Фото: Babr24.net
Что за трагедия случилась в Иркутской области и кто будет за это отвечать

Ликвидация последствий экологической катастрофы на иркутском предприятии «Усольехимпром» обойдётся стране минимум в 1 миллиардов рублей.

К разбору ситуации подключились Генпрокуратура и Следственный комитет. На объект уже выслали Росгвардию, а в дальнейшем к работам могут подключить силы Минобороны и войска хим защиты. По масштабам бедствия Усолье ассоциируют с Чернобылем, а 30 июля ситуация вокруг «Усольехимпром» стала главной темой совещания президента с местным губернатором. Разбираемся, кто довёл предприятие до катастрофы и почему за ошибки офшорных собственников будет рассчитываться правительство.

Что случилось на предприятии «Усольехимпром»?

В первый раз о дилемме «Усольехимпрома» на федеральном уровне заговорили годом ранее. Глава Росприроднадзора Светлана Радионова заявила о необходимости срочного принятия госпрограммы по рекультивации местности завода, она же и именовала Усолье-Сибирское вторым «Чернобылем».

Работа завода «Усольехимпром» была стопроцентно остановлена в 2014 году. А ещё 9 годов назад началась процедура банкротства в отношении компании-владельца завода. С русских времён на местности завода находились ёмкости с небезопасными отходами –на «Усольехимпроме» производили ртуть, каустическую соду и хлор. С течением времени цистерны для хранения небезопасных химикатов начали разрушаться, «посодействовали» и охотники за сплавом. За прошедший, 2019-й год, завод горел по наименьшей мере 16 раз. Из-за ситуации на «Усольехимпроме» власти не раз объявляли режим чрезвычайной ситуации.

«Я не так давно посещала этот объект и своими очами увидела, что там происходит. Большущее количество ртутьсодержащих остатков, зараженное ртутью создание, которое нуждается в демеркуризации. В корпусах завода хранятся емкости с химически небезопасными субстанциями, часть из их находится под давлением. Что там — никто не понимает. В скважины, из которых когда-то избрали солевой раствор, закачали нефтеотходы. Рядом течет Ангара, и понятно, если такую скважину прорвет, река будет загрязнена. Практически, это земля экологической катастрофы. Необходимо действовать уже на данный момент, по другому мы получим таковой «экологический Чернобыль», — поведала Радионова в интервью «Известиям»

Где были местные власти?

Они не единожды просили региональное правительство выделить средства – если не на полную чистку местности от небезопасных веществ, то хотя бы на охрану завода. Но напрасно: Минприроды два раза ответило отказом, а у региональных властей просто не было возможностей создать что-то самим, так как у завода был собственник, а земля под «Усольехимпромом» находилась в федеральной принадлежности.

Тогдашний губернатор Иркутской области Сергей Левченко (он выдвигался от КПРФ (Коммунистическая партия Российской Федерации — официально зарегистрированная левая политическая партия в Российской Федерации)) пенял, что его зря винят в нежелании решать задачи компании. Он отторг сопоставление «Усольехимпрома» с Чернобылем и добавил, что предприятие, на самом деле, окончило свою работу наиболее 40 годов назад. «Почему до меня никто не занимался утилизацией этих отходов, я ответить не могу. Когда я встал у руля, сходу поставил задачку заняться утилизацией отходов», — заявил он в интервью РБК.

Дело двинулось с мёртвой точки опосля того, как сегодняшний врио губернатора области Игорь Кобзев обратился к федеральным властям с призывом о помощи. Результат – на делему направил внимание президент и поручил в кратчайшие сроки сделать комиссию, которая и займётся ликвидацией катастрофы. Средств тоже выделят – пока что речь идёт о 1 миллиардов рублей.

По итогам заседания будет сотворена особая комиссия. А пока – охранять местность завода от охотников за сплавами будет Росгвардия.

А что все-таки обладатели завода? Они совершенно где?

«Усольехимпром» — самый броский пример отвратительного поведения собственника, охарактеризовала ситуацию Светлана Радионова. В реальный момент формально у завода два обладателя: это ООО «Усолье-Сибирский силикон» и ООО «Усольехимпром». 1-ая компания находится в залоге у конторы, зарегистрированной в кипрском офшоре, 2-ая – принадлежит офшорной фирме с Английских Виргинских островов. Обе компании признаны банкротами.

Против собственников не единожды возбуждались уголовные дела, кого-либо даже осудили – к примеру, бывшего замгендиректора «Усольехимпрома» Владимира Дмитриева и управляющего работ по консервации Игоря Высоцкого. Они оба были признаны виноватыми в нарушении правил воззвания с экологически небезопасными субстанциями и отходами и получили год и 8 месяцев заключения соответственно.

Вообщем, и ранее дела у завода шли не наилучшим образом. Начав свою работу сначала 30-х годов прошедшего столетия, усольский комбинат длительное время был в фаворитах посреди всех промышленных компаний Урала. Но к концу 80-х предприятие сделалось неэффективным, создание ртути было остановлено. Опосля развала СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) комбинат поняла та же судьба, что и почти все остальные фабрики по всей стране: оно переходило из рук в руки и продолжало медлительно дохнуть.

Шанс вылезти из чёрной дыры был сначала 2000-х, когда контроль над предприятием получила Восточно-сибирская финансовая промышленная группа. Сменился совет директоров, работники вновь начали размеренно получать заработную плату, завод начал выходить на рентабельность. Но скоро было принято решение начать функцию банкротства, так как на «Усольехимпроме» тяжкими гирями висели накопившиеся ранее долги.

Завод в очередной раз сменил хозяев, но свою работу не закончил. К проекту подключились инвесторы — Сбербанк, ГК Роснано и остальные компании, в планах было сделать создание поликристаллического кремния для солнечных батарей. Но примыкающий Китай смог сделать аналогичное создание куда резвее… и вновь суды, уголовные дела, акция распродажи имущества. И экологическая трагедия, очевидно.

И что сейчас созодать?

Разгребать последствия безудержного кутежа таковых вот «действенных собственников» на руинах русской индустрии придётся государству. За муниципальный же, очевидно, счёт. Здравый смысл дает подсказку: кто экологическую катастрофу учинил – тот за неё и отвечать будет.

В случае с «Усольехимпромом» будет труднее: в Норильске понятно, вот олигарх-собственник – вот он пусть и отвечает, если не желает — заставим. А здесь – ищи-свищи фирмы-прокладки по зарубежным офшорам, да выясняй, кто их конечный бенефециар. И результаты расследования в отношении «Усольехимпрома» могут быть весьма и весьма нежданными, если веровать инсайдерской инфы…

В русских законах почти все до конца не прописано. Как в плане возможностей местных властей, которые лицезрели делему, но не могли ничего с ней создать. Как и в плане того, что сама ситуация, когда предприимчивые граждане доводят до банкротства некогда процветающие компании, разворовывают всё, что остается, а потом исчезают в неведомом направлении, оставив опосля себя тонны ядохимикатов и дыры в федеральном бюджете, в принципе обязана стать неосуществимой. О этом, к слову, и глава Росприроднадзора не единожды гласила. По ее словам, пока сохраняется ситуация, в какой собственник может получать доход, а позже, при уменьшении прибыли, переоформить объект на фирму-однодневку и пропасть, трудно чего-нибудть поменять.

«Объекты подобного типа должны отдаваться на эксплуатацию с финансовыми гарантиями. Это коммерческие опасности. Просчитывать их учат во всех денежных институтах. Должен быть механизм страхования либо резервирования средств, которые будут ориентированы на устранение экологического вреда. К примеру, любой год часть прибыли может идти на формирование «подушечки сохранности», как делается в почти всех странах. И когда жизнедеятельность компании завершится, будет довольно средств, чтоб всё привести в порядок», — считает Радионова

Может, напрасно правительство в своё время дало по дешевке оплаченное тяжким трудом русских людей в руки таковых вот действенных собственников? Попировав на остатках народных богатств, они с лёгкостью сбрасывают тяжесть похмелья за собственный кутёж на федеральный бюджет. А сами улетают – туда, где сердечко их: в юриспунденцию собственных же офшоров.

 

Добавить комментарий