Марина Ярдаева том, что не так с мыслью воспитания в русском образовании

С января русские школы планируют усилить вожатыми-воспитателями. Пока лишь в нескольких регионах и в качестве опыта. Молвят, новейшие спецы будут помогать потрясающим руководителям. Преподаватели уже испугались. Они как никто знают: от чиновников наилучшая помощь — это чтобы не мешали. Ну и комменты инициативы изумляют. Новость преподносят как сообщение о триумфальном возвращении функции воспитания в школы.

Простите, а что, эту функцию кто-то в образовании отменял?

Пока в обществе ведется бурная дискуссия о необходимости воспитания в современной школе совершенно, в тыщи учебных заведений по всей стране любой денек спускаются 10-ки идиотических распоряжений, тем для потрясающих часов, советов по внеклассной работе. То учителям вменяется в обязанность срочно напомнить детям, как верно Родину обожать, то про толерантность школьникам чего-нибудть поведать, то еще чего-нибудть морально-нравственное организовать на переменке. И непременно обо всем тщательно отчитаться — папка «Воспитательная работа» не ожидает. О том, что учитель должен воспитывать, что миссия у него таковая, преподаватели слышат на деньку по пару раз. Сейчас еще молвят, что воспитывать они должны не только лишь малышей, да и их родителей. Серьезно! Если кому из предметников подфартило быть потрясающим управляющим, то это совершенно засада, о предмете можно запамятовать — к черту аксиому Пифагора либо суффиксы причастий, нужно родителям в чате припоминать про комендантский час, про значимость ремней сохранности в каре, про необходимость поздравить бабушек и дедушек с Деньком старого человека, про экологическую акцию, про черт понимает что еще…

И вот выясняется, что к воспитанию школа еще даже не приступала. И вот оказывается, что все веселье еще впереди. Страшно от открывающихся перспектив.

Что же это все-таки за перспективы такие? Давайте представим. Правительство решает навести в школы новейших людей. Что-то дает подсказку (опыт, что ли), что правительство буквально не направит людей в школы с пустыми руками. С пустыми головами — просто, но не с руками же! Новейшие кадры придут с новенькими инструкциями. А для что в Рф пишут аннотации? 90% из их сочиняются для того, чтобы позже можно было прекрасно отчитаться. Поначалу необходимо будет отчитаться о проведении вебинаров-семинаров-практикумов по исследованию инструкций, позже о усовершенствовании инструкций в процессе особых конференций, о дополнении их каким-либо региональным компонентом, к примеру. Далее необходимо будет составить план выполнения инструкций, потом отрапортовать, что в коллективе проведена работа по ознакомлению с планом, позже… В общем, вы сообразили. У нас без отчетов и имитации бурной деятельности — ну никак. У нас требуют отчеты даже о уменьшении отчетности.

А уж если на что-то к тому же три копейки из бюджета выделяется, то здесь совершенно с потрохами сожрут. Так, к примеру, уже случилось с новейшей доплатой за потрясающее управление. Преподаватели не успели еще ничего получить, а их уже загнали в августе-сентябре на новейшие курсы, опосля которых обязали пройти очередные дурные тестирования. Еще, естественно, нагрузили учителей новенькими обязательствами и, обыкновенно, новенькими отчетами (усложнили правила ведения потрясающих папок). При всем этом бюрократы имели наглость преподнести это все к тому же как методическую помощь. Нет никаких колебаний, «помощь» с вожатыми-воспитателями будет таковой же. Очередной формализм и бюрократия!

В деле воспитания никакие доп ресурсы школе не необходимы. Воспитание — это пример (да, у самой скулы сводит от такой банальности). Если преподаватель понимает свое дело, если он уважает учеников и держится с достоинством, если он спокоен и благожелателен, то, чудилось бы, что еще? Преподаватель воспитывает через предмет. Есть литература, история, математика, биология, химия, физика — потенциал их воздействия на становление личности малышей и подростков громаден, неистощим. Ни с какими методичками не сопоставить. Физика, к примеру: каждое действие имеет противодействие. Несравненно же! А литература? Лермонтов, допустим, либо Лесков. Каково их читать опосля древесного доклада какого-либо инспектора по делам несовершеннолетних, прости Господи? Ну ведь хоть провались, добросовестное слово. Постыдно, право. Кого за дураков держат? Всех. И малышей, и родителей, и преподавателей.

А что сумеют предложить вожатые? Хороводы они будут с детками водить? Смайлики отрисовывать станут? Каким быть может {наполнение} их работы?

Это просто предсказать, поэтому что все это уже есть. Довольно поглядеть на мероприятия, устраиваемые в рамках всех этих РДШ, ГТО, юнармий, зарниц, волонтерских организаций. Постоянно одно и то же. Мир, дружба, жвачка. Возьмемся за руки, друзья. Тянем, потянем. Колобок и репка. Таковой вот приблизительно уровень. Но если опять-таки для отчета, то пойдет же.

Детям, вообщем, время от времени даже нравится, забавно. Если заместо уроков. Если сняли класс с арифметики, повезли куда-нибудь на автобусе, подарили позже значки — чем плохо? Помню, спросила в один прекрасный момент учеников, куда их забрали с моей литературы. Оказалось, на траурный митинг, посвященный памяти жертв блокады. Попросила поведать. Поведали: «Ну, нам пораздавали гвоздички, мы на их бились, как будто на шпагах. Было прикольно». Кто-то поставил галочку «мероприятие проведено».

На формализм и официоз малыши отвечают саботажем — это естественно. Взрослея, вообщем, подстраиваются.

В старших классах необходимо мыслить о поступлении: на счету любой балл. Баллы — это ЕГЭ, олимпиады, конкурсы, соц активность и даже, прости господи, ГТО. Конкурсы практически все по одним и этим же фронтам. Патриотизм, здоровье, экология. «Православие, самодержавие, народность» наших дней. ЕГЭ — испытание на конформизм. Сочинение по русскому можно написать по-человечески, а можно по шаблону. По-человечески — это риск, российская рулетка фактически. По шаблону — понятный прогнозируемый итог.

Не так давно попался в сети пост девочки-выпускницы, хвастающей, что она сдала ЕГЭ по русскому на 98 баллов. Особенная ее гордость — сочинение. За него девченке дали высшую оценку. Слово «патриотизм» в тексте мне повстречалось раз двенадцать. Там предложений-то столько не высчитать. Слог бедный, синтаксис простой. Зато ошибок нет, ведь трудно ошибиться в конструкции «Мать мыла раму». Мыслей тоже нет, как и ошибок. Ни мыслей, ни эмоций. И никаких, понятно, окаянных вопросцев. Просто вот Родину нужно обожать. И вот, представьте для себя, 98 баллов. Родина на «правильную» любовь постоянно отвечает с благодарностью.

Сейчас в тренде однозначность и регламентированность. И простота, естественно, та, что ужаснее воровства. Помню, как-то на открытом уроке по «Герою нашего времени» я процитировала Мамардашвили. Гласили о осознании свободы Печориным, ну и к слову пришлось выражение философа о свободе как о парадоксе, не содержащем внутри себя по сути никакого выбора. Малыши загрузились, очевидно. Но в неплохом смысле. Мозги заскрипели, сердца взбунтовались. Полемика, означает, вопросцы, поиск. Вот лишь методист не оценила. Все спрашивала, для чего это я, что имела в виду да с каким воспитательным смыслом. Все уточняла, не кажется ли мне, что для малышей это трудно, не думаю ли я, что посеяла в душах подростков сомнения. Другими словами вот Лермонтов сомнения не сеет, он же ведь прост, как табуретка, а я вот так, меж делом, за две минутки, совратила малых сих. Непедагогичненько, естественно, вышло. Невоспитательно.

Обидно от осознания того, с какой меркой подступают к вопросцу воспитания в школе. Страшно от того, в какие все это обряжается формулировки. «Воспитательный эталон», «привитие духовно-нравственной целостности», «гражданственно-патриотическая грамотность» — оторопь берет. Куда мы с сиим всем приплывем? Ей-богу, антиутопия какая-то мерещится. Прямо Оруэлл. Охото пробудиться.

Подробнее на: gazeta.ru

Иллюстрация: buklya.com

Добавить комментарий