопоставимые заработной платы.

ЗА ЗАБОРОМ

Китайские техногиганты, разумеется, успешны на русском рынке — и все это без поддержки со стороны китайского страны. Быстрее они сами вступают в союзы с местными игроками и занимаются джиаром. Кроме примера СП Alibaba, есть и остальные.

В марте 2020 года Huawei стала стратегическим партнером пасмурной платформы Сбербанка, отказавшись от собственного пасмурного бренда в Рф. Компании также интенсивно сотрудничают вместе по мелочам: Huawei предустанавливает на свои телефоны приложения Сбербанка, а банк открыл сервис мгновенного кредитования для покупки техники Huawei.

Китайские компании меняют стиль Китая в очах русских потребителей. Если еще 10 годов назад из Китая в Россию шли в главном дешевенькие продукты легкой индустрии, то сейчас это китайская электроника — от телефонов Huawei, бытовой техники Haier и до умных устройств Xiaomi. Изменяется и отношение россиян к китайским IT-товарам — они уже не воспринимаются как дешевенькие и низкокачественные.

Для обыденного пользователя Huawei — это не высочайшие технологии и 5G, а доступные высококачественные телефоны, которые удачно обошли Siemens, Nokia, Sony, HTC и соперничают с гигантами Самсунг и Apple. На русском рынке телефонов китайские производители лидируют с 2015 года. За этот период времени их толика на рынке Рф выросла с 30% до практически 60%. На рынке ПК в Рф лидирует иной китайский техногигант — Lenovo, который держал 23,5% рынка ноутбуков в первом квартале 2020 года.

Китайский личный хайтек-бизнес равномерно встраивает Россию в Pax Sinica и, самое основное, готовит к этому общество. Беря во внимание, что санкции Запада при президенте Байдене сохранятся и, может быть, даже усилятся, а балканизация глобального технологического регулирования из-за противоборства Китая и США — все наиболее возможная перспектива, китайские личные технокомпании заносят принципиальный вклад в то, чтоб Наша родина осталась за цифровым забором на китайской стороне.

Добавить комментарий