Любопытно, но планируемый в Европе переход к т.н. «зеленоватой энергетике» отлично ложится в один весьма принципиальный тренд современности. А конкретно – в тренд падения уровня образования. Напомню, что в течение крайних 3-х – а может быть, и 4 – десятилетий  происходит процесс понижения осознания природы «приходящими в жизнь» поколениями. По последней мере, в Европе и США. (Ну, и у нас, понятное дело – мы же тоже «практически Европа».)

Предпосылки этого процесса, очевидно, довольно сложные – в том смысле, что  здесь мы можем следить действие не одной некий предпосылки, а некоей «суперпозиции» почти всех формально независящих явлений. К примеру, рассмотренного в прошедшем посте нарастания неадекватности иерархических систем – к коим относится и образование. (Это явление издавна понятно под заглавием «закона Паркинсона».) По этому все «реформы образования» закономерно приводят лишь к его ухудшению. Либо, скажем, понижение популярности естественно-научных и технических специальностей и связанных с ними познаний при росте воздействия различного рода «искусств управления и манипуляции». («Менеджмента и маркетинга».) В итоге что число грамотных профессионалов  миниатюризируется, а число тех, кто уверен в «умении управлять людьми» — вырастает. (О том, почему «умение» в кавычках, будет сказано раздельно.) В конце концов, все крайние десятилетия наблюдается понижение ценности самостоятельного доступа к познаниям – условно сказать, чтения. (Поточнее – чтения не для утехи, а для зания.)

Вообщем, для нас более принципиально здесь то, что обозначенное положение приводит к тривиальному недостатку профессионалов, способных к управлению сложными техническими системами, а уж тем наиболее – к их созданию. Те же «спецы», что имеются в наличие, все почаще оказываются не совершенно спецами, а все почаще – людьми, научившимися создавать о для себя воспоминание профессионалов. И единственное их отличие от несчастных «менеджеров» состоит в умении оперировать «техническими» либо «научными» понятиями. Правда, здесь сходу стоит сказать, что – в определенной  мере – данная неувязка возмещается возможностью усиления «аппаратного контроля», т.е., передачей части функций по управлению, ну и по проектированию техническим системам. Но ведь их – эти системы – так же нужно как-то проектировать! (Другими словами, до несчастного ИИ еще нужно дожить – и, быстрее всего, это создать нереально.)

* * *

Т.е., круг замкнулся. В итоге что в современном мире все почаще наблюдаются картины, подобные той, что была при трагедии на Фукусимской АЭС. Когда на хорошо (в принципе) перенесшей цунами станции персонал методично и уверенно довел ситуацию до расплавления активной зоны реакторов. А ведь необходимо было всего-то совершить цепочку необычных, но полностью тривиальных действий – и все завершилось бы с минимальными потерями. Но этого не вышло – и «Фукусима» привела не только лишь к разрушению самой станции, да и к загрязнению окружающей местности, приведшей, в свою очередь, к эвакуации населения. Наиболее того – по результату данной трагедии было принято решение, совершенно, избавиться от атомной энергетики в Стране восходящего солнца. (На 2017 год за ней осталось всего 3,7% генерации,  при том, что до 2011 года АЭС давали порядка 30%.

Наверняка, здесь не нужно гласить, что решения подобного рода принимаются не «по желанию левой пятки». В том смысле, что тривиальные утраты, которые обязана была понести Страна Восходящего Солнца, были соединены с весьма суровыми неуввязками, которые «диагностировала» данная трагедия.И эти задачи соединены никак не с угрозой реакторов, которые расслабленно работали для себя десятилетиями. (И расслабленно переносили все землетрясения и цунами.) А с тем, что фукусимская трагедия буквальным образом оголила делему адекватности имеющихся в стране профессионалов. Которые уже в 2011 году оказались далековато не в наилучшей форме. А ведь тогда деградация лишь начала проявляться! (К слову, на этом фоне можно вспомянуть о том, что в 2015 году – как раз опосля того, как происшедшее было осмыслено – министр образования Стране восходящего солнца открыто заявил о необходимости переориентации обучения с гуманитарной в техно составляющую. Правда, судя по всему, создать это оказалось тяжело, а поточнее – фактически нереально.)

Но ведь понятно, что одной лишь Японией дело не ограничивается. И что обозначенные сначала поста задачи обхватывают фактически все страны, за редчайшим исключением. Может быть, в Китае дело обстоит по другому, но там другие задачи, связанные с нулевой «начальной точкой»: еще посреди ХХ века в стране совершенно не было научных и инженерных школ. Ну, и КНДР так же стоит домом – но потому о ней нужно гласить раздельно. Все таки другие – включая и европейские страны, и США – отлично понимают, что текущий уровень готовности (не столько подготовки, сколько конкретно готовности) персонала еле-еле соответствует требованиям сохранности при эксплуатации  атомных реакторов. Если же гласить о их строительстве, то с сиим дело обстоит еще ужаснее. Скажем, французская Areva – построившая в свое время 10-ки АЭС (в том смысле, что 10-ки АЭС выстроили образовавшие ее конторы) – в крайние 10  лет не может достроить один !!! энергоблок на полуострове Олкилуото в Финляндии. Напомню, что 1-ый энергоблок данной для нас станции был заложен в 1974 году и пущен в 1978, 2-ой, соответственно, в 1975 и 1980. 3-ий же начал строиться в 2005 году и не достроен до сего времени.

* * *

Другими словами, и французы (!) оказываются уже на пороге утери «атомных технологий». Поточнее – на пороге утери способностей их использования, так как понятно, что сами технологии никуда не делись: папки с чертежами и технологическими картами как лежали, так и продолжают лежать в архивах. А вот людей, способных привести нарисованное и написанное в жизнь, судя по всему, не осталось. Потому логично, что и Франция собралась строить «светлое безатомное будущее». В том смысле, что к 2035 году она собралась закрыть четверть имеющихся реакторов – которые дают аж 71% (!) от всей французской генерации. (С следующим понижением дальше.) Очевидно, схожее решение оказывается еще наиболее болезненным – и поэтому, что поменять схожий недостаток на физическом уровне нечем. (У Стране восходящего солнца есть угольная энергетика, у Франции ее нет.) И поэтому, что дешевенький атом на данный момент практически спонсирует драгоценную «зеленоватую» энергию. И опосля его исчезновения может появиться суровая неувязка.

Потому французскому управлению в данном вопросце приходится лавировать – к примеру, заявлять о способности строительства новейших реакторов. (Хотя на физическом уровне подобные деяния с каждым годом стают все наименее возможными – см. описанную выше историю с «Олкилуото-3».) Но для остальных европейских стран – таковых, как та же Германии, Австрии либо Швейцарии – вопросец о необходимости закрытия АЭС оказывается решенным совершенно точно. В том смысле, что они собираются это создать на сто процентов, не связывая это ни с какими критериями.

Очевидно, официальная аргументация здесь «экологическая» — но понятно, что она не имеет дела к действительности. Так как «лица, принимающие решения»  в реальности все таки имеют – поточнее, обязаны иметь – представления, хорошие от представлений мещанина, забитого радиофобией. И потому должны отлично осознавать, что как раз в «экологическом плане» АЭС являются чуток ли не безупречными источниками энергии. (При грамотной эксплуатации, естественно – так как при безграмотной может случиться то, что случилось с Фукусимой.) А тот факт, что «антиатомное движение» обхватывает огромное количество государств, отлично указывает, что его недозволено свести только к вопросцу конъюнктуры – т.е., к тому, что какая-то одна «финансовая группа» одолевает другую. (Вопросец «мирового комплота», по понятным причина, разглядывать нет смысла.) А вот обозначенный выше вопросец деградации персонала смотрится здесь полностью правильно. В том смысле, что понятно: популяции о данном процессе гласить незачем, но это не мешает учесть схожий нюанс в муниципальном управлении.

* * *

При этом, так как речь здесь идет о системном явлении, то это проявляется не только лишь в отношении к атомной энергии. Так как понятно, что «атом» в этом случае оказывается на первом месте – так как «продукт современного образования» за пультом АЭС вправду быть может уподоблен известной «мортышке с гранатой» — но лишь им дело не исчерпывается. Так как оказывается, что фактически вся современная «энергетическая инфраструктура» находится под опасностью «обобезьянивания». (И не только лишь энергетическая – о чем будет сказано раздельно.) И на этом фоне несчастная «зеленоватая возня» вдруг начинает смотреться полностью рациональной. Не только лишь в том плане, что она дозволит – в случае фортуны – отдать новейшие заказы задыхающейся западной индустрии. Да и поэтому, что она может вправду решить обозначенную выше делему. Правда, решить не так, как это разъясняют мещанину – так как крайний здесь назначен только на роль жертвы – но сущности это не меняет.

Но о этом будет сказано уже в последующей части…

Добавить комментарий