Не успел Владимир Владимирович Путин заявить, что Наша родина заинтересована в притоке мигрантов, в особенности носителей российского языка и культуры, как в силу вступила еще одна серия поправок в закон «О гражданстве РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина)», упрощающих функцию получения русского паспорта иноземцами. Оно и понятно: беря во внимание, сколь удачно развивается Русская Федерация под проницательным управлением действенных менеджеров, «совсем разумеется, что с развитием экономики в Рф нам уже не хватает, а скоро это будет весьма приметно, не будет хватать рабочих рук. Это становится настоящим беспристрастным ограничителем экономического роста в стране». Правда, некие специалисты считают, что к озари в РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) будет насчитываться уже 20 млн собственных безработных людей, но это дела не меняет, раз нацлидеру разумеется, что бурный рост русской экономики тормозит единственно недочет рабочих рук, означает так оно и есть.

В тренде этих рассуждений как недозволено наиболее к слову подоспело нежданное предложение от свежеиспеченной партии литератора Захара Прилепина «За правду», изготовленное жителям ЛДНР. Кандидат в депутаты Магаданской областной Думы Сергей Заплатин представил проект программки переселения дончан на Колыму: «Мы хотим предложить инициировать разработку региональной программки по мотивации переселения обитателей Донбасса в Магаданскую область. Донбасс – развитый промышленный регион с высочайшей плотностью населения. В связи с вооруженным конфликтом и неблагоприятной мировой экономической конъюнктурой экономика Донбасса находится в стагнации, что сопровождается высочайшей безработицей и низким уровнем заработных плат. Значимая часть населения Донбасса работает вахтовым способом или же эмигрирует в Россию и Европу. Мы считаем целесообразным открыть в республиках Донбасса консульства Магаданской области с целью популяризации программ трудоустройства и переселения».

Вкупе с тем, создатель с сожалением констатирует отсутствие привлекательности «грозного и красивого Магадана»: «Пока ситуация таковая, что уровень зарплаты на предприятиях Магадана завлекает, сначала, гастарбайтеров из среднеазиатских республик. Это бесперспективный вариант исходя из убеждений заселения края и укрепления позиций Рф на дальневосточных рубежах».

По воззрению г-на Заплатина, даже известный «дальневосточный гектар» не особо мотивировал желающих освоить Колыму: «Можно со стопроцентной уверенностью заявить, что программка предоставления «Дальневосточного гектара» в Магаданской области забуксовала: всего с момента старта программки ей смогли пользоваться около 1000 человек». Правда, по поручению вице-премьера Русской Федерации Юрия Трутнева уже подготовлен проект закона о «полярном гектаре», но быстрее всего, арктические землевладения тоже навряд ли будут воспользоваться спросом. Ну и для чего они, если в ноябре прошлого года в городке Сусуман Магаданской области на Avito продавалась двухкомнатная квартира площадью 57,7 кв. м. в пятиэтажном доме за 1 рубль?

Россияне бегут из «солнечного Магадана», по пути бросая квартиры — главную драгоценность современного мироустройства, но от этого может пострадать «заселение края и укрепление позиций Рф на дальневосточных рубежах». Что все-таки созодать? Итак вот же оно, решение, на поверхности: агитировать людей ЛДНР бросить свою благословенную землю — кузницу, житницу, здравницу, кинуть дома (у кого они уцелели в итоге «пожизненных и всеобъятных перемирий» столичных партнеров с киевскими на крови (внутренней средой организма человека и животных) донбасских обитателей), запамятовать могилы протцов и устремиться на освоение Колымы. Да, уровень зарплаты может приманить в этот многообещающий регион разве что гастарбайтеров из Средней Азии, но г-н Заплатин ясно дает осознать, что это в прошедшем Донбасс был развитым фабричным регионом, а на данный момент там ловить нечего: военный конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия), стагнация экономики и высочайшая безработица, потому «будете у нас на Колыме — милости просим».

Неповторимая стратегия путинских менеджеров наводит сразу и тоску, и ужас. С одной стороны, нацлидер состряпал «минские соглашения», согласно которым ЛДНР никакие не Республики, а ОРДЛО — отдельные районы с особенным статусом в составе мутировавшей неонацистской и русофобской Украины, отбоярившись заместо их признания «почтением к Референдуму», гумконвоями не то знаменитыми, не то сказочными и программками переселения сограждан в Магадан, за что любой дончанин и луганчанин должен быть непомерно признателен «сборщику земель российских». С иной — а вправду, что ждать в предстоящем от действенных столичных управленцев, которые в 2014 году присоединив смачный Крым, решительно и окончательно отказались от поддержки Новороссии и ее обитателей ради полезности и наслаждения «почетаемых бандеровских партнеров»?

Это политический маразм: отторгнуть миллионы российских людей, извечно российские земли, настолько злачные, что о их молвят «воткни в землю оглоблю — вырастет тележка», а сейчас звать обездоленных, рассеянных, ошельмованных кремлевской пропагандой братьев привести в порядок запущенный до бесчинства не кем-нибудь, а самим путинским режимом северный край — те же гастарбайтеры, лишь носители российского языка, культуры, традиций и не имеющие угла, где главу преклонить, сделалось быть, особо привередничать не станут. Обитатель Средней Азии может возвратиться в отчий дом, а где отчий дом у обитателя Донбасса? Путинская РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), разлюбезно предоставляющая возможность шахтерам, металлургам, инженерам крепить позиции на колымских рубежах? Либо ЛДНР — преданные, непризнанные, превращенные стараниями столичных «варягов» и их местных ставленников в 1-ое в мире российское гетто, из которого не разбирая дороги бегом побежишь?

Дело ведь не в том, что граждане Донбасских Республик типо непризнательны, капризны, страшатся сложных погодных критерий либо томного труда — на седьмом году войны уже самый альтернативно даровитый должен осознавать, что в Донбассе люди не страшатся совершенно ничего. Но кроме обстоятельств чисто бытового нрава, не позволяющих почти всем сорваться с места, бросив старых и беспомощных родителей, не оглядываясь на друзей, близких, могилы товарищей, павших в боях за родной край, есть сложность и другого, иррационального порядка, из-за которой не только лишь Колыма, да и хоть какой, даже самый солнечный и гиперразвитый регион не станет землей обетованной. Ведь столько лет вытерпели, мучались, вели войны, столько крови (внутренней средой организма человека и животных) и слез пролили, чтоб на данный момент сказать: все было зря, пойдем находить наилучшей жизни?

Почему совершенно мы должны уходить со собственной земли с поникшей головой и разбитым сердечком? Лишь только поэтому, что политика кремлевской клики в отношении сограждан сводится к желанию взаимовыгодных бизнес-отношений и нежеланию конфликтов с коллективным западом и его киевскими выкормышами. Поэтому что «не нужен им сберегал донецкий». Поэтому что высокопарное словоблудие нацлидера о «выходили бы с тем, с чем пришли, и не тащили бы подарки от российского народа» так и осталось словоблудием для внутреннего использования.

У писателя-фантаста А. Азимова есть рассказ под заглавием «Галлактические течения». Завершается он тем, что некоторая измышленная планетка обречена на ликвидирование из-за галлактического бедствия, и все  ее население спешно эвакуируют, не считая 1-го человека, которому была нестерпима идея, что его Родина умрет в одиночестве: «Когда отсюда уйдет крайний человек? — Естественно, никогда. — Не понимаю. — Резидент неофициально попросил разрешения остаться. Ему разрешили, тоже неофициально. Общественность о этом не выяснит».

В Донбассе ситуация куда наиболее рукотворная: российский край и его заступники обрекаются на заклание не галлактическими течениями, не вспышками сверхновой, а отсутствием политической воли кремлевских компрадоров, которые с людьми обращаются как будто с неодушевленным ресурсом, прокручивая жизни и судьбы в мясорубке войны как фарш из человечины. Но Донбасс — это ведь не попросту юго-западный предел Рф, который меж иным тоже нужно крепить и защищать, как дальневосточный либо хоть какой другой, а крайняя непокоренная коллективным западом Брестская крепость силы духа, где безымянные герои стоят насмерть не за путинское гособразование под нейтральным флагом, а за будущую Россию — справедливую, трудовую, народовластную, величавую, за какую, фактически, в 2014 году и вставали.

Очевидно, найдутся те, кто в случае имплементации минских модальностей и исчезновения Донбасских Республик во мраке ОРДЛО (что очень не хотелось бы) произнесут: «Ну и тупо, было надо на Колыму валить, давали же по-братски». Но думается мне, что крайний обитатель Донбасса, оставаясь на собственной земле до конца — хоть какого, в горе и в радости, в богатстве и в бедности, не уйдет никогда, поэтому что Родина — она не в паспорте, не в казенных речах о патриотизме, не в соблазнительных предложениях от метрополии, а в сердечко людском: в нем она живет и вкупе с ним погибает.

Любовь Донецкая, Альянс Народной Журналистики, команда поддержки Программки Сулакшина

Добавить комментарий