Бедность не порок, а самый настоящий враг, потому что пороки ещё можно вылечить, а бедность, как ни врачуй, консилиум придёт к выводу о необходимости хирургической операции. Президентское определение социально-экономических проблем как главного врага России совсем не случайное и полностью соответствующее создавшемуся положению.

Планы руководства на развитие внешней и внутренней политики серьёзно сдерживаются низким качеством жизни населения. Это в эпоху больших социалистических строек фактор бедности не являлся ни острым политическим вопросом, ни тем более врагом, потому что выпадающие доходы гражданам заменяли идеологией и лозунгами завтрашних побед. Сегодня же ситуация другая, она требует решения социальных проблем здесь и сейчас или хотя бы осязаемых шагов в этом направлении, потому что нынешний груз бедности становится для власти политически неподъёмным: он сильно осложнил проведение выборов, он провоцирует в стране излишнее социальное напряжение и турбулентность и, наконец, не позволяет аргументировать правоту российского курса в спорах с внешними оппонентами и создать привлекательный образ великой страны.

Геополитическая обстановка такова, что крепость должна подпираться не только мощными средствами обороны и от души накормленными защитниками, но и сытым населением.

Не зря говорится, что война войной, а обед по расписанию.

Это значит, что согласие в обществе, поддержка власти и доверие к ней теперь зиждутся как на традиционном народном расположении к конкретной фигуре популярного руководителя и его команде, так и на том, какой густоты нынче борщ в тарелках большинства соотечественников. Поскольку борщ стал жиже, чем был раньше, слабее становятся и скрепы. Это прежде страна считала, что раз не жили хорошо, то нечего и начинать, а теперь за плечами у россиян тучные и сытые времена, воспоминания о которых не только не забыты, но и всё сильнее бередят народные души, особенно на фоне картинок на телеэкране про успешную и денежную жизнь различных звёздных персонажей, чиновников с политиками и приближенных к власти бизнесменов.

Перед выборами давно ожидаемый социальный разворот вроде бы забрезжил определёнными очертаниями и даже воплотился в конкретные суммы социальных пособий отдельным категориям граждан. Но российская бедность от этого не стала меньше, а лишь оказалась чуточку подкрашена с фасада. Власть уже декларировала намерение и впредь продолжать политику социальной поддержки нуждающихся слоёв населения, однако руководство понимает, что это вынужденная, но недостаточная мера для решения проблемы бедности.

Очевидно, для того чтобы страна зажила лучше, необходимы большие реформы и значительные изменения в госуправлении, а то и корректировка курса. Бедность в России – вопрос не только экономический, но и в заметной степени политический, потому что успешное развитие экономических секторов зависит от внутренней атмосферы, состояния судебной и правоохранительной систем, от степени давления со стороны государственных институтов и рамок заданных ограничений, от уровня коррупции и от изгибов бюрократических рогаток.

Нынешняя задача усилить борьбу с бедностью воспринимается как приказ утопить в пол акселератор и добавить газу при включённом ручном тормозе: шума и выхлопов становится больше, но скорость не возрастает.

Такая пробуксовка продолжается уже не один год, и кто только из экспертов ни давал своих советов по выходу из положения, каких только программ ни писалось, каких проектов ни планировалось, а воз и ныне там.

Государство пытается решить проблему развития мегапроектами, как на Дальнем Востоке или как со строительством социально-экономических кластеров в Сибири, в ход идут новые организационные подходы, изменения правил администрирования, новаторские методы управления. Очевидно, что Правительство в пределах своих компетенций делает всё, чтобы выжать из конструкции максимум возможного, не нарушая ключевых узлов и оттягивая капитальный ремонт. При этом населению послан чёткий сигнал, что, несмотря на трудности переживаемого периода, никто не будет забыт, а в сложных и чрезвычайных обстоятельствах власть придёт на помощь – и поддержит, и поможет. Такой сигнал принят к сведению, и во многом благодаря ему страна пусть и через не могу, но продолжает синхронизировать свою борьбу за выживание с курсом государства, не оставляя надежд на то, что свет в конце тоннеля рано или поздно, но появится.

Однако, судя по неоднозначным результатам прошедшего в сентябре голосования и по далёким от оптимизма настроениям граждан что в столицах, что глубинке, вопрос о преодолении бедности и назревшие требования к изменению жизни всё выше поднимаются в повестке, формируемой страной, в то время как ответные шаги сверху за ней уже не поспевают.

И это означает, что уже мало объявить бедность врагом и издать приказ о мобилизации на борьбу с таким наступающим неприятелем.

Страна оказывается у той черты, когда обнадёживающее слово и хорошие планы должны сопровождаться перестройкой условий для их исполнения, поскольку ясно, что прилагаемые усилия в который раз могут и не принести ожидаемого результата, а бедность отступит разве что на бумаге да в телерепортажах.

Конечно, на время заглушить проблему путём административных новаций и экстренных мер вполне возможно, но враг от этого разбит не будет, а только окопается до следующей вылазки, за которой дело точно не станет, тем более на фоне не слишком впечатляющих экономических прогнозов и изменчивости рыночной конъюнктуры. Вселяет надежду лишь то, что враг по-настоящему общий и для власти, и для абсолютного большинства граждан, цель победы над ним является объединяющим началом, но если не будет генерального сражения с предварительным подтягиванием тылов и реформированием армий, а продолжатся позиционные бои с переменным успехом, то верх возьмут усталость и апатия, которые уже начинают подтачивать страну, утомлённую затяжными невзгодами.

Добавить комментарий