Когда в Петербурге официально докладывали о 3 погибших за день, в городском крематории сжигали 30 тел с пометкой COVID+. В распоряжении «Фонтанки» оказался документ, в каком по денькам зафиксированы будни второго «коронавирусного» корпуса на Шафировском.

Фото: Венера Галеева/«Фонтанка.ру»

Судя по сиим данным, пиковая смертность от новейшей инфекции в городке наблюдалась уже в мае — в этом месяце в «ковидном» кремцехе провели 1400 кремаций. В июне — 1600.

«Ковидных разгружают в одном месте. Вы увидите, там мужички в белоснежных костюмах малярных прогуливаются. Просто посчитайте катафалки, подъезжающие ко второму корпусу», — таковой совет еще в летнюю пору «Фонтанке» отдал источник в ритуальной сфере в ответ на вопросец, можно ли узнать подлинные масштабы смертности от коронавируса в Петербурге.

В октябре в распоряжении «Фонтанки» оказалась книжка в голубой обложке — «Журнальчик учета актов проведения кремаций тел погибших (погибших), зараженных новейшей коронавирусной заразой». Согласно этому документу, за период с 14 апреля по 27 октября во 2-м корпусе крематория, отведенном под погибших от коронавируса, сожгли 5868 тел. Согласно официальной статистике оперативного штаба по борьбе с COVID-19, на эту дату в городке было зафиксировано 3674 смертельных исходов. Разница — 2194 погибели.

Статистика смертности от коронавируса в Петербурге вызывала вопросцы с самого начала эпидемии. Денек в денек сделалось понятно лишь о первой погибели зараженного ковидом пациента — 28 марта. Когда смертность начала расти, в городке сделали смертельную комиссию из 11 человек, которая изучает историю заболевания и остальные документы, чтоб решить: погиб пациент от коронавируса либо от остальных обстоятельств. В мае комиссия признавала ковидными лишь половину рассмотренных случаев.

С 3 июня в комздраве изменили методику подсчета смертности от COVID-19: случаи, общепризнанные смертельной комиссией, соединили с мед свидетельствами патологоанатомов. Резкий рост смертности от ковида сначала лета комздрав растолковал тем, что в июньскую статистику попадали случаи, зафиксированные в прошлые месяцы.

Не считая данных оперштаба, которые публикуются на портале «Стопкоронавирус», еще есть два источника цифр для анализа смертности от COVID-19. Это отчеты Росстата (сейчас размещены «ковидные» данные с апреля по август) и статистика городского комитета по делам ЗАГС. Числа Росстата любой месяц оказываются существенно больше тех, что публикует «Стопкоронавирус», поэтому что Росстат основывается на итоговых заключениях о погибели, а оперштаб — на первичных. Не считая того, Росстат раздельно считает случаи, в каких ковид был признан главный предпосылкой погибели и когда он был отнесен к «иным принципиальным состояниям». ЗАГСы ведут общую статистику погибших в Петербурге, основываясь на заключениях о погибели, приобретенных от родственников, и раз за месяц дают общую цифру по городку. По ней можно судить лишь о резком росте смертности по сопоставлению с прошлыми годами. Самым ужасным месяцем в этом плане оказался июнь, когда комитет отчитался о погибели 7106 человек. Для сопоставления: год назад в июне в Петербурге умерло 4575 человек.

Крест на статистике

Из-за расхождений в статистике журналисты стали находить другие методы узнать подлинное количество ковидных смертей. Самым приятным аспектом могло бы стать количество могил.

Сначала апреля управление Роспотребнадзора по Санкт-Петербургу выпустило предписание, в каком был определен порядок захоронения погибших от новейшей коронавирусной инфекции: лишь в цинковых гробах, без церемонии прощания. На практике же оказывалось, что родственники скончавшегося с подтвержденным коронавирусом могут рассчитывать лишь на кремацию.

22 апреля в правительстве Санкт-Петербурга обусловили два адреса для захоронения погибших с подтвержденным диагнозом «коронавирус»: на Иликовском кладбище в Ломоносове и на Новеньком Колпинском городском кладбище. Фото первых похорон на этих участках здесь же возникли в СМИ.

Но растущее количество новых могил не сделалось приятным показателем уровня смертности от ковида в городке. Порядок погребения жертв коронавируса, определенный Роспотребнадзором, сходу же вызвал возмущение родственников погибших. С 28 мая скончавшихся от ковида разрешили хоронить на всех кладбищах, но лишь в схожие могилы либо семейные захоронения. На практике же родным погибшего с подтвержденным коронавирусом человека давали создать выбор: либо два «коронавирусных» кладбища в Ленобласти, либо кремация с возможностью захоронить урну в другом месте. Как сказали в ГУП «Ритуальные услуги» в ответ на депутатский запрос главы фракции «Яблоко» в петербургском парламенте Бориса Вишнеского, по состоянию на 1 августа, когда, по данным оперштаба, в городке от ковида умерло 2052 человека, на этих участках было 376 захоронений. Официальной статистики по числу захоронений погибших от COVID-19 в схожие могилы на остальных кладбищах не ведется.

Крематорий

С начала эпидемии под кремацию погибших, инфицированных COVID-19, был выделен раздельно стоящий производственный цех № 2 крематория на Шафировском проспекте. В июле «Фонтанка» направила официальный запрос на имя гендиректора ГУП «Ритуальные услуги» Андрея Грачева с просьбой сказать, сколько тел погибших было кремировано в цехе № 2. ГУП передал запрос в Междуведомственный городской координационный совет по противодействию распространению новейшей коронавирусной инфекции. Ответа так и не последовало.

Крематорий на Шафировском выстроили сначала 1970-х. Посреди нулевых, когда здание постарело, тут начали реконструкцию, при этом не останавливая непрерывный рабочий процесс. Сейчас здание опять украшают информационные щиты о том, что ведется обследование перед серьезным ремонтом. В неких местах облицовка облезла до красноватого кирпича, гостей от вероятных травм берегут аварийные огораживания.

Крематорий со стороны пт для приема Фото: Венера Галеева/«Фонтанка.ру»

В крематории в общей трудности 14 печей, в обыденных критериях тут сжигают порядка 150 трупов в день. На сжигание 1-го тела требуется около 1,5 часов, производственные цеха работают круглые сутки без выходных. В основном корпусе оборудовано 9 ритуальных залов, из которых гробы попадают на нижний этаж, в главный производственный цех. Там гроб с телом сжигают при температуре от 800 до 1100 градусов Цельсия. Кости и останки отделяют от расплавленных железных частей и размельчают в кремуляторе. Пепел запаивают в специальную капсулу, которую помещают в урну. Церемонии прощания с зараженными коронавирусом запрещены, потому родственники, сдав гроб с телом в крематорий, через сутки-трое приходят, чтоб получить урну.

«Проектная мощность крематория — наиболее 200 тел в день, — гласит источник «Фонтанки». — Но в июне из-за того, что погибших было очень много, работать было тяжело. Гробы грузили в машинки штабелями друг на друга, почти все привозили в цех с продавленными и сдвинутыми крышками. Сотрудники, естественно, страшились заразы, но больше работать было некоторому — и все молчком работали».

Фото: читатель «Фонтанки»

Сейчас у входа во 2-ой корпус ажиотажа не наблюдается. Время от времени на улицу выходит покурить мужик, из-под темной куртки показываются белоснежные штанины спецкостюма. Ни защитной маски, ни капюшона нет. Судя по журнальчику учета, в конце октября 2-ой кремцех пока работает в сравнимо умеренном режиме.

Одно имя — одна цифра

Путь тела по инфраструктуре крематория начинается с розового талона. На талоне — ФИО, регистрационный номер, дата и время обряда. С апреля на неких талонах возникает пометка «закр +». Это означает, что у погибшего диагностирован ковид, открывать гроб недозволено, проводить обряд прощания — тоже. Любой денек для второго корпуса составляется отдельный «акт проведения кремаций», в каком перечисляются ФИО погибших и их порядковые номера. Акты хранятся отдельными файлами в архиве, но их содержимое любой денек от руки заносят в особый «Журнальчик учета актов проведения кремации тел погибших (погибших), инфицированных COVID-19» — огромную бухгалтерскую тетрадь, расчерченную по линейке карандашом. Практически в ней содержатся имена всех, кто погиб в Петербурге с ковидом и был кремирован во 2-м производственном цехе. Нужно отметить, что в городке кремировали и тех, у кого ковид был лишь заподозрен. Но на обложке журнальчика верно написано — «инфицированных COVID-19».

Записи в журнальчике начинаются с 12 апреля. К 30 апреля кремировали 220 погибших, зараженных коронавирусом. Потом объемы работы второго корпуса начали расти.

30 апреля за день было кремировано 24 человека.

1 мая — 34 человека.

11 мая — 30 человек.

15 мая — 43 человека.

16 мая — 60 человек.

17 мая — 74 человека (порядковые номера с 731-го по 804-й).

22 мая — 70 человек.

24 мая — 71 человек (номера 1153–1225).

26 мая — 71 человек.

29 мая — 60 человек.

В июне сжигали в среднем 55 тел в день.

10 июня — 58 человек.

16 июня — 45 человек.

18 июня — 64 человека.

19 июня — 61 человек.

Самые томные смены пришлись на 29 июня — 78 человек за день (номера с 3176-го по 3253-й). 30 июня — 61 человек (номера 3254–3314). А с 1 июля пошло резкое понижение, 26 человек за день и меньше.

Согласно журнальчику учета, к 1 мая, другими словами за апрель, во 2-м корпусе кремировали 221 тело. А по данным оперативного штаба, по состоянию на 1 мая в городке умерло всего 33 человека, в 6,7 раза меньше, чем было кремировано. Вешние числа из крематория оказываются поближе к данным Росстата, согласно которым в апреле в Петербурге из-за коронавируса погибли 354 человека, из их у 187 ковид стал главный предпосылкой погибели.

1 июня в журнальчике учета было уже 1644 записи. Итого за май было кремировано 1423 человека. По данным оперативного штаба, смертность в городке была меньше в 7,7 раза — за май высчитали 213 погибших. Статистика Росстата по Петербургу утверждает, что за этот период в городке умерло 1805 человек с подтвержденным диагнозом. Из их в 966 вариантах ковид стал главный предпосылкой смертельного финала, а в 839 — принципиальным состоянием.

1 июля — в журнальчике учета уже 3315 фамилий. А по данным оперативного штаба, погибших к данной нам дате в общей трудности в 2,8 раза меньше — 1182 (969 человек за июнь). За 1-ый летний месяц на Шафировском кремировали 1671 человека. Статистика Росстата по Петербургу за июнь — 1207 погибших с ковидом как главный предпосылкой погибели и 677 — как «иным принципиальным состоянием».

1 августа — в журнальчике кремцеха 4206 фамилий. Итого за июль — 891 кремированный, это практически вдвое меньше, чем в прошедшем месяце. Июльская статистика крематория в первый раз начинает совпадать с городской. По данным оперативного штаба, в июле в городке 870 погибших от ковида. Статистика Росстата по Петербургу за июль — 794 с коронавирусом как главный предпосылкой погибели, и 416 — ковид как «остальные принципиальные состояния».

1 сентября — 4768 записей в журнальчике учета. Итого за август — 562 кремированных во 2-м корпусе. Характеристики крематория опять начинают опережать официальную статистику. По данным оперативного штаба, на 1 сентября в городке 2440 погибших, из их за август — 388 человек. Росстат за крайний летний месяц дает такие числа по Петербургу: у 447 ковид — основная причина погибели, и 458 — остальные принципиальные состояния.

К 1 октября в журнальчике учета 5246 фамилий. Итого за сентябрь кремировано 478 человек. По данным оперативного штаба, на 1 октября в городке 2972 погибших, либо 532 в месяц. Данные Росстата за сентябрь еще не размещены.

Крайняя запись в журнальчике, когда с ним знакомился корреспондент «Фонтанки», была датирована 25 октября и заканчивается порядковым номером 5812. По данным оперативного штаба по состоянию на 25 октября, от коронавируса в Петербурге погибли 3627 человек.

Крайний документ, с которым удалось ознакомиться «Фонтанке», — отдельный акт о кремации тел от 27 октября, на нем стоит порядковый номер 5868. По данным оперативного штаба — на 27 октября в городке в общей трудности 3674 скончавшихся от коронавируса.

За день 27 октября во 2-м корпусе кремировали 22 человека. Выходит, что намедни, 26 октября, было 34 кремации. Числа, сопоставимые с показателями конца апреля.

С 1 по 27 октября во 2-м корпусе было кремировано 622 человека. По данным оперативного штаба, за этот же период в городке умерло 702 человека.

Untitled infographic
Infogram

Нужно отметить, что меж гибелью и кремацией может пройти от 3–4 до 11–17 дней. Чтоб проверить подлинность книжки учета, «Фонтанка» отыскала в перечнях кремированных знакомые фамилии.

Фото: читатель «Фонтанки»
Фото: читатель «Фонтанки»

 

Архитектор Роман Шустров, который скончался от коронавируса 14 мая, числится под номером 1139 от 23 мая.

Санитарка 9-го отделения НМИЦ травматологии и ортопедии им. Вредена Юлия Ясюлевич — 409-й номер.

Знаменитый диспетчер скорой помощи Владимир Манькович, погибший 4 мая, — под номером 422 от 8 мая.

Палатная мед сестра Городской поликлиники № 40 Курортного района Ира Лысова скончалась 8 мая, числится под номером 891 от 19 мая.

Заведующая отделением пульмонологии Елизаветинской поликлиники Лилия Уон скончалась 12 мая, числится под номером 1525 от 29 мая.

Доктор-рентгенолог, заведующий отделением лучевой диагностики Городской медицинской поликлиники № 31 Виктор Парафило скончался 15 мая — номер 914 от 20 мая.

Послесловие

Статистика петербургского крематория подтверждает, что официальные данные городского оперативного штаба по смертности в мае и июне занижены. Естественно, недозволено утверждать, что полностью все, кто был кремирован во 2-м производственном цехе, погибли конкретно от коронавируса. Но эти данные — очередной аспект оценки смертности, который, в сопоставлении с иными данными, гласит: в мае, когда скорые выстраивались в очереди у больниц, а врачи валились с ног от вялости, в городке уже наблюдалась высочайшая смертность от новейшей коронавирусной инфекции. Во всяком случае, выделенный под ковид 2-ой кремцех работал ударными темпами — лишь успевали подвозить.

Венера Галеева

«Фонтанка.ру»

Добавить комментарий