В процессе политической борьбы, ради красноватого словца – человек любит охаять противника. Человеку характерно гиперболизировать злую суть обратной стороны, преподносить её в карикатурном и уродливо-искажённом виде, выставлять нужные шаги неугодной власти как «глупую беспощадность» и «ничем не оправданное злодейство». Таковы законы информационной войны, ровесницы обыденных войн. Необходимо взять то, что у другого – и выставить в свете, как можно наиболее чёрном. А если ТО ЖЕ САМОЕ творится у тебя – умалчивать либо гласить, что у нас «совершенно не такое»…

Ничто не отбирает у исследователя объективность и трезвость взора, адекватность подходов, чем «двойные эталоны». Когда, к примеру, из общей совокупы безжалостно подавленных демонстраций выделяют ТОЛЬКО на местности неприятеля, а на своей – в упор не лицезреют. Мы – это мы! Мы молодцы, и делаем всё во благо! Даже если дубинкой, водомётом, резиновыми либо боевыми пулями! А вот они – они нехорошие! Нам пришлось по нужде стрелять в люд, а вот они – делали то же самое «только из беспощадности и по незапятанной злости». Мы собственных жертв помиловать не можем, вы же видите, какие они деструктивные; а вот они должны собственных жертв миловать всюду и постоянно, и т.п.

Для того, чтоб быть беспристрастным человеком, и просто не быть дурачиной, которым манипулируют, как лабораторным зайчиком, необходимо, до этого всего, осознавать природу власти как явления.

+++

Человек бежал по степи, а за ним гнались убийцы – печенеги либо крымские татары. Изнемогая, израненный и смертельно вялый, человек прибежал к воротам крепости и стал стучаться туда:

-Пустите! Возьмите! Укройте!

И его впустили. Объяснив, что крепость осаждённая и в ней есть свои порядки, и порядки строгие. До этого всего, это, естественно, власть коменданта крепости и его доверенных лиц. Если хочешь укрыться от погибели в крепости, то помни, что приказы коменданта не дискуссируются, и ты должен стать всеполноценным заступником крепостных стенок, делать все требования.

Помни, что в крепость тебя никто не звал – ты сам попросился укрыть тебя. И поэтому что для тебя нравится, а что не нравится – оставь на 2-ое, первым же прими штатский долг.

Так появилось крепостное право в Рф. А вы как задумывались?

На многолетний войне с Россией европейцы, естественно, выставляют это крепостное право карикатурно и с омерзением. Как насилие меньшинства над большинством (?!), не имевшее объективно-исторических оснований. Как проявление «рабской натуры» российских – «робко» умалчивая, что власть британского капитана на судне была куда жёстче, чем власть российского помещика (коменданта континентальной крепости), а беспощадности, насилия и зверства к британскому народу применялось куда больше. Весьма почти всех клюквенных «красот» евро зверства российские на для себя не испытали, как, вообщем, и напротив.

+++

Историзм, как подход, историческая настоящая правда, требуют признавать, что у морских наций появляются свои, специальные формы угнетения людской личности, вытекающие из особенностей морского дела. У наций континентальных – остальные, тоже специальные орудия угнетения. Рассуждать о том, какие из их лучше, а какие ужаснее – несуразно.

Все они нехорошие. Но исторически нужные на своём шаге развития общества.

Пока общество не научится жить без их – оно без их обойтись не может.

Без их совершенно просто все всех уничтожат – и это нужно осознавать (нет ничего наиболее кровавого, чем хаос безначалия).

Естественно, в режиме информационной войны геополитических гигантов пропаганда противника пробует приписать «лёгкость» своим формам угнетения личности, и «тёмную, свинцовую невыносимость» чужим.

+++

Наиболее всего в этом усердствуют англосаксы – от власти которых весь их свой люд разбежался по всему свету, от Канады до Австралии и Южной Африки, мечтая только о одном: вырваться из этого лагеря погибели, который именуется «власть британского короля и парламента».

От неплохой жизни из дома не побегут, как вы думаете?

Естественно, формы террора и истребления, насилия над личностью у англосаксов отличались от российских – хотя бы поэтому, что у морской цивилизации свои актуализации, а у резко-континентальной – другие. Англосаксы не без фуррора навязывают нашей слепорожденной интеллигенции, как факт, что наши формы угнетения – страшенны, а их – великолепны.

Но это не наиболее, чем неприятельская пропаганда. По ряду характеристик безземельная свобода крестьянства – существенно ужаснее и страшнее, чем крепостное право. Которое, естественно, тоже далековато не «крем-брюле», это тоже нужно осознавать ответственному и разумному человеку.

Но фермеры восприняли «свободу» как обман (о этом тыщи исторических свидетельств) – и я не сходу сообразил, почему.

С возрастом, смотря, как «высвободил» Ельцин работников заводов и фабрик от их рабочих мест… Со всеми заводскими строгостями, иногда унизительными, практически тюремными… Я сообразил, какой «обман» имели в виду «освобождённые» 1861 года:

-Освобождение без предоставления средств к существованию – худшая из форм порабощения.

А через то сообразил (правда, поздно, довелось побегать в энтузиастах «перестройки») – настоящую стоимость хвалёной «британской свободе». Это когда ты для собственного рабовладельца безвозмездно предоставлен, и твоя болезнь, погибель – даже не убыток для рабовладельца, меняющего тебя новеньким расходным материалом. Пока ты был его собственностью – он ценил тебя хотя бы как собственность. А так ты готовый к нему пришёл, он тебя в пару лет, как лимон, выдавил до мумии, и выкинул, пригласив последующего из очереди безработных.

+++

Люди никогда не усвоют Общей Теории Цивилизации (ОТЦ) – если продолжат бросаться друг в друга экскрементами информационной войны. Пока пропагандисты свою власть нескромно расхваливают, а чужую кругом шельмуют – объективности в таковой картине мира нет места.

Мы не сможем в таковых критериях (зациклившись на нашем крепостничестве либо их «ограждениях») осознать, обобщить сущность Власти, как такой, сущность Страны, как такого.

У пропагандистов ведь эти вопросцы не раскрываются. И совершенно не ставятся. У их есть безупречная власть, безупречные люди без тени порока (свои) – и монструозная, лишённая всего людского (чужая).

Ни то, ни другое не соответствует беспристрастной действительности.

Власть и правительство растут из исторической действительности, и они так уродливы – как уродлив человек в истории.

Чтоб докопаться до сущности, мы вспомним с вами детскую сказку про трёх поросят.

Помните?

Братья Ниф-Ниф и Нуф-Нуф строят соломенный и древесный домики перед самыми холодами. Но ещё до холодов домики не устояли под напором волка-пожирателя. Поросята успели укрыться у Наф-Нафа в каменном домике.

Наф-Наф – говоря языком историзма, КРЕПОСТНИК. Он выстроил дом, который пожиратели снаружи не могут развалить. Он вымыслил метод убить волка (волк полез через дымоход и свалился в бурлящий котёл, сварился там).

А вот сейчас, внимание, вопросец на засыпку:

Как вы думаете, будет с правами у Нифа, Нуфа и Нафа в каменном домике-крепости? Притча о этом молчит, но она детская. А мы – взрослые.

Наф – владелец каменного домика, и он, видимо, будет иметь достоинства в правах. А Ниф и Нуф — беженцы. Если они будут себя вести, как арабские «беженцы» в Европе, то мы их строго осудим с моральной точки зрения.

Пусти свинью в собственный дом – а она себя ещё и хозяйкой там ощутит!

+++

Суть хоть какого страны заключается в том, что это система крепостной обороны, строгая к участникам. В особенности к рядовым. Она строга не от нечего созодать, не в силу испорченности нрава, а по беспристрастным причинам. Ведь волки повсевременно лезут то в дверь, то в окно, то в дымоход!

Жизнь даётся человеку в дар.

Но позже она – требовательна.

Либо ты отражаешь, как положено, напор противников снаружи.

Либо они тебя сожрут.

В этом смысле каждое из реально имеющихся стран, всякая реально-историческая власть – имеет черты террористической организации, в том числе и самодурского произвола.

У этого террора есть британский формат, есть российский, есть промежные – романского типа, но сам по для себя он никуда не исчезает, пока правительство не погибло, а власть не свергнута.

Формат же, в каком террор проявляется – дело вкуса.

Мореплаватель может с отвращением глядеть на «монгольский» ремень – и совсем расслабленно взирать на капитанскую корабельную плётку. Обитатель степи – напротив, посчитает, что плётка о 7 хвостах, а ремень всего только о одном. Это дело вкуса, осознаете? Всё равно всякое правительство собственных подданных хлещет до крови, а не станет – так и развалится, будет пожрано иными желающими жить на Земле.

+++

На данный момент это разумеется до забавного. В Париже правоохранительные органы мутузит «жёлтые жилеты», в Польше – при помощи армейских карательных частей разгоняет манифестации отчаявшихся сельчан. Южноамериканская правоохранительные органы совершенно убивает в год до погибели наиболее тыщи человек «при задержании», а уж как дубасит собственные демонстрации – глядеть жутко. У нас было одно «кровавое воскресение» — расстрел рабочих царём, а в США их было еще больше, если глядеть рисунки расстрела – то не отличишь!

Но англосаксы нам всё время лгут, что всё, происходящее в зоне их контроля – верно и легитимно. И выборы «добросовестные», и разгон демонстрантов – «борьба с экстремизмом».

В то же время нескромно прицепились к Лукашенко, навешали на него ярлычков и санкций – поэтому что, как видите, применил средства разгона толпы! А они у себя в США либо Лондоне, типа, никогда ничего подобного не применяли!

+++

Если гласить беспристрастно и трезво – то бойня на улицах есть признак публичного нездоровья. Белорусское общество болеет, и здесь я спорить не буду. Как и русское. И в Китае беспощадные уличные бои, остановившие «американизацию» политического процесса – тоже показатель неладности, недоработок власти.

Но выводить эти случаи в некий особенный разряд, игнорируя уличные бойни в Париже и Варшаве, в Лондоне либо Портленде – броский пример «двойных эталонов», грубое нарушение базисного закона логики – закона тождества[1].

Недозволено одно и то же явление именовать то «неплохим», то «нехорошим» зависимо от собственных симпатий либо антипатий. Не считая логики мышления это, к тому же разрушает правовое сознание человека. Выходит, что само грех не принципиально – принципиально только, кто его сделал. Если «собственный» – то оно становится подвигом…

Либеральные теории делают власть должником у мещанина, хотя по сути, исторически, всё напротив. Человек дал себя в чужую власть, чтоб выжить. Это, естественно, неприятно – всякий внутренне хочет сам собой управлять. Но это исторически-необходимо, и единственная кандидатура этому – стать жертвой геноцида.

Почему нужно различать гуманистическое направление цивилизации, стремящееся создать власть по способности наименее беспощадной – и то скотское, либеральное рвение растленного человека к получению прав без обязательств, необоснованное рвение жалкой, на самом деле, личности, лишённой наград перед обществом, перевоплотить власть и правительство в машинку собственных наслаждений.

-Ты мне обязана то, и то, и это, и вот это…

-А ты что за это должен?

-А я ничего. Я волен.

-Может, тогда ты покинешь крепость и выйдешь, откуда прибежал? Мне проще тебя печенегам выдать, чем твои нескончаемые капризы удовлетворять и твоё безответственное отношение к обязательствам вытерпеть…

Совсем тривиальный исторический факт: и польское и французское правительство, совместно с их народами, к 1941 году закончили своё историческое и – в перспективе – физическое существование. То, что они позже возродились – так это не они сами себя возрождали! Это остальные люди (тактично умолчим, кто, вы и без меня понимаете) – приняли решение о продолжении существования ликвидированного в полном составе польского народа.

И если б эти остальные люди такового решения не приняли – поляков бы сейчас просто не было даже для музея.

Печенеги за крепостной стенкой вымерли, гласите?

Рассказывайте эти сказки тем, кто не лицезрел, что США вытворяли во Вьетнаме…

И тем, кто не лицезрел, что сделалось с сербами…

+++

Нынешний либерал, надувая губы не повзрослевшего великовозрастного дитяти, гласит со смаком – «мне не нравится моя жизнь».

Дружок, всем остальным она тоже не нравится! Они, другие-то, с наслаждением бы прибрали к рукам все те ресурсы, которые сейчас на тебя тратятся.

Ты ведь, по глупости, инфантильности собственной, думаешь, что на данный момент прибегут коробейники, взахлёб для тебя остальные варианты жизни давать: «эта сломалась, несите другую».

А ответят для тебя совершенно другое: если для тебя не нравится ТВОЯ жизнь – так и не живи,  кому ты нужен, в биосфере, где всё пожираемо всем!

И если ты думаешь, что население земли, как твоя мать, будет тебя уговаривать ещё пожить, совать для тебя взятки – чтоб ты с собой не покончил – ты весьма не очень-то знаешь земных жителей!

Откуда бы ты ни ушёл, обиженно надув губки – там здесь же возникает новейший владелец. К примеру, откуда ушла Москва – здесь же встали оккупационные войска НАТО!

Это не поэтому, что НАТО, раздельно взятое, нехорошее (хотя оно нехорошее, естественно). Это совершенно закон жизни на Земле. Ты упустил – кто-то подобрал. Не НАТО, так китайцы. Не китайцы – так ваххабиты.

Ты не попросту так живёшь на планетке, срывая цветочки наслаждений, как овечка на лугу (которую позже зарежут и зажарят – к счастью овечки, она в собственной идиллии этого не понимает).

Ты в крепости – которую можешь защищать, либо сдать.

Но помни: если сдашь, то пощады не ожидай. Пощады не будет.

+++

Не всё так темно в жизни, цивилизация имеет (имела до XXI века?!) восходящий тренд, и власть равномерно смягчается, более резкие формы её геноцидного произвола уходят в прошедшее.

Но законы биосферы, как и всякие законы естества – можно преодолевать, но недозволено игнорировать. Человек научился побеждать авиацией законы тяготения, но не поэтому, что отменил гравитацию, а поэтому, что научился её силе противодействовать.

Буквально так же и закон пожирания в биосфере, закон более острой, внутривидовой конкуренции био вида (которая еще посильнее, чем межвидовая) – преодолевать познанием и техническими ухищрениями можно, а игнорировать, «отменить своим желанием» — нет.

Власть устроена так, что управлять, повелевать человеком и сразу прислуживать ему, лакейски следовать его прихотям и придурям – не может.

Если она пробует угодничать (как КПСС в «перестройку») – то она разваливается и погибает. И часто заменяется иной, еще наиболее беспощадной и плотоядной властью.

Вы не будете разгонять уличные демонстрации?

Правда?

Как быть с желающими владычествовать, которые просто придут и выкинут вас за шкирку из кабинета?

Не поэтому, что вы нехороший, а просто поэтому, что им заместо вас править захотелось?

-Мне до погибели надоел капитан – гласит пират из мульта – Я желаю жить в его каюте…

Скажете, таковых нет? Скажете, они не соберут массу – под хоть каким предлогом либо совершенно без всякого предлога?

Скажете, что в обществе недочет всякого отребья, просто и бесхитростно желающего «на волне народной воли» грабить магазины и винные склады?!

+++

Приучите себя к мысли, что всякое нападение обязано встречать отпор, и теми средствами, которые соответствуют нападению.

Вооружённое нападение расстреливается – постоянно и всюду, покуда есть страны.

А ужаснее всего та власть – которая дозволяет себя расстреливать. Она, сделалось быть, сошла с разума, и ведёт общество к колоссальной катастрофе «войны всех против всех».

Понятно, для чего нужна таковая трагедия у нас либо в Белоруссии англосаксам.

Им позже лишь придти и освежевать убоину.

——————————————————————

[1] Закон тождества — принцип всепостоянства либо принцип сохранности предметного и смыслового значения суждений (выражений) в неком заранее известном либо подразумеваемом контексте (в выводе, подтверждении, теории).

 

Добавить комментарий