Что высветил погром Среднеуральского монастыря и захват схиигумена Сергия

Думаю, все лицезрели кадры штурма Среднеуральского дамского монастыря, который был начат около часа ночи и завершился пленением схиигумена Сергия. Не могу сказать, что я пристально смотрел за тем, что делал  и гласил схиигумен; я поглядывал, посматривал… И  на данный момент не желаю вдаваться вот во все эти подробности: что за всем сиим стоит, что он гласил – верно, некорректно и т.д. Хотя штурм этими «вояками Путина» дамского монастыря — уже сам по для себя картина весьма, естественно, колоритная и впечатляющая. В годы перестройки и реформ нам столько капали на мозги тем, что правительство в СССР давило и преследовало церковь, что оказывается были страдальцы за веру, и вот мы вдруг смотрим еще одну путинскую победу, когда Росгвардия,  это стальная гвардия для внутренних спецопераций, разгоняет монашек и тащит схиигумена.

И подлинный дух времени чувствуется как никогда. «Силовики идут с автоматами на нас, на деток и держат нас тут три часа. Нас выгнали из кельи и не дают нам туда зайти. Три часа в течение ночи», —обрисовала происходящее в монастыре одна из сторонниц Сергия РИА «Анонсы». По ее словам, во время штурма в помещениях были разбиты стекла, выбиты двери — «где кувалдой, где болгарками». По версии остальных последователей экс-схимонаха, одной монахине в процессе ночных событий повредили тазобедренный сустав. Ну разве это не повод гордиться нашей государством? Разве не охото растянуться? Еще одна красивая победа.

Но я желаю выделить нечто основное во всем этом. Снова повторю – дело не в том, кто таковой схиигумен Сергий — нехороший, неплохой, святой либо т.д. Не буду лезть в эти дебри. Но принципиально то, что ему предъявили. Оказывается, слова о готовности умереть за Родину – это призыв к суициду! «Поводом для задержания Николая Романова явилось воззвание в правоохранительные органы детского омбудсмена Свердловской области Игоря Морокова. Он направил внимание на видеозапись, которую Сергий опубликовал в YouTube, — она называлась «За веру Христа мы на погибель стоим». В ролике прошлый священнослужитель напомнил историю духовной дочери Серафима Саровского, которую тот благословил на погибель заместо ее брата. Опосля рассказа экс-схиигумен спрашивал прихожан, готовы ли они умереть за страну и деток, те в ответ утвердительно качали головами».  Так что – сейчас Серафим Саровский – под запретом? Оказывается, готовность умереть за веру и за Родину – это грех. Вне зависимости от нрава схиигумена Сергия, это обвинение излишний раз свидетельствует о каком-то глубочайшем тлении, вырождении  того, что некогда было нашим государством.

Выходит, что нас в русской школе учили суициду! Ведь нам ставили в пример героев (в том числе и несовершеннолетних), отдавших жизнь за Родину! Мы изучали «Молоденькую гвардию», а это выходит – незапятнанный призыв к суициду! Оказывается, политруки, которые в Величавую Русскую войну гласили бойцам, что недозволено отступать ни шагу вспять, что нужно пожертвовать свою жизнь за Отечество — призывали к суициду. Подвиг Матросова — пример суицида, девиантного поведения! Подвиг Гастелло —  броский пример суицида, антисоциального поведения, тот, кто именует его героем — призывает к суициду и должен быть выслан за сетку! Осознаете — что за бред? Независимо от того – какой там Сергий!

Ну если у нас хоть некий намек на правовое правительство, так предъявите человеку обвинение в согласовании с нормами закона, не впадая в темную идиотию. На это еще какие крайние ресурсы разумности остались? Либо уже – все? Повторяю к тому же снова – не в Сергии дело. В Рф практически запрещен патриотизм.

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» — это произнес Христос. И это сейчас призыв к суициду?  Евангелие можно воспрещать, как книжку призывающую к неверному поведению.

Но есть во всем этом и нечто весьма не плохое. Вся эта ситуация великолепна тем, что она разгоняет туман неопределенности, краски стают колоритными и четкими. Все расставляется по своим местам. И этот момент ясности принуждает задаться необходимыми вопросцами, к примеру, —  что означает быть в конце концов христианином? Что же все-таки это такое?

Когда-то Аврелий Августин написал книжку «О граде Божьем» (De Civitate Dei): есть град земной, а есть град Божий. Так по собственной сущности христианин — гражданин какого града?

Христос произнес, что Он принес не мир, а клинок. И Он пришёл, как вояка,  который находится в непримиримой брани с князем мира этого. И разве стать последователем Христа – это не принять роль в данной нам священной войне? Христианин – это вояка Христов, до этого всего.

Старый Рим был необычным, массивным явлением. Никто не мог до поры победить его. Но христиане принесли с собой некоторое ноу-хау, которому вся репрессивная система этого древнего Рима не смогла отыскать противоядие. А мощь этого христианского орудия заключалось в добровольческом мученичестве.  Старый Рим умел наказывать за неповиновение, был целый арсенал утонченных пыток. И есть подробное описание того, как была зверской казнь через распятие, как длительно человек мучился, агонизировал на кресте. Это был таковой террор, в ответ на который христиане произнесли: «А мы согласны. Мы заплатим такую стоимость». И стали принимать пытку – как заслугу. И что тогда могло их приостановить? Свирепость и мощь Старого Рима оказалась бессильной.

Нас рабами делают невидимые цепи. До этого всего – ужас. А посреди различных страхов доминирует ужас боли и погибели. А христиане взяли и очень повысили ставки, сказав, что страдание и погибель – наилучший из вариантов в данной нам жизни. И они проломили стенку Старого Рима. И никакие цепи уже ничего не могли с ними поделать. Уже Спартак показал, что наружные цепи не достаточно значат, если есть сила духа.

Но когда князь мира узрел, что эта сила одолевает, — что он сделал? Он перелицевался. Он, типо, принял в себя христианство, это, естественно, очень изменило мир, в мир вошли новейшие ценности, новенькая мораль, вроде бы там ни было, но вошли. Но этот князь мира, что стал созодать? Он стал выедать это христианство изнутри, весь его смысл.

Я не крещенный, не православный, но глубоко понимаю: христианство всеполноценно лишь пока оно пылает хилиазмом, эсхатологией. Лишь тогда! Христианство — энергия этого напряженного состояния и особенный исторический взор на мир. Если христианство не нацелено на ожидание, на 2-ое пришествие Христа, то оно теряет собственный смысл, свое восприятие времени, свое особенное историческое чутье, умение читать тревожные знаки. Если это изъять что станется с христианством? Весь накал, всё это напряжение падает. И чем становится церковь? У нас все преобразуется в услуги. У нас нет сейчас образования, у нас сейчас «образовательная услуга», у нас сейчас не вылечивают, а предоставляют «мед услугу». У нас, кажется, нет уже и самого страны, а осталась какая-то  странноватая, коммерческая контора.  Вот церковь и реформировалась в контору по оказанию определенных услуг. Именуется похоронные конторы «ритуальными услугами», вот и церковь желают перевоплотить в «ритуальные услуги», в коммерческую структуру, стерилизованную от воинственного духа Христа. Схиигумен Сергий и совершенно хоть какое эсхатологическое настроение мешает кое-чьей обычной торговле… Там на данный момент предъявляют схиигумену Сергию за то, что он гласил о крайних временах.

 

Добавить комментарий