В то время как правительства Старенького и Новейшего Света боролись с последствиями пандемии коронавируса и пробовали воскресить национальные экономики через стимулирование и финансовую поддержку личного банковского сектора, несколько больших интернациональных банков оказались в центре скандала с отмыванием средств и финансированием криминальных организаций.

Интернациональный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) получил доступ к скрытым банковским документам и опубликовал результаты собственного расследования, которые делают тривиальной связь ряда больших кредитных учреждений с жуликами, террористами и торговцами наркотиков. Публикации основаны на 2100 отчётах о подозрительных банковских операциях, попавших в руки подразделения министерства денег США по борьбе с финансовыми злодеяниями (Financial Crimes Enforcement Network, FinCEN) и по «случайности» оказавшихся в распоряжении новостного портала BuzzFeed News.

В передаче скандальных документов журналистам призналась бывшая сотрудница FinCEN Натали Эдвардс, ожидающая на данный момент обвинительного приговора в США. По словам Эдвардс, экс-сотрудница ведомства желала привлечь публичное внимание к интернациональным схемам отмывания средств с помощью больших кредитных организаций. Выплыли факты нерадивых операций банков HSBC, Deutsche Bank, Standard Chartered PLC, Barclays, JP Morgan и The Bank of New York Mellon.

Согласно приобретенным ICIJ сведениям, с 1999 по 2017 год банки увидены в проведении ряда непонятных операций на общую сумму наиболее чем 2000 миллиардов баксов США. Перечень нерадивых банков возглавляет Deutsche Bank, совершивший подозрительные транзакции на сумму 1,3 трлн баксов, за ним следует JP Morgan с 1,5 миллиардов баксов.

Бывшая сотрудница FinCEN Натали Эдвардс передала СМИ документы, раскрывающие международные схемы отмывания средств.Фото: Frank Franklin II/AP/TASS

Обнародование данной инфы повлекло за собой мгновенное падение акций банков на бирже. Ценные бумаги HSBC в пн, 21 сентября, на последующий денек опосля публикации, подешевели на 5,3 процента на гонконгской бирже и на 4,85 процента – на английской, что откинуло банк на 25 годов назад. Та же участь поняла Standard Chartered PLC, потерявший на торгах в Гонконге 6,2 процента и на бирже в Лондоне 5 процента от цены акций. Акции Deutsche Bank свалились в тот же денек на 7 процентов. Кроме чисто денежных утрат банки понесли и репутационные – на сообщение нервно отреагировало министерство коммерции КНР, заявив, что в отношении схожих компаний могут применяться ограничения на ведение бизнеса на местности Китая, включая лимиты на инвестиции, импорт/экспорт и наём персонала в республике.

HSBC отторгает все обвинения, ссылаясь на то, что министерство юстиции США в 2017 году подтвердило: банк выполнил все свои обязательства перед законом. Информация, предоставленная консорциумом журналистов, «носит исторический нрав», заявили в HSBC, и на данный момент банк является «еще наиболее неопасным учреждением, чем в 2012 году».

В 2012 году HSBC заплатил рекордный штраф в 2 миллиардов баксов за отмывание средств в собственных мексиканских филиалах.

Банк, по собственному заявлению, начал борьбу с финансовыми злодеяниями восемь годов назад и пересмотрел свою политику.

Standard Chartered PLC по другому отреагировал на публикации по другому: организация заявила, что относится к обвинению трепетно и хочет вести борьбу с финансовыми злодеяниями; банк уже «вложил значимые средства в программки соблюдения нормативных требований».

Мёртвая петля

Расследование ICIJ привело к массовой продаже акций американских и европейских банков. Индекс банковского сектора свалился на 6 процентов, возвратившись к показателям марта 2020 года. В целом утраты банковского сектора с начала этого года превосходят 40 процентов.

На локальных биржах пострадали все денежные организации, даже не вовлечённые в скандальную историю впрямую.

Акции банка Intesa Sanpaolo на итальянской бирже свалились на 5 процентов, бумаги ING Groep в Амстердаме обесценились на 10,83 процента. С именованием крайнего, к слову, были соединены слухи о отмывании украинских и российских «преступных» средств: через польский филиал банка средства типо уходили в кредитные организации офшоров Кипра.

Падение акций личных банков серьёзно стукнуло по денежному состоянию Старенького Света. По инфы агентства Standard and Poor’s, в экономике ряда европейских государств наблюдается эффект «мёртвой петли»: банки довели стоимость муниципальных ценных бумаг, находящихся в их распоряжении, до 1,6 трлн баксов (лишь с начала пандемии они заполучили гособлигации на сумму в 200 миллиардов баксов) и поставили правительства собственных государств в весьма уязвимое положение.

Standard Chartered заверил, что хочет вести борьбу с финансовыми злодеяниями и уже «вложил значимые средства в наши программки соблюдения нормативных требований».Фото: JEROME FAVRE/EPA/TASS

Более зависимыми от банков оказались экономики Италии, Греции и Испании. Турция, продавшая денежным учреждениям собственные облигации на 60 миллиардов баксов, также находится на данный момент в очень затруднительной ситуации.

Замороженные кредиты и наращивание банковских кубышек

Воздействие банков на экономику европейских государств нереально недооценить. Невзирая на то, что посткоронавирусный кризис не имел денежного нрава, понижение спроса и предложения, промышленная рецессия и падение уровня занятости плохо сказались на количестве и качестве выдаваемых банками кредитов. Это ухудшило и без того сложное положение глобальных экономик и фактически заблокировало возможность восстановления и роста – до этого всего для малого и среднего бизнеса, не говоря уже о ситуации с физическими лицами: доступ к кредитам для почти всех европейцев и янки, утративших финансовую стабильность, сейчас отчасти либо на сто процентов закрыт.

Для смягчения негативного действия на экономику Европейский центральный банк (ЕЦБ) и правительства государств Европы решили повлиять на личные кредитные организации средством активной монетарной политики. Они попытались влить в банковское воззвание как можно больше средств. Не считая того, задействованы отсрочки по платежам, невозвратные субсидирования банковского сектора, выдача муниципальных гарантий по кредитам компаниям – все средства, призванные защитить национальные экономики от коллапса. Спасая банки, правительства стараются не потопить и собственные экономические системы, но в итоге они содействуют ещё большему укреплению и без того сильной связи и ставят себя в положение наибольшей зависимости от поведения личных кредитных организаций.

Европейский центральный банк и европейские правительства решили повлиять на личные кредитные организации средством активной монетарной политики, но ответные реакции, как досадно бы это не звучало, не постоянно оправдывали ожидания ЕЦБ.Фото: Elmar Kremser/SVEN SIMON/picture alliance/TASS

Ответная реакция банков не постоянно удовлетворяет ожиданиям европейских правительств и ЕЦБ: тенденция к откладыванию средств на вариант ухудшения ситуации и неохотная выдача кредитов является пока что более нередкой реакцией кредитных организаций на бессчетные пробы европейских держав и США воскресить денежный сектор. Во 2-м полугодии специалисты отмечают очевидное сокращение числа выданных кредитов, сдержанное распределение дивидендов меж банковскими акционерами и активную защитную политику банков средством экономии и накопительства. Ждя ухудшения денежного положения в дальнейшем, банки предпочитают уменьшить прибыли, но при всем этом отложить достаточное количество средств на чёрный денек.

Южноамериканский банк JP Morgan при сокращении прибыли на 51 процент по сопоставлению с предшествующим годом и одновременном росте доходов на 15 процентов (33 миллиардов баксов) лишь за 1-ое полугодие отложил в кубышку 10,4 миллиардов баксов. Той же политики держится и Citigroup Inc.: при росте доходов в 19,8 миллиардов баксов компания уменьшила свою прибыль на 8 миллиардов баксов за счёт откладывания средств про припас и обесценивания акций.

Крайнее слово за Глобальным банком

На общем фоне обесценивания банковских акций, понижения деловой и кредитной активности личных финансово-кредитных организаций и мирового экономического кризиса увлекательна позиция и поведение Глобального банка, интернациональной денежной организации, в задачки которой заходит финансовая поддержка государств и предоставление доступных низкопроцентных кредитов нуждающимся в этом правительствам.

Кроме денежной и вкладывательной поддержки стран-членов Глобальный банк занимается разработкой советов по улучшению социально-экономической ситуации в государствах и критерий жизни населения. В данной связи особенный энтузиазм представляет «Программка стратегической подготовки и реагирования на COVID-19», размещенная организацией 2 апреля 2020 года, в самый разгар эпидемии коронавируса. Программка дает до 25 вариантов решения трудности кризиса, вызванного пандемией коронавируса, и обрисовывает роль Глобального банка в распространении и соблюдении этих правил.

Любопытную интерпретацию документа представила видеоблогер Екатерина Коваленко.

Предложенная Глобальным банком программка в числе инструментов разрешения кризисной ситуации именует изоляцию, тестирование, вакцинирование и слежение за гражданами, прямо до внедрения к ним ряда принудительных мер.

И так как все страны-участники, также поддерживаемые организацией страны должны соблюдать её предписания, то конкретно по данной причине, убеждена Коваленко, во всём мире на данный момент идёт нагнетание ситуации с коронавирусом, а сценарии развития эпидемии и принимаемые для борьбы с ней меры во всех странах схожи. Наиболее того, блогер отмечает, что, согласно планам-прогнозам Глобального банка, исходная фаза эпидемии обязана продлиться до 2025 года.

Любопытно, что вышеперечисленная программка включает поддержку и усиление неправительственных структур для координации проектов в странах – членах Глобального банка не только лишь при конкретном участии страны, да и без него. Как отмечается в документе, у Глобального банка уже есть опыт роли в военных конфликтах, в том числе с применением и контролем военных сил. И помощь организации в ликвидации последствий пандемии коронавируса может состоять в том числе в проведении службами сохранности либо вооружёнными силами мероприятий по борьбе с COVID-19, таковых как закупка и распределение предметов мед предназначения и фармацевтических средств, стройку целительных центров и помещений-изоляторов.

«Беря во внимание необходимость прибегнуть к военной поддержке в ответ на чрезвычайную ситуацию в области публичного здравоохранения, банк предпримет, по разумной способности, резвую оценку соответственных причин и активирует надлежащие меры по понижению экологических и соц рисков ˂…˃. Персоналу будут предоставлены аннотации по оценке и надзору за деятельностью военных сил сохранности», – говорится в статье 65 программки.

Отсюда возникает вопросец: будет ли этот документ служить планом выхода из кризиса, носящим рекомендательный нрав, либо же речь идёт о жёсткой директиве, требующей от стран-членов неотклонимого выполнения и подразумевающей применение мер принуждения и военное вмешательство?

Ясно одно: исходя из самого факта существования и публичности схожей «программки», явна высочайшая степень воздействия Глобального банка не только лишь на экономику и деньги всех 173 стран-участников, да и на политику и принимаемые на государственном и международном уровне решения стран, борющихся с финансовыми и соц последствиями пандемии COVID-19. Воздействие банков, будь то личные кредитные либо же всемирные денежные организации, и ситуации вокруг их как на локальные, так и на мировую экономику в целом не вызывает колебаний. А означает, в скором времени возможен очередной скандал с европейскими и южноамериканскими банками.

Добавить комментарий