Фотохроника ТАСС

17 июля собственный праздничек отметили русские летчики морской авиации (МА) – 1-го из важных инструментов в современной войне. И в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) до сего времени, и в свое время в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) авиация игралась главную роль во всех актуально принципиальных морских конфликтах. Почему ее значение настолько велико и почему не удалось сохранить величавую советскую морскую авиацию?

Практически 100 годов назад, 17 июля 1916 года, российские самолеты Военно-морского флота в первый раз, как принято официально считать, пошли в бой – четыре гидроплана с авиатранспорта «Орлица» вступили над Балтикой в воздушный бой с германскими самолетами. Этот денек отмечается в Рф как Денек морской авиации (МА). Сейчас, опосля наиболее чем 100 лет существования морской авиации ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) Рф, она находится в упадке.

Это тем наиболее грустно поэтому, что исторически морская авиация в русских критериях оказывалась самым действенным средством ведения войны на море. В процессе Величавой Российскей подавляющее большая часть кораблей и судов, которые немцы утратили на Восточном фронте, были уничтожены ударами с воздуха. И из всей авиации, действовавшей по морским целям, лучшие характеристики были конкретно у специализирующейся на таковых атаках авиации флота.

В процессе прохладной войны конкретно морская ракетоносная авиация являлась главной ударной силой ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), и она же была его единственным мобильным резервом, который мог бы быть переброшен с 1-го театра военных действий на иной. Как досадно бы это не звучало, опосля распада СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) морская авиация, пережив несколько коллапсов, перевоплотился просто в набор соединений и частей с самолетами и вертолетами, за которым не видно вменяемой идеи боевого внедрения.

Что такое морская авиация Рф?

На теоретическом уровне морская авиация разделяется на рода: штурмовую; противолодочную; истребительную; разведывательного и вспомогательного предназначения (далекого радиолокационного обнаружения и наведения, РЭБ, противоминную, обеспечения управления и связи, заправки летательных аппаратов топливом в воздухе, поисково-спасательную, транспортную, санитарную).

Практика, но, на фоне теории смотрится бледно. Морская штурмовая авиация получает относительно современные Су-30СМ, но в умеренных количествах. В итоге у нее до сего времени массово на вооружении Су-24М, а этот самолет не может нести противокорабельные ракеты. Су-30СМ может, но если индийские машинки вооружены томными сверхзвуковыми ПКР «Брамос» (их развитие нашей ПКР «Оникс»), то нашим Су-30 о этом остается лишь грезить, наш «основной размер» – дозвуковая Х-35. Не плохая ракета, но даже близко не «Брамос» либо «Оникс». Истребительная авиация у флота есть, но маленькая, обновление ее парка идет несколько бессистемно, а обычное выделение горючего на боевую учебу началось совершенно не так давно (на много лет позднее, чем это начали созодать ВКС). Еще 5 годов назад налет в почти всех частях морской авиации был на уровне голодных 90-х годов.

Куда ужаснее смотрятся дела с авиацией противолодочной. На ее вооружении состоят Ту-142М и Ил-38. Обе машинки весьма старенькые, имеющие такое количество прирожденных недочетов, которое не исправит никакая модернизация. Но, как досадно бы это не звучало, даже модернизация практически не ведется. Количество Ил-38, получивших новейшую поисково-прицельную систему «Новелла», до сего времени наименее 10 единиц, модернизация Ту-142М идет, но тоже низкими темпами.

Нужно особо обмолвить то, что модернизированный Ил-38 по своим тактико-техническим чертам уступает южноамериканским самолетам тридцатилетней давности, а немодернизированный – это приблизительно уровень, который Запад прошел шестьдесят годов назад. То же самое относится и к Ту-142М. При этом та модернизация Ил-38 и Ту-142М, которая идет у нас, даже близко не сравнима с такой для таковых же машин, которую сделали для Индии.

По другому говоря, биться с подводными лодками противника с воздуха сейчас практически нечем. А новейшие противолодочные самолеты в Рф не выполняются и пока не разрабатываются.

Подобная ситуация с вертолетами – Ка-27 серийно не выполняются. Часть вертолетов прошла модернизацию, но эта модернизация не затронула самый основной элемент противолодочного вертолета – гидроакустическую станцию. И вследствие этого оказалась напрасной растратой средств. Сейчас можно сказать, что грядущего у нашей противолодочной авиации безотрадно – сейчас летающие Ту и Илы отправятся на свалки ранее, чем покажется подмена.

Определенным положительным событием сделалось возникновение вертолета Ка-52К «Катран». Но 1-го этого не много, чтоб ликовать.

Разведывательной авиации в ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) не осталось, для разведки используются те же противолодочные самолеты либо боевые самолеты штурмовых и истребительных частей, заправку в воздухе для их обеспечивают самолеты ВКС, но у их самих заправщиков «кот наревел», и «по войне» флот этих заправщиков не увидит. Противоминные вертолеты-буксировщики тралов тоже сгинули кое-где во тьме времен – и сейчас стремительно «расчистить» выставленное противником минное заграждение будет недозволено, стремительно нарастить противоминные способности некий из баз тоже нечем. А эти способности были и остаются весьма необходимыми.

Наиболее-менее способен делать свои задачки транспортная авиация ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) – флотские «Антоновы». Но если необходимо будет посадить роту морпехов парашютным методом, то будет чем. А вот высаживать ее же с будущих русских УДК придется вытащенными с консервации русскими Ка-29.

При всем этом очень оптимистичными смотрятся перспективы оснащения новенькими самолетами корабельных (палубных) авиаполков. Корабельные МиГ-29К в Рф делается серийно, а трудности с сирийским походом «Кузнецова» уже вызвало некие меры по исправлению ситуации.

Чужеродный элемент

Одной из основных заморочек, ограничивающих развитие морской авиации, будет то, что она не является (и, на самом деле, никогда не являлась) настоящей интегральной частью флота.

К примеру, во всем мире у морских летчиков и плавсостава схожие морские звания – ведь и те и остальные относятся к флоту и делают общую работу. У нас разделение начинается с курсантских времен, будущие пилоты учатся в отрыве от флотских традиций и порядков, ментально к моменту получения лейтенантских погон они куда поближе к ВКС, чем к флоту. У летчиков флота общевойсковые воинские звания, а не морские, они – сами по для себя.

Плавсостав и морские летчики не обожают друг дружку. Когда в 90-х годах на флот «резались» средства, первыми, кто шел «под ножик» сокращений, были конкретно авиационные части. Посреди летчиков МА всераспространено мировоззрение, что их интересы, как и их рода сил в целом во флоте на крайнем месте. По последней мере, никто не занимается тем, чтоб как-то интегрировать вполне хотя бы радиочастоты морской авиации и надводных сил, не говоря уже о наиболее серьёзных вещах.

Для сопоставления: у янки «гидроакустический портрет» русской подлодки, записанный американской подлодкой в процессе подводных слежений, можно загрузить в бортовой поисково-прицельный комплекс противолодочного самолета – совпадает всё программное обеспечение. В США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) либо Стране восходящего солнца морская авиация, надводные корабли и люди, которые служат и там и там – это часть одной системы, неделимой и на уровне техники, и на уровне стратегии. На уровне карьеры тоже – морской летчик с «Ориона» в теории может дослужиться до командующего ВМС. И в прошедшем году это чуть не вышло, помешала случайность. У британцев боевыми кораблями командовали офицеры, которые ранее когда-то издавна сажали на их палубы свои вертолеты – а почему бы и нет?

В Рф карьерные перспективы морского летчика максимально ограничены – он чужой на флоте, повезет, если в штабе какого-то объединения окажется на вторых ролях.

В командовании ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) нет единства взглядов на значение морской авиации, ее задачки и значение в войне. Авиация продолжает оставаться «падчерицей у папы-флота», как в свое время высказался прошлый командующий ВВС (Военно-воздушные силы (флот) (ВВС, ВВФ) — вид Вооруженных сил государства, в функции которого входит борьба с противником, находящимся в космосе, воздушном пространстве, на земле, на поверхности моря и под водой, а также транспортировка десанта, доставка имущества и вооружения, воздушная разведка, разведка погоды при помощи летательных аппаратов) Балтфлота генерал-лейтенант В.Н. Сокерин. И это при том, что некие наикрупнейшие руководители ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) иногда откровенно признают, что конкретно авиация является главной ударной силой на море. Но почти все остальные это мировоззрение совсем не делят.

Не имея ясного видения грядущего морской авиации, ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) не может задать вектор её развития. В итоге она и не развивается. И, не развиваясь, продолжает оставаться чужеродным элементом, не постоянно понятным остальному флоту.

Морская ракетоносная авиация, род сил, который был в ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) и которого в нашем флоте сейчас нет. Вооруженная противокорабельными ракетами авиация была главной ударной силой русского Военно-морского флота. Конкретно она, а не неспешные корабли и скованные необходимостью прятаться подлодки, давала возможность в кратчайшие сроки организовать ракетный залп фактически хоть какой силы. Ведь весь залп «Петра Величавого» – это эквивалент 10 самолетов-ракетоносцев, если отталкиваться от количества ракет. А всего только одна морская ракетоносная авиадивизия по ракетному залпу была сравнима с некими флотами полностью.

К огорчению, ни мобильность ракетоносной авиации, ни ее ударная мощь не были оценены командованием ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) по достоинству. С 2011 года все «флотские» Ту-22М3 переданы в ВВС (Военно-воздушные силы (флот) (ВВС, ВВФ) — вид Вооруженных сил государства, в функции которого входит борьба с противником, находящимся в космосе, воздушном пространстве, на земле, на поверхности моря и под водой, а также транспортировка десанта, доставка имущества и вооружения, воздушная разведка, разведка погоды при помощи летательных аппаратов). Остается возможность воссоздать эти силы, вооружая Су-30 ПКР «Оникс» либо адаптировав к данной для нас же ракете Су-34, который на флоте был бы очень уместен. Но для этого требуются надлежащие решения и воля генералов.

Загадки и перспективы

Все эти задачи порождают ещё один вопросец — почему в МА не делаются тривиальные для профессионалов вещи? Можно даже сказать, что происходит вправду нечто таинственное. Чудилось бы, не весьма драгоценным и резвым образом можно было бы значительно усилить способности морской авиации — но нет, этого не происходит.

Ну вот, к примеру, ясно же, что ПКР «Оникс» (Х-61 в авиационном варианте) весьма нужный инструмент войны на море? Да, ясно, и Наша родина помогала Индии с её аналогом – «Брамосом», которым сейчас вооружены индийские Су-30. Но почему у нас-то «не идёт»? Ракета-то с воздушным стартом у нас есть!

Либо таковой вопросец. Модернизированные Россией для Индии Ил-38SD несут противокорабельные ракеты Х-35. Западные самолёты – широкий диапазон управляемых ракет. Состоящие на вооружении МА ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) Ил-38 таковой способности при модернизации не получают. Почему?

Не так давно специализированную прессу всколыхнули слухи о том, что имела пространство попытка возродить некоторый аналог морской ракетоносной авиации, с Су-34 в качестве базисного ударно-разведывательного самолёта. Но никакими настоящими работами это в итоге не завершилось. Снова-таки — почему?

Как разъяснить то, что с начала 90-х годов мы никак не можем взяться за новейший противолодочный самолёт? Почему на Ка-27М при модернизации осталась древняя и неэффективная гидроакустическая станция — ведь все таки желали создать как следует?

На все эти вопросцы не дают ответов ни профильные спецы, ни официальные ведомства.

Можно ли поправить ситуацию в морской авиации? Лет за 20 можно, при этом вместе с суровой реформой в самом ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства), как базисной по отношению к МА структуре. Пересмотреть программки подготовки офицеров и адмиралов, сформировать понятное представление о роли и месте морской авиации в системе военной мощи страны…

Но есть опаски, что морская авиация не возродится в обозримой перспективе. Поменять что-то может лишь война, которая сделает очевидными задачи, вышеперечисленные, в максимально приятной и чувствительной форме, и с соответственной ценой. В праздничек охото пожелать морским летчикам, чтоб все-же удалось обойтись без этого.

Добавить комментарий