1-ый в Рф монумент одному из фаворитов уральского казачества времен штатской войны — полковнику Тимофею Сладкову, оставшемуся в истории как «фаворит Чапаева», — открылся в селе Красноватом Оренбургской области. Бюст казачьему полковнику в селе Красноватом установлен у православного храма на улице, которая носит имя Василия Чапаева — докладывает Русская газета.

Опосля скандала с памятной доской генералу Маннергейму, установок памятников Колчаку, покаяния мальчугана Если в Бундестаге уже не приходится удивляться схожим сообщениям. В деидеологизированном русском обществе, при отсутствии государственной системы ценностей нет самой главной скрепы — священной истории. Своя священная история есть у всех без исключения народов. Без единой истории не быть может и единой государственной идентичности. А единой истории не быть может без исторического фундамента, устанавливающего ценности и смыслы этого единения. Напротив, для поражения государственной общности быть может довольно повредить ее сакральный исторический фундамент, лишить священной истории, чем в общем-то и занимается сама русская власть.

В том самом, 2014 году, который является началом открытой войны против Рф,  Президент РФ Владимир Путин заявил, что необходимо как можно резвее уйти от идеологизации истории и культуры.

«Мы должны объективно это изучить, глядеть на это очами современного человека и применять это для того, чтоб ничего не мешало нам идти вперед«, — произнес Путин. Лишь вот куда «вперед» президент ведет страну и что является ориентиром, если у него нет понятия о том, почему священная история, существующая на уровне государственного исторического сознания, отвечает на вопросцы — куда идти нашему обществу? куда идет мир? в чем состоит базисный конфликт исторического процесса?

Разумеется, что ни Путин, ни его советники не читают труды доктора истории Багдасаряна В.Э., где легкодоступным языком написано о том, что: «Разработка поражения противника через подрыв его исторического сознания смотрится последующим образом. Сначала история отделяется от государственной ценностной матрицы, как «история академическая», «история фактов». В русском случае это производилось в рамках кампании деидеологизации истории. Дальше обнаруживаются «темные странички» исторического нарратива, что, чудилось бы, противоречит начальной установке устраниться от ценностных и этических ракурсов. На деле это выражается в запрете на положительное освещение при поддержке освещения негативного, смене парадигмы сакрализации парадигмой инфернализации. При расширении места, занимаемого «темными страничками», вся государственная история оказывается вереницой злодейств и злодеяний. Заместо чувства гордости за свою страну, задаваемого священной историей, закладывается чувство стыда и наиболее того — ненависти к своей стране («смердяковщина»). Вывод из этого исторического чтения быть может лишь один — необходимость самоликвидации. Устыдившийся собственной истории социум распадается.»

Вот почему, защита священной истории социума есть, таковым образом, важный вопросец государственной сохранности. Должны быть, соответственно, приняты законы, защищающие сакральные образы и знаки государственной памяти. Как следует, требуется установить предмет регулирования — найти те образы и знаки, кощунственное отношение к которым будет являться злодеянием перед государством и народом Рф.

Народный герой и любимчик Чапаев является  одним из образов священной истории, эмблемой государственной памяти нашего общества. Нанесение удара по культурному герою — важный прием исторических войн. Обычно, с атаки на него и начинается фактически информационная война в пространстве истории.

И мы лицезреем плоды данной нам войны, сакральные фигуры нашей истории вдруг стали отрицательными видами, за которые нам напрашивается стыд ( Ленин, Сталин), а белогвардейцы, воевавшие за сословную королевскую Россию, также пособник фашизма Власов (на Украине — Бандера) представляются как радетели за люд и Отечество. Благо, что наше общество, в подавляющем большинстве, не восприняло новейшей либеральной версии священной истории и остается в большей степени в прежней, идущей по инерции от русских времен, системе сакральных исторических представлений. Сообразно с ней, Ельцин есть антигерой, убийца Русской Родины, и все пробы легитимировать его вид оборачиваются полным провалом. Что же следует созодать в сложившейся ситуации? Непременно, следует восстанавливать цивилизационно-идентичную священную историю Рф. Начинать нужно с ценностей и смыслов, с идеологии.

Из-за неимения ценностных ориентиров наше общество раздирают противоречия, которые ведут к штатскому противоборству, от которого уже неподалеку и до штатской войны. Императивная русская элита эти противоречия разрешить не в состоянии, а некая её часть, так именуемая — 5-ая колона, даже напротив подогревает штатское противоборство. Ни к чему отличному таковая политика не приведёт.

На одной из передач «Вопросцы и ответы»  доктору политологии Степану Степановичу Сулакшину был задан вопросец: Как высок риск штатской войны? Ответ заслуживает особенного внимания:

«Возможность весьма твердого штатского конфликта высока. Несостоявшиеся страны, страны на грани распада, такие как Венесуэла, Украина, путинская Наша родина, постоянно находятся под опасностью таковых тяжких событий. Как избежать подобного сценария?

Обоснованное требование консолидированного общества: «Путин, путинизм, пожалуйста, умиротворенно и легитимно — в историю, никто даже мстить не будет, мир в стране важнее»

Предотвращение штатской войны — не на путях укрепления и поддержки путинизма, это как раз гибельный путь. А на путях массовой, подавляющей консолидации общества с решимостью оздоровить страну, конвертировать ее в системно другой вид. С осознанием, что необходимо строить другую страну — не аморальную, а нравственную; не паразитическую, а трудовую; не с узурпацией власти, а народовластную; не космополитичную, забывшую про свои корешки, потому болеющую и вымирающую, а русскую российскую культурно цивилизационно идентичную. Объединение на таковой платформе, когда 10-ки миллионов людей воспримут сердечком, усвоют мозгом, что в этом спасение страны, — это и есть тот путь и гарантия от попыток развязать в стране штатские столкновения, стрельбу, трагедию.»

Самоубийственный курс гос власти ведет страну к событиям  столетней давности, по прошествии века все как как будто повторяется с точностью до деталей. История инспектирует, как Россией были усвоены уроки прошедшего. Призрак надвигающейся катастрофы уже расправил над Россией свои темные крылья. Нужно лупить в набат. Миллионы душ погибших, загубленных 100 годов назад под осколками Русской империи, вопиют к {живым} — Наша родина — образумься!

 

 

Добавить комментарий