Основной ученый секретарь Русской академии (РАН) Николай Долгушкин в процессе Общего собрания академии озвучил последующую унылую информацию к размышлению: количество ученых и высококвалифицированных профессионалов, которые уезжают из Рф, с 2012 года возросло в 5 раз. Он добавил, что Наша родина – единственная из продвинутых стран, где несколько десятилетий попорядку миниатюризируется количество ученых. Согласно данным Долгушкина, с 1990 года, когда РФ занимала 1-ое пространство в мире по этому показателю, количество исследователей уменьшилось с 992 тыс. до 348 тыс. «Другими словами на 65%, две третьих мы утратили за три десятилетия», – объяснил основной ученый секретарь академии.

Явление, нареченное «утечкой мозгов» для современной РФ издавна не новость — бегут грамотеи из страны, и, судя по всему, останавливаться не собираются. Так, опроc Boston Consulting Group, в каком участвовали 24 тыщи респондентов, показал, что желают работать за рубежом 50% русских ученых. К ним готовы присоединиться 49% работников инженерных специальностей и 46% докторов. Практически две третьих возможных эмигрантов (65%) — это «цифровые таланты»: спецы по искусственному уму, скрам-мастера, дизайнеры пользовательского интерфейса и т.д. 57% из их — это юные старые люди до 30 лет. В среде студентов (до 21 года) толика еще выше и добивается 59%. В качестве обстоятельств отъезда люди именуют наиболее высшую заработную плату, приобретение трудового опыта, наиболее высочайший уровень жизни и расширение карьерных способностей. В топ-10 причин также попали «финансовая непостоянность в родной стране» и «наиболее высочайшее свойство муниципальных услуг» за границей, в том числе в сферах здравоохранения, образования и ухода за детками.

Чудилось бы, хоть какому более-менее адекватному госуправленцу обязано быть понятно, что с наукой в стране происходит что-то неладное, нужно бы проанализировать предпосылки массового бегства «головастых» людей, принять меры, чтоб их заинтриговать и удержать — к нам-то ученые из-за рубежа, мягко говоря, массами не ломятся и в очереди на трудоустройство по специальности не стоят. Но как досадно бы это не звучало, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков катастрофы в «утечке мозгов» не рассмотрел: «Это не постоянно отток, это часть эмиграции. Ученые, они полностью вольные люди и работают в тех местах, где более достойные внимания проекты реализуются, и создаются более удобные условия. И, естественно, участники весьма конкурентноспособной среды… Это таковой двухсторонний процесс, он полностью обычный, и ничего трагичного в данной для нас ситуации нет».

Замечательное по собственной глубине и искренности замечание, из которого можно осознать, что на данный момент в Рф реализуются или неинтересные проекты, или в принципе не реализуются, ну и условия для ученых сделаны неуютные. И кто не желает вытерпеть схожее состояние дел, пусть утекает совместно с мозгами: нет «мозгов» — нет заморочек. Другое дело, если из страны потянутся на свободные хлеба бюрократы высочайшего ранга: здесь трагедия будет неминуема, ибо как произнес президент РФ Владимир Путин: «В чем быть может «засада», если мы на данный момент просто возьмем и резко понизим уровень зарплаты чиновников, министров либо даже управляющих больших муниципальных компаний? Мы просто не найдем довольно обученных кадров, все они разбегутся по личным конторам либо за границу уедут, и в итоге это отразится на благосостоянии страны и этих рядовых работников, о которых мы говорим».

Вот, к примеру, взять такую специфическую ветвь как астронавтика. Забугорные авантюристы занимаются всякой ерундой: к примеру, марсоход Perseverance в первый раз получил кислород из атмосферы Марса, которая на 96% состоит из углекислого газа. Был осуществлен 1-ый управляемый пуск дрона-вертолета Ingenuity в атмосфере иной планетки, который оторвался от поверхности, поднялся на три метра ввысь и, опосля 30-секундного нахождения в воздухе, снизился и приземлился.

А в Рф все обычно: по данным Минфина, в 2021 году на госпрограмму «галлактическая деятельность» в федеральном бюджете заложено 250,4 миллиардов рублей — в 7 раз меньше, чем на содержание аппарата чиновников и органов госвласти (1,745 трлн рублей), в 10 раз меньше, чем стоит «государственная сохранность и правоохранительная деятельность» (2,5 трлн рублей), и в 13 раз меньше суммы, которая выделяется на армию и создание орудия (3,32 трлн рублей).

Фото: Газета.Ru

Вот такие ценности: содержание русского госаппарата важнее развития российскей астронавтики в семь раз. Поэтому что если министрам урезать заработной платы, они обидятся и уйдут находить наилучшей жизни, что очень плохо отразится на благосостоянии страны. А если уменьшить финансирование науки, ученые, правда, тоже обидятся и уйдут, но ничего катастрофического Кремль в этом не следит.

Еще в 2012 году под редакцией С.С. Сулакшина вышла в свет монография «Государственная мысль Рф», в какой, кроме остального были изложены последующие предпосылки «утечки мозгов»:

Низкая оплата труда.

Маленький престиж научной деятельности.

Слабенькая материально-техническая база.

Неэффективность муниципального управления наукой и падение уровня образования.

Перекос в сторону виртуальной экономики.

Отсутствие научных школ.

Отсутствие связи меж высшей школой и наукой.

Выводы коллективом создателей были изготовлены неутешительные: «На сегодняшний момент «утечка мозгов» из Рф носит устрашающий нрав. Сначала сейчас необходимо сделать условия для работы… В русских критериях, когда больше всего от «утечки мозгов» мучаются технические и естественно-научные специальности, конкретно на поддержку этих направлений и стоит направить основное внимание».

Увлекательны также данные, приведенные в монографии: США от вербования снаружи 1-го ученого-гуманитария выигрывают около 230 тыс. долл., инженера — 253 тыс., доктора — 646 тыс., спеца научно-технического профиля — 800 тыс. долл.

Непонятно, читали ли в Кремле этот труд, но судя по флегмантичной реакции на обезумевшую «утечку мозгов» из Рф куда глаза глядят, длящуюся десятилетиями, видимо, нет и не планируют. В то время как заморские госуправленцы не попросту лицезреют выгоду, а получают ее от вербования русских ученых и профессионалов, в путинской РФ совершенно не соображают, для чего необходимы ученые — дескать, «пусть бегут неуклюже».

Доктор С.С. Сулакшин, предложивший российскому народу Программку мирного легитимного переустроения страны «Реальный социализм. Новенькая стратегия удачной Рф», пишет:

«Путинизм от науки далек, ему она не увлекательна, чужда и не нужна. Есть исключение в виде прикладной оборонозначимой науки, чтоб как-то защищать и поддерживать собственный режим, но это исключение, подтверждающее непререкаемое правило. В силу этого происшествия путинизм, вослед за ельцинизмом, доразрушал выстроенную в СССР естественную структуру организации науки в виде 3-х организационных форм. Науки академической, вузовской и науки отраслевой.

Отраслевой фактически не сделалось, так как экономика стала рентной, сырьевой, в которой одичавшая рентабельность достигается не за счет научно-технического прогресса, уменьшения издержек производства, увеличения производительности труда, а за счет монополии власти, находящейся в руках правящего семейства и за счет того, что ценообразование и основное, отраслевой профиль рентабельности государством не регулируется.

Вузовской науки в стране фактически нет, так как нет специальной статьи о финансировании науки — таковая перегрузка, но не неотклонимая, возложена на бюджеты самих вузов, которые сберегают на необязательных растратах. Педагоги не имеют стимулов к занятиям наукой, так как выплат за научную работу и серьезных требований заниматься ею нет, но есть полный шанс попасть в бюрократическую волокиту с нескончаемыми отчетами. Русская практика существования научно-исследовательских институтов при высших учебных заведениях тоже разрушена.

И Русская академия за годы ельцинизма — путинизма разгромлена. Управляют ею бюрократы, от базовой науки путинизм просит коммерческой прибыльности».

Судя по комментариям г-на Пескова относительно повального бегства ученых из процветающей РФ, Степан Степанович прав: путинизм от науки вправду нескончаемо далек. Но бюрократам настолько высочайшего ранга как пресс-секретарь президента полагалось бы знать если уж не труды Центра Сулакшина, то хотя бы известное выражение Ф. Жолио-Кюри: «Наука нужна народу. Страна, которая ее не развивает, безизбежно преобразуется в колонию». Либо они все-же в курсе, просто для их это — не катастрофа?..

Любовь Донецкая, Альянс Народной Журналистики, команда поддержки Программки Сулакшина

Добавить комментарий