ВОПРОС: Почему люд Дагестана лишили права избирать главу региона? Почему федеральный центр посылает в качестве главы человека, региону совсем неведомого и с регионом никак не связанного, но ещё и непременно силовика? Можно ли расценить такие деяния как неуважение к людям, боязнь их выбора? И что ждёт власть, которая не доверяет и опасается собственного народа?

СУЛАКШИН С.С.: Это не просто недоверие и неуважение к людям и боязнь их выбора, это к тому же другое. Попытка построения монопольной системы власти. Ведь вдруг появившийся реальный фаворит региона, выражающий его настоящие интересы и защищённый поддержкой людей на выборах, может не согласиться с ограблением региона, с политикой геноцида, с политикой дерибана страны и региона, с политикой вывоза и растаскивания по личным кармашкам природной ренты. Можно вспомянуть 1-го единственного (!) сенатора Мархаева, который гласит правду-матку и о вертикали власти и о путинской монополии. Вячеслав Мархаев известен, в частности, тем, что оказался единственным членом Совета Федерации, который 11 марта 2020 г. проголосовал против принятия федерального закона о поправках к Конституции РФ, инициированных президентом Владимиром Путиным. Он заявил, что считает поправки «конституционным переворотом», так как «нарушены все вероятные и неосуществимые нормы, правила, законы, в том числе нормы работающей Конституции».

В стране произошла томная деформация системы власти, при которой естественный органичный конфликт меж центром — всеобщим энтузиазмом страны — и энтузиазмом региональным, не лишь не снимается, но даже не находится в повестке. Почему? Региональный энтузиазм подавлен. Губернаторами и президентами назначаются полностью приклнные власти люди, для которых интересы региона и людей вторичны, первичны дела с властью. Конкретно этого центр системно добивался, и он этого достигнул, правда методом деградации страны. Упомянутый органический конфликт, механизм его снятия, который нужен большенный федеральной стране для выбора лучших решений в сложной социальной системе, не работает. Отсюда накапливаемые горой противоречия и ущемление регионов, которые безизбежно приведут к сепаратистским вызовам и к развалу страны. Вот что жутко.

Но таковы убеждения властей, монополизм и т.н. вертикаль власти их парадигма, потому всё перечисленное будет длиться. Хотя исторически не весьма длительно, так как такую власть и страну, основанную на таковой власти, ожидают, если сказать дипломатически, огромные тесты. Жить длительно она не сумеет, это разумеется по всем деградационным действиям, которые лишь усиливаются. Посреди их наступающий серьезнейший обвал экономики, бюджета, при которых власть ещё и уменьшает дотации и без того дефицитным бюджетам регионов. А посреди их абсолютное большая часть (72 из 85!) дотационных, доноров посреди регионов практически не осталось. Денежные дыры будут нарастать и далее, а это заработной платы бюджетникам, это расходы на здравоохранение и образование, это доходы и уровень жизни людей.

Непременно настанет момент, когда люди усвоют, что так жить больше недозволено, и будет взрыв. Вот к чему ведёт власть!

Наш проект Конституции, исходя из этого осознания, дает другую систему страны, которая отвечает на угрозы, создаёт адаптивный механизм, вовремя отвечающий на возникающие в данной нам сфере вызовы, снимая противоречия интересов, всякий раз обновляя ситуацию. Этот механизм будет работать навечно! Cоответственно будут возвращены настоящие выборы управляющих регионов, соображающих и готовых отстаивать интересы собственных регионов. Верхняя палата станет вновь представлять эти регионы. Во власть придет дыхание жизни страны. Придет способность созидать и решать трудности. Возвратится развитие страны. А пока Путин и путинизм, пока «вертикаль власти» по-Суркову никакого развития нет и оно нереально.

Степан Сулакшин

Создатель Степан Степанович Сулакшин — д.полит.н., д.физ.-мат.н., доктор, гендиректор Центра научной политической мысли и идеологии.

Из передачи #ПрограммаСулакшина Вопросцы и ответы.

Добавить комментарий