Чёрный юмор молдавской, ну и совершенно пост-советской ситуации состоит в том, что «переход к евроинтеграции» либо отказ от неё, в сути равноценны. И то, и другое – отражение истерики и скандала у нищих, которые желают разбогатеть, но не знают как. И поэтому можно 100 раз «возвратиться к евро», а позже торжественно отрешиться от него, отречься и отрясти его останки со собственных ног. А позже снова возвратиться, и снова отрешиться. Вселенная на эту клоунаду нищих глядит холодно и отстранённо…

Чтоб лучше разъяснить причину настолько прискорбного равнодушия беспристрастной действительности к «выбору наций», представте для себя Робинзона на полуострове и его современника Адама Смита. Робинзон может обожать Адама Смита и восхвалять его до небес. Он может, не получив помощи от Адама Смита, проклинать его и именовать «исчадием ада». Но даже если они и были знакомы в прошлой жизни – сейчас, когда Робинзон на полуострове, никакой связи меж ним и Смитом нет. Потому праздничные возврата Робинзона к Смиту либо праздничное порывание со Смитом – в общем-то, продукт безумия Робинзона, и больше ничего.

2-ой пример: докер может грезить стать академиком, восторгаться образом жизни академиков. Он же может непереносить академиков, проклинать их как захребетников тяжкого докерского труда. В обоих вариантах (если дело ограничивается хвалами либо проклятиями) докер докером и остается. Ни его подхалимство к академикам, ни его злость в их адресок его самого академиком не сделают.

Люди упрямо держатся за картину мира, в какой чужой уровень жизни – твой. И эту свою необычную веру они передают детям, родившимся уже опосля краха СССР. Осознать ординарную правду, что в рыночной экономике – чужое есть чужое, и тебя никаким боком не касается (если не за твой счёт дополняется) – они не могут.

Если взять непосредственно Молдову (как иллюстрацию) – то она лишняя для мирового рынка, она не производит никакого продукта, нужного сиим рынком. А поэтому в ней нет евро. Их нет, если их хождение воспретят под ужасом погибели, и их нет – если евро сделают валютой страны, и предпишут лишь ими воспользоваться.

Недозволено «встраиваться» туда, где всё укомплектовано под завязку, нет вакансий, и идёт сокращение штатов.

Чтоб было понятно – представте, что вы в драном пальто идёте по улице и вдруг видите зеркальные большие окна богатой компании. Там, за окнами – и мебель супер, и техника супер, и люди как с глянцевой рисунки… Вы туда входите в своём рубище и проситесь на работу в этот коллектив.

При всем этом ответа на вопросец – «какая нам от вас полезность будет?» вы не понимаете. Просто весьма охото оказаться сотрудником этих сытых и чистеньких людей…

Здесь два варианта: вас подымут на хохот (почаще всего) либо подвергнут унизительному позору (время от времени, в порядке исключения).

Может быть, эти чистенькие и сытые люди не желают сами чистить унитазы в своём сортире. Такое бывает. Правда, на любой сортир в Европе по 10 украинских и польских сантехников, но…

Может быть, вы уродились прекрасной женщиной, и ещё молоды – тогда для вас дорога «обслуживать досуг» этих людей.

При всём позоре таковых предложений – они редчайшие исключения. Почаще всего, естественно, вас выставят за дверь, посмеявшись.

Поэтому что чужое – оно чужое, и к вашему не имеет никакого дела. Это в СССР, когда сосед переехал в новейшую квартиру, вы обоснованно ожидали, что в последующем доме квартиру получите уже вы.

А сейчас – сколько бы квартир не скупил ваш сосед, для вас никакого решения жилищного вопросца это и близко не сулит. Быстрее, напротив.

Высчитывать «средний уровень жизни» в рыночной экономике – глупо. В СССР он имел смысл, как некоторая планка достатка, доступная любому, если отлично трудиться. В рыночной экономике средняя величина – та несчастная «средняя температура по поликлинике», меж человеком в жару и охладевающим трупом.

Если одни заберут для себя всё, и иным не оставят ничего, то ведь средний-то уровень не поменяется, осознаете? Нет?!

Вооружаемся примерами из средней школы. В вазочке было 10 конфет. Толя брал для себя 10 конфет. Ване не осталось ни одной конфеты. Но среднее количество конфет у Толи и Вани – 5 конфет на брата…

+++

Если у тебя нет евро – ты можешь относиться к евро отлично либо плохо, какая разница, раз их всё равно нет?! Таково шараханье молдаван, когда-то процветавших, а сейчас стыдно торгующих рабынями и человечьими органами на пересадку. И укладчиками кафелей в чужих краях…

Молдаване сперва шарахнулись в Европу – но сообразили, что там ничто, не считая их почек и женщин по вызову не нужно. Не получивши евро, молдаване обиделись, и пошли в оборотную сторону. Другими словами в страну, которой больше нет. Как они могут возвратиться в СССР (при всей ностальгии по его благолепию) – если даже Наша родина не в СССР?! Как можно вернуть былые хозяйственные связи?

Обиженные молдаване пришли на земли руин и упадка, в пустыню. Потоптавшись там, где всё равно ничего нет, и попытавшись испить все свои вина без помощи других, и все свои фрукты зажевать лично, не добившись в том фуррора – огорчённые молдаване пошли опять в Европу. Там их снова спросили, с чем они явились на мировой рынок. Вина и фрукты забраковали, а промышленной продукции издавна уж нет, в сей раз даже и не пробовали давать.

Зато предложили «совковый подход»: дескать, мы к для вас пришли, давайте нас обустраивайте! Вон, в Кабуле, СССР сажал деревца и пускал троллейбусы мимо средневековых дувалов, давайте и вы нам так же…

Запад совершенно не осознает такового подхода – «мы к для вас пришли, вы нас обустраивайте». Если вы пришли к нам – так предлагайте, с чем пришли, а по другому на кой хрен вы нам необходимы?!

Рыночная экономика устроена так, что в ней, сначала – слабеньким не платят. Никто не будет брать то, что можно отнять силой безвозмездно. Платить начинают лишь с того уровня, когда вести войну – для себя дороже, опосля расчётов, доказывающих, что насилие обойдётся дороже, чем торг.

Тогда (посчитав) – от насилия отрешаются (временно) и делают предложение о оплате. Но снова же, не всего, что наваяли молдавские либо украинские руки, а лишь того, что любопытно мировому рынку.

Другими словами: или дешевле предлагаемого там, или неповторимо по качеству, не имеет аналогов.

Что может ожидать Молдову на рынке, на котором даже именитые (и еще наиболее южные) итальянские виноградники «величавых вин» в XXI веке оказались убыточными для хозяев?! Ведь Молдова некогда была Колымой Римской Империи, и Овидия туда сослали – как в Рф ссылают в Сибирь…

А индустрия Кишинёва разрушена так издавна, что это уже времена практически Овидия, знаменитые. С того времени подросло уже два поколения рукозадых дебилов, ничему не учившихся, не считая свободы личности и уркаганского «плюсы», ПТУ – просто презирающих! Означает – лишь агро, а исходя из убеждений земельной вы для Европы – Колыма!

Так что опять: девок на панель, и органы на донорские пункты, а больше от вас ничего не оплачивается.

+++

Молдавская обида на Евросоюз, разочарование в Европе принуждало молдаван два раза плевать Европе в лицо. Но плевки летели низковато, и не долетали Европе даже до башмак. 1-ый раз молдаване выбрали коммунистов с большущим перевесом, думая, наверняка, что опять в СССР попадут. Ничего не вышло. Евро как не было, так и нет. Молдаване пошли опять в Европу. И с этим же «фуррором». Тогда они создали «ход конём» и притащили во власть социалистов, царя Додона.

Сейчас начинается новенькая серия «марлезонского балета»: Большая часть голосов на выборах президента Молдавии набирает фаворит оппозиционной проевропейской Партии деяния и солидарности бесноватая из «меньшинства», понятно какого, Майя Санду. Вещичка редкостная, но Додон жизни не возвратил, быть может, эта змея выклянчит в Европе подаяние…

Молдавские шараханья стают повторяющимися, они гуляют вправо-влево, как маятник, что отражает наше общее евразийское состояние. И весьма грустно. Поэтому что в любом новеньком цикле шараханья всё меньше надежды и всё больше отчаянья, досадливого мщения, глупого и бесжалостного.

Земля погибает. Наша либо молдавская – с различными скоростями, но с одной тенденцией. Оживить землю те, кто растерял адекватность (ещё в «перестройку») – не могут, в силу неразвитости сознания. Человек массы дичает, запамятывает светлое прошедшее, и семимильными шагами идёт в феодализм.

Феодализм – напомню – не продукт беспочвенной злости феодалов – а результат интеллектуальной недоразвитости всего общества. Люди жили (и будут жить) при феодализме не поэтому, что желают там жить, а поэтому, что по другому у их, ничему не учившихся и всё перепутавших, жить не выходит.

Феодализм с его последней простотой публичных отношений, выстроенных на прямом терроре и зуботычине – неминуемый приют для кретинов. И он может длиться сколь угодно длительно – пока кретины не вылечатся от идиотизма.

При всем этом сам по для себя он никак не содействует исцелению от идиотизма, и совершенно напротив. К примеру, он разламывает и сносит все образовательные системы для «кухаркиных деток», оставляя их малограмотными… навечно?!

+++

А что такое капитализм? Это неустойчивое и нестабильное переходное состояние, которое никогда и нигде не бывает {само по себе}. Если капитализм не перетекает в социализм на восходящем тренде, тогда он всего только –

-НЕДОРАЗВИТЫЙ ФЕОДАЛИЗМ.

Он сейчас конкретно таковой, и уже совсем разумеется, куда он идёт: к мёртвой ренте латифундиста, в окончательный феодализм.

Понятно, что Додоны этот переход придерживают, притормаживают, а твари вроде Санду – ускоряют, разгоняют. Но в целом, что и обосновывают колебания толпы туда-сюда, все они в итоге стремятся к одному знаменателю.

Современному капитализму некуда всходить, не считая как к феодализму, «светлому будущему угнетателей», поэтому что матрица публичного прогресса перевёрнута.

Любой капиталист стремится выйти из суеты живого дела к окончательному и размеренному положению незапятнанного рантье, стригущего купоны, и наиболее ничем производственным не занятого. Другими словами отказ от труда, общественно-полезной деятельности – есть цель и эталон всякого труда и всякой деятельности при капитализме.

Уже сформирована идеология «труда, как проклятия», вытесняющая протестантскую трудовую этику, и видящая в хоть какой трудовой перегрузке «удел лузеров».

+++

Самое ужасное – не то, что это происходит, а то, что большая часть людей уже неспособны осознать эту очевидность. «Люди будут жить, как они того достойны» — ожесточенный, но как досадно бы это не звучало неотменяемый закон беспристрастной действительности. Нет обустроенного разума – не будет и обустроенного быта. Безжалостно? А что созодать?!

Если люди в XXII веке будут жить при фараонах, большинством – в рабах, говорящих орудиях, и принося кровавые жертвы Молохам с Ваалами, жуткие, горьковатые слова произнесет о этом Объективность:

— Они заслужили так жить…

Добавить комментарий