Штаб бывшего кандидата в депутаты Госдумы по 198-му одномандатному округу Москвы Анастасии Брюхановой в ходе расследования нарушений на выборах узнал, что при электрическом голосовании использовались боты.

«Мы исследовали данные с официального веб-сайта столичной мэрии и узрели там ферму голосующих роботов», — гласит Анастасия Брюханова.

По ее словам, база данных электрического голосования содержит аналог списков избирателей в зашифрованном виде. Списки делятся на блоки по 100 избирателей в любом.

При анализе явки избирателей, перечисленных в любом из блоков, выяснилось, что в подавляющем большинстве блоков явка близка к 95%. «Это нормально. Люди и правда практически постоянно голосуют электронно, если зарегались, — признает Анастасия Брюханова. — Но приблизительно в тыще блоков, а это 5% от всех электрических избирателей, явка была равна 80%. И шли эти странноватые блоки строго попорядку, одним сектором».

Если допустить, что в эту тыщу блоков соединили настоящих избирателей, придется поверить, что они прошли регистрацию «организованной группой», а позже только 80% из их прошли функцию электрического голосования. «Случаем такового буквально не могло произойти», — подчеркивает Анастасия Брюханова, комментируя аномалию.

По ее словам, боты «оказались достаточно хитрецкими». Они голосовали не сразу, а равномерно, «ориентируясь на настоящую явку избирателей».

Отделить 100 тыщ голосов, оставленных «роботами», от 2-ух миллионов голосов настоящих избирателей было бы нереально, если бы фальсификаторы не допустили роковую ошибку, подчеркивает Анастасия Брюханова.

«Видимо устроители решили, что итоговая явка на электрическое голосование будет около 80%, как это было годом ранее на довыборах городских депутатов в нескольких столичных районах», — объясняет она. Но настоящие избиратели проявили весьма высшую явку, из-за чего же «боты стали ясно видны в общем массиве» голосовавших.

Соратники Анастасии Брюхановой представили, что механизм «вброса» электрических голосов за провластных кандидатов был связан с действием переголосования. Власти преподносили переголосование как инструмент демократии, с помощью которого гражданин может поменять собственный выбор, даже если на него оказывается административное давление. Но, как считают в штабе Брюхановой, переголосование позволило «переписать» электрические бюллетени, заполненные сторонниками оппозиции. Благодаря этому в 198-м окружении одержала победу соперник Брюхановой — член партии «Справедливая Наша родина — Патриоты — За правду» Галина Хованская. Но этот же механизм применялся и во всех остальных столичных окрестностях.

«Не необходимо заменять бюллетени и заносить конфигурации в блокчейн. А те, за кого переголосовали, никогда и не выяснят, что их голоса ушли на самом деле к единоросам, — гласит Брюханова. — Конкретно переголосование и сделалось предпосылкой тех „стремительных вбросов“ в воскресенье с перерывом на обед. То есть махинаторы в воскресенье брали наиболее ранешние голоса и переголосовывали ими за Хованскую. Так ей приписали приблизительно 13 тыщ голосов. Это практически все переголосовавшие».

На графиках, размещенных Публичным штабом по наблюдению за выборами также видны аномалии. На их видно, что в субботу вечерком и воскресенье днем (18—19 сентября) у избирателей, голосовавших за Брюханову, появилось острое желание поменять собственный глас. При всем этом у голосовавших за Хованскую такое желание не появилось. В остальных окрестностях наблюдается таковая же картина, утверждает Анастасия Брюханова. Москвичи в крайние день голосования «массово разочаровались» в оппозиции и пошли отдавать голоса за кандидатов от власти, иронизирует она.

Непонятно, как конкретно происходило аномальное переголосование. «Может быть, кто-то получил ранее времени ключи шифрования и переголосовал лишь за избирателей оппозиции», — представила Анастасия Брюханова.

Независящие наблюдатели считают, что масштабные фальсификации могли происходить не лишь на шаге электрического голосования, но и во время подсчета голосов. Почти всех заставило задуматься то, что сходу опосля закрытия избирательных участков наблюдателям просто закрыли доступ к системе Дистанционного электрического голосования. Спустя несколько часов власти заявили, что это было изготовлено из-за решения ФСБ отозвать ключ для доступа к ноде наблюдающего (Нода — особый комп, с которого наблюдатели могут смотреть за действием голосования). Итоговые протоколы электрического голосования были готовы лишь на последующий денек. Устроители выборов разъясняли задержку тем, что «машинка длительно считает» голоса.

«Чего же там разъяснять? Это делает бот. Я похож на бота?» — гласил глава столичного штаба по наблюдению за выборами Алексей Венедиктов.

Добавить комментарий