У рациональности (разумности, здравого смысла) много определяющих признаков. Но самый обычный и видимый из их – улучшение положения с течением времени. Если система рациональна, то она с той либо другой скоростью, но улучшает жизнь год от года и денек ото денька. И это улучшение положения – принципиальное подтверждение разумности системы. Означает, она не только лишь гласит о для себя, что разумна (все так молвят!) – а вправду разумна. Отметим особо, у разумной системы могут быть различные «старты». Быть может, она начнёт с неплохого наследия, а быть может – с разрухи и руин.

Но не старт, а конкретно скопление улучшений описывает меру и степень разумности системы. Она разумна, если предоставила умеренный достаток вчерашним нищим. И она иррациональна – если сделала жизнь наименее обустроенной, чем получила.

Другими словами, по другому говоря, принципиально не сопоставление в определённый момент времени, а сопоставление динамики систем. Какая куда идёт? Рациональность сотворена конкретно для того, чтоб созодать жизнь собственных носителей благополучнее и безопаснее. Такая её цель, а один из инструментов – время. Сколь бы ни были проекты разумны – требуется время, чтоб их воплотить, ввести многообещающие разработки, получить отдачу от разумных финансовложений.

Если б безумие не вело собственного носителя к смерти – его не называли бы безумием. Его окрестили бы «оригинальностью», «парадоксальностью мышления», «экстравагантной манерой изложения» и т.п. До того времени, пока мысли в голове человека не ведут к его самоуничтожению – они не являются безрассудными. Научным языком говоря – «не подпадают под определение».

Мы можем выражаться так либо по другому, всем понятна разница меж языками Фета и Маяковского, но разумность не высвобождает нас от обязанности найти восходящую линию.

Безразличие к восхождению, равнодушие к восходящим и нисходящим действиям делает человека сумасшедшим, поэтому что в итоге это его равнодушие к жизни и погибели. Социопатология изучает суицидальные комплексы мыслях особи и вида, индивидуальности мышления, которые служат не выживанию, а вымиранию человека либо народа.

+++

Сможете именовать правильное мышление «оптимальным», сможете «научным» либо, как обожают мещанины – «здравым смыслом», но ясно одно: таковая форма мышления в современной политике, в планетарных масштабах, отсутствует. Посреди огромного количества доказательств иррациональности глобальных систем основное – хроническое — неулучшение и ухудшение дел в различных странах мира, сейчас безрассудно соревнующихся не темпами роста, а темпами падения. Возлюбленная забава современного политика – обосновывать, что наш упадок на сколько-то процентов ниже соседского. Мы «меньше утратили» за крайние (месяцы, годы, пятилетки – подставить необходимое). Население земли в мареве безумия, открытого (либо подчёркнутого) «перестройкой», не только лишь потеряло восходящую линию, но потеряло и само представление о восходящей полосы развития. И сколько бы Фукуяма не отрекался от собственных слов «история завершилась» — по факту, история цивилизации в 80-е годы ХХ века вправду прервалась.

Как и положено безумцам, люди считают «разумным» что попало, и что лично им по вкусу (прямо до бандеровщины и каннибализма) – крепко забыв, что истинно-разумное доказуемо. Всё на свете, пока мы не сошли с разума, должно соблюдать закон достаточного основания (один из главных законов логики). Понятие «разумное действие» — не исключение. Оно тоже должно опираться на достаточное основание самоутверждения.

Не много просто сказать – «я умен», нужно это обосновать. Если этого не созодать – чем тогда я либо вы отличаемся от безумных, которым веры в свою правоту не занимать?!

Подтверждение действительности разума – это улучшение положения опосля его приложения к делу. Если предложение человека привело к умножению положительного и/либо сокращению отрицательного – то это умное предложение. А если нет – то нет, сколько бы они друг друга не «пиарили» называя друг дружку «выдающимися экономистами», «светлыми головами» и «наилучшими министрами денег Европы». Сколько бы ни награждали друг дружку фейковыми орденами и званиями.

Чтоб не осознавать доказуемость проф пригодности экономиста, заключённую в росте экономики (нет роста – управляющий процесса глуповат) необходимо самому свихнуться. По моде и в духе нашего безумного времени…

+++
Понимая силу и пользу рациональности (разумности) – подчеркнём и их ограниченность, уязвимость. Дело в том, что всё разумное результативно и презентабельно лишь пока обобщает себя в рамках коллективного разума, до публичной (коллективной) полезности. Начнём с того, что и членораздельный язык нужен для общения, передачи мыслей от человека к человеку, поэтому что внутренне мыслить может и немой.

Рациональное существует только до того времени, пока люди действуют сообща и признают взаимно права и интересы друг дружку. Рациональность применима только для коллектива, имеющего общий единый разум. Много верующих – один Бог. Много учёных – одна наука. Много обсуждений, но одна правда.

Разумность выращена коллективным разумом для нужд и потребностей коллектива. Если же люди будут охотиться друг на друга, как хищники, любой сам за себя – тогда будет нужна не разработка вразумления близкого, а напротив, разработка его оглушения, оглупления.

Хищнику не нужна умная жертва, буквально так же как и возможной жертве совсем не нужен умный хищник. Чем глупее твой антагонист в паре «хищник-жертва», тем лучше тебе. И если «человек человеку волк» — то где тогда найти пространство для науки? Другими словами системы, которая обоюдными усилиями делает людей умнее, и «оптом», сходу потоками и выпусками?

+++

Вывод: рациональность не существует сама по для себя. Свою разумность она может доказать лишь снутри себя – лишь посреди собственных сторонников, собственной «паствы». Рациональность, разумность, научность – весьма зависимы от веры, которую они другой раз высокомерно презирают за «слепоту» и бездоказательность, догматизм.

Но конкретно и лишь догма приемущества общего над личным – делает человека разумным (оптимальным). Сначала – вера в Смысл Жизни, Добро и Единую Правду (традиционный религиозный комплекс). И лишь позже, вторично от этого – математика, физика, любые разумные выводы, которые лишь поэтому и озвучивают, что они общеполезны. Другими словами родившись в твоей голове – могут быть увлекательны и иным.

А если волк желает скушать зайца – для чего ему озвучивать этот план? Для кого? Для зайца, чтоб успел убежать? Для другого волка – чтоб успел перехватить добычу? Либо для самого себя, уподобляясь безумным, беседующим сами с собой от расщепления личности?

Почему у людей наука есть, а у кошек нет? Разве наука полезна лишь людям? Все, кто лицезрел, с каким наслаждением кошки нагреваются у батареи либо едят равновесный корм – соображают, что наука весьма полезна и для кошек. Но в кошачьей среде она не развивается. Кошки с наслаждением вкушают плоды просвещения, но у их нет той земли, на которой могло бы вырасти древо, приносящее такие плоды.

Почему?

И высочайшая наука, и обыденный здравый смысл едины в одном: они сущность есть скопление и внедрения познаний общеполезных, равно нужных для меня и для другого человека. Наука не может работать с личной выгодой человека, оторванной от выгоды остальных людей.

Если эта личная выгода (мы называем её локализмом) попадает в голову учёного – то он перестаёт быть учёным. Для него уже нет приемущества миллиона над единицей, если единица своя, а миллион чужой, и так летит в пропасть вся научная математика.

Рациональность может весьма много отдать – но она в то же время и требовательна до капризности. Она настаивает на приоритете общей полезности над личной выгодой, и без этого не живёт, быстро разлагается, если попадает в неподходящее себе настроение людей (хищности, хапка, паразитизма и т.п.).

+++

Сделав собственной опорой низкие инстинкты человека – америкосы не только лишь одолели СССР, но, с данной опорой на зверолюдей, одолели рациональность, как общее богатство цивилизации. Для оборотней вроде Ельцина либо Кравчука хоть какой язык (в том числе и машинный язык программирования) – лишь средство обмана, мимикрии хищника в засаде.

Но если язык коммуникации становится лишь средством обмана, лишь маскировкой для подкрадывания каннибалов – он теряет собственный смысл (изложения разумных мыслях) и преобразуется в иррациональную шизофазию. Он не столько передаёт мысли, сколько их скрадывает и затуманивает, оглушает.

Вот для вас и ответ – откуда та пучина иррациональности, в какой мы живём, и почему, начиная с 1970 года (футурологи буквально вычислили дату!) – прогресс населения земли пошёл в оборотную сторону.

В 1980 мы уже были глупее самих себя в 1970, в 1990-м – существенно глупее самих себя в 1980-м, и т.п. Регресс мышления набирает убыстрение, поэтому что с действий мышления сняли задачку быть оптимальными.

Если мышление обслуживает не интересы общности, а охоту особи – то оно не больше, чем клыки, когти и остальные орудия хищника. Опора «американской идеологии» на низшие инстинкты человека-биозавра породило чрезвычайное раздувание текущих наслаждений, грубых плотских удовольствий за счёт и во вред рациональности.

Но основное, естественно не в том, что «клубничку» всякой пикантности превратили в наркотическую зависимость одуревшего и дикого от эгоизма человека-особи.

Разум-когти, разум – клыки очень различается от разума-созидателя, разума-творца. Отлично разработанная для тонких манипуляций рука трудящегося предназначена строить, а клыки хищника – напротив, разрушать, расчленять. Различные цели – и ценности будут различными!

Разум – творец – это одно, а разум-клыки совершенно другое.

+++

В рамках цивилизации коллективный разум обустраивал, до этого всего, самого себя. Его главной целью было сохранение и приумножение коллективных достижений разума, размещённого во огромном количестве мозгов огромного количества поколений. Основная задачка цивилизации – совсем не удобство особи людского вида, а забота о наследстве. И в этом смысле стройку публичных сооружений для цивилизации еще важнее обустройства личных логовищ.

Для математика то открытие, которое он делает для всех как служитель коллективного разума – еще важнее, чем та пища, которую он потребил лично в себя. Как ценности изменяются – математик перестаёт быть математиком (юный многообещающий физик Б.Немцов преобразуется в проходимца и разрушителя, математик Б.Березовский… продолжать?)

В чём же секрет?

Неповторимость (и удивительность) разума в том, что это движок с КПД, существенно превосходящем 100%. Грубо говоря, учёный съел порцию каши, и выдумал, как получить доп миллион порций данной каши. Расходы «горючего» малы – энергетический выход колоссальный.

Обычная поглотительная система в рамках вещественного мира так не может. Уже 100% КПД для вещественного мотора – волшебство. В главном же поглощение выше, чем отдача (а время от времени и нет никакой отдачи).

+++

При переходе психического настроя от ценностей общего к ценностям личных интересов не только лишь короткосрочные мотивации выталкивают длительные программки (хотя это и происходит сначала).

Формируется деструктивная, очень разрушительная для цивилизации модель поведения, которая сейчас интенсивно напрашивается планетке проамериканским глобализмом.

В данной экономической матрице отталкивание от окружающих сред выступает главной предпосылкой взлёта. Так из рвения к личному успеху формируются отлично нам знакомые практики угнетения периферии, погружение её в бедность и безумие не столько даже с целью грабежа (хотя и это тоже), сколько с целью ликвидации конкурентноспособного потенциала.

Формула весьма ординарна и понятна хоть какому, кто окончил 1-й класс обычной школы:

2+2 = 3+1 = 4+0.

Спорить здесь не о чем, это простая и очевиднейшая математическая правда. Но из неё вытекает иная, финансовая очевидность: чтоб кто-то мог получить в критериях научно-технического неразвития 3 бакса заместо 2, нужно, чтоб получавший 2 бакса стал получать 1.

Борьба за высшую оплату привилегированных статусов в данной модели мировой экономики неотделима от борьбы за понижение оплаты всех, кто за пределами приоритетной группы.

К примеру: доступность чашечки кофе пользователю в США назад пропорционально оплате труда производителей кофе. Чем меньше оплата труда у производителей кофе, тем ниже себестоимость продукта, тем доступнее продукт пользователю в метрополии.

Если поднять оплату труда производителям кофе – то снизится доступность кофе для потребителей в т.н. «продвинутых странах». Возникновение в мире «привилегированных потребителей», для которых все продукты кажутся «дешёвыми» исходя из убеждений их платежных способностей, неразрывно соединено с тем, что для производителей этих продуктов они оказываются нестерпимо «дорогими».

Ведь нет дешевизны либо накладности самой по для себя! Т.н. «дешевизну» сформировывает платёжное приемущество пользователя над производителем. Для того, чтоб повысить лёгкость доступа к благам у одних людей – требуется снизить её для остальных, и тогда возникает чувство «дешевизны» у одних, и «накладности» продукта для остальных.

На самом деле, обе они выходят из разной доступности продукта для различных людей.

Так как проамериканский глобализм ЭТУ схемотехнику собственного вампиризма раскрыть не может – он засоряет мыслительное место большущим количеством различного рода бредовых и слабоумных «мыслях», объясняющих процессы в мире как угодно – но лишь не так, как они по сути протекают в действительности.

Если разум стал аналогом когтей и клыков, то ему не о чем гласить с иными носителями разума. Даже сохраняя видимость членораздельной речи, речь либералов-западников, на самом деле, нечленораздельная речь, имеющая, как у животных, только успокоительные либо устрашающие функции.

Другими словами: мурлыканье, урчание, ворчание, рёв и т.п. Передаётся не информация, а эмоции и – частично, пока остатки членораздельной речи сохраняются – дезинформация.

Сама же информация есть орудие, и если человек человеку волк, то никто ни с кем ничем, не считая дезинформации, делиться не станет.

+++

Таковой подход несовместим с рациократией (как властью разумности) и он отыскивает для себя опоры в иррациональных мотивациях, насаждая безумие, алкоголизм, наркоманию, лудоманию, маниакальные патологические идеи, деструктивные секты и т.п.

Что, фактически, мы и лицезреем в современной байденовщине в законченном, оформившемся и подчёркнуто-открытом виде.

Добавить комментарий