Не состоявшийся (а, точнее, вставший на паузу) майданный сценарий в Белоруссии с наибольшей наглядностью вскрыл делему, о существовании которой почти все (включая вашего преданного слугу) гласили и писали уже весьма издавна, но основная масса т. н. «экспертного общества» предпочитала её в упор не замечать.

Вдруг оказалось, что в самой родной и близкой постсоветской республике пророссийские политические силы отсутствуют в принципе. Но выяснилось не только лишь это. Выяснилась и куда наиболее худшая вещь: той интеграции, на которую так рассчитывали и под которую так закладывались наши элиты, там не желают. И речь не только лишь о «колхозном теране» Лукашенко, да и о консолидированном мировоззрении элиты. Ну и большой части общества тоже. Можно, естественно, в очередной раз перечислить «примечательные» свойства Лукашенко, уже издавна не являющиеся ни для кого секретом. Либо даже опуститься до мытья костей народу Белоруссии как такого. Но в Белоруссии ли дело? В таковых вариантах постоянно имеет смысл до этого всего поглядеть в зеркало.

И лишь ли о Белоруссии речь? Разговор-то тут, на самом деле, обо всём постсоветском пространстве. Та либо другая форма глубочайшей интеграции нужна для Рф актуально. Но Белоруссия тут — более приятный маркерный вариант. По всем характеристикам конкретно в ней жажда таковой интеграции обязана была бы быть наибольшей. Но нет. Почему-либо вышло по другому.

Очевидно, можно опять побеседовать о полном провале работы по данному направлению с стороны соответственных структур РФ и элит, с ними аффилированных. О том, что практически уже три 10-ка лет на том политическом поле ни каким образом не культивировались пророссийские политики (не говоря уже о политических силах), а заместо этого всё пробовали решать паршивыми договорняками, основным результатом чего же стала сегоднящая Украина. О том, что на том самом политическом поле и информационном поле тоже, не внедрялись интеграционные идеи. Заместо чего же годами стоял визг людей охранителей о «дармоедах и спиногрызах», без которых «мы обойдёмся», а они всё равно «сами приползут», поэтому что им «деваться некуда». Я это даже объяснять не буду.

И ведь они даже на данный момент продолжают такое нести. Можно было бы в сотый раз вспомянуть ещё много чего же. Но я желаю задать иной вопросец: а чего же мы совершенно желаем на постсоветском пространстве? Серьёзно, чего же конкретно? Реставрировать старенькую Империю? Собрать новейший СССР? Сконструировать некоторый аналог ЕС? Цель какая? Фактически, это часть запрещённой у нас гос идеологии: создание вида грядущего. Он, совершенно, каковой?

И это не праздный вопросец. От наличия ответа на него впрямую зависит, подо что собирать те же «пророссийские силы». Которых нет, но собирать которые нужно, пусть даже и неприемлимо поздно. Под какие идеи эту пророссийскость генерировать? В политике, в обществе, в культуре (массовой и нет). А их нет. И понимаете, что самое замечательное? Их и не быть может. Уж сейчас — это буквально.

И причина ординарна: их нет в самой РФ. Так откуда же им взяться на постсоветском пространстве? С чего же вдруг, если сама элита нашего скрепного страны совершенно не показывает никаких интеграционных запросов. Если естественно не считать такими некоторые малоприличные спазмы под выборы. При том, что все соображают — это конкретно под выборы. Что все-таки до идейной составляющей, то сама официальная пропаганда сводит всё только к дешёвой нефти и газу, рисуя восхитительную картину, по которой оные углеводороды — это единственное, что быть может необходимо от Рф. Ребята, боюсь спросить: а Казахстан, Азербайджан, Туркменистан, другими словами те, кому ничего этого от РФ не нужно — они тоже «спиногрызы и дармоеды»? Вообщем, хорошо, это уже не так принципиально. Дело в другом. Быть может имеет смысл задуматься: а что лицезреют в нас сами постсоветские местности? Каковой их интеграционный энтузиазм?

Для их наша страна: преемница 2-ух величавых царств — Империи Романовых и Красноватой Империи. Которые рвением к росту и расширению просто фонтанировали. У каких были массивные объединительные идеи. И, основное — элита которых ориентировалась на развитие своей страны. Гневно тащила в неё всё новое и прогрессивное, неустанно её модернизировала и благоустраивала. Ну, по последней мере до определённого момента.

Туземному же популяции, за вычетом тех объединительных мыслях, обе империи гарантировали одно и то же: порядок и больше справедливости, чем они имели до того. И встраиваться рвалась и туземная элита и те, кем она управляла. Ну, а что все-таки они лицезреют на данный момент? А на данный момент они лицезреют элиту, интересы которой находятся за пределами родной страны. У которой счета на Кипре, дома в Лондоне, малыши в Париже, а рождать они летают в США. Другими словами постсоветское население лицезреет в их тех, кто ничем не различается от их собственных баев. Лишь пожирнее и с наиболее лютыми аппетитами.

Они лицезреют жадный криминально-олигархический капитализм. Но основное, что они лицезреют — это отсутствие той объединительной идеи. Без которой им просто нет смысла объединяться, уж извините за банальность. Наиболее того, отсутствие идеи в принципе (не только лишь объединительной — хоть какой) является главный предпосылкой того, что Запад, у которого с идеологией всё в порядке, заходит в постсоветскую общественную среду, как ножик в масло, вербуя для себя приверженцев подразделениями. Конкретно сиим он и занимался, в то время, как в Рф г-н Сурков официально считал всякую идею кое-чем вроде «сезонного шлягера» — отыграл и хорошо. О чём в недавнешнем интервью говорил Александр Дугин.

И понимаете, какую главную идея следует начать разглядывать опосля такового взора в зеркало? На данный момент уже не о интеграции нужно мыслить, а о сохранении того, что наша страна имеет сейчас. Поэтому что отсутствие объединительной идеи может очень неприятно сказаться не только лишь на постсоветском пространстве. Такие дела.

Добавить комментарий