Протоиерей Павел Батарчуков – настоятель храма святых мучеников Гурия, Самона и Авива в Луганске, расположенного в сквере Памяти напротив здания бывшего областного управления СБУ. Именно здесь разворачивались события 2014 года. После взятия здания СБУ митингующими храм оказался практически в центре палаточного городка луганского антимайдана. Считается, что ночной набат, возвещающий об опасности с колокольни деревянного храма, помешал украинским спецподразделениям решиться на штурм здания и предотвратил масштабное кровопролитие. Отец Павел рассказал ИА «Новороссия» об истории Луганской епархии, построенном при Сталине соборе, видении ситуации с «ПЦУ» и новых вызовах, возникающих перед Русской церковью.

ИА «Новороссия»: Луганская епархия минувшей осенью отметила свое 75-летие. Сразу после освобождения Донбасса от немецко-фашистских войск в 1944 году была образована Ворошиловградско-Сталинская епархия РПЦ. Ваша семья была непосредственным свидетелем становления Луганской епархии. Какое духовное значение имело это событие для истории Донбасса?

Отец Павел: Да, мы пережили этот важный исторический момент. 75 лет – это казалось бы в истории мгновение, короткий срок, но за это время произошло очень многое. Наша епархия, первая в Донбассе, была основана в военные годы, до этого у нас здесь не было своих епископов. Мы относились то к Белгородской епархии, то к землям Войска Донского. В 1944 году впервые появилась уже непосредственно самостоятельная епархия у нас здесь, в Донбассе, на востоке Новороссии.

Решением Синода в Ворошиловград был направлен архимандрит Никон (Петин). По благословению патриарха Алексия он стал первым епископом в истории нашей Луганской епархии и всего Донбасса. И как первый иерарх он очень знаковая личность! Во-первых, монах образцовый, службист, владыка Никон обладал прекрасным голосом, певческими данными. Он собрал вокруг себя и протодьяконов знаменитых. Достаточно вспомнить личного протодьякона владыки Тимофея Кирху, который обладал сильнейшим плотным басом.

До назначения в Донбасс архимандрит Никон служил в Тверской епархии. Вдобавок ко всем своим талантам был прекрасным проповедником. И в пустых храмах – центральная Россия очень сильно пострадала в годы войны – говорил красноречивые проповеди. Это реальная история из жизни, которую мне рассказала Марина Михайловна Языкова, наша землячка, которая была библиотекарем Одесской семинарии. Так вот. Калязин. Архимандрит Никон служит – храм пустой. Служба заканчивается, а он говорит проповедь. Тогда сторож подошел к нему, положил ключи от храма и сказал – закончите, тогда закроете храм. Положено было говорить проповедь – он говорил.

Я обратил внимание на такие тонкости важные, потому что проповедь – это глагол Божий. Еще Иоанн Златоуст большое внимание уделял проповеди: «Горе тому, кто не благовествует». Видимо, архимандрит много говорил и его отправили в Донбасс. Все-таки Донбасс – это такой пролетарский регион, люди с разных концов России приезжали сюда. От гонений прятались, так и моя семья приехала с Воронежской области, чтобы спасти себя. Ну а когда сюда приезжали, тут уже сильно не следили…  Вот и владыку Никона сюда сослали. Сначала думали здесь пролетариат особо не будет вникать в проповеди, участвовать в возрождении и в делании церковном. А все получилось наоборот.

Пришел владыка, за ним пошли массы людей, это мы даже видим по тем фотографиям, которые сохранились. Массы людей шли за владыкой, слушали. А еще особенностью владыка обладал – он зачастую пешком шел с епархии в храм. Да, у него были машины – ЗИМ, Победа, но он предпочитал ходить пешком. Шел и благословлял людей, общался с жителями города. Выходил на службу в 6-7 утра. Люди подходили, брали благословение… Его любили прихожане, его любило духовенство, это был настоящий архиерей, настоящий батюшка.

ИА «Новороссия»: При владыке Никоне в Луганске был построен Свято-Николо-Преображенский собор. В сталинское время был построен новый храм. Просто уникальный случай.

Отец Павел: Мой отец-фронтовик был непосредственным участником строительства Никольского собора. Это уже был 1947 год, он как раз с армии пришел. По инициативе общины решено было построить вместительный храм.

Свято-Николо-Преображенский собор

Это уже показатель! В сталинское время,  в Луганске, после разрушения храмов в 1930-е, уже в 1950 году был построен новый собор. Пусть для всех это будет как такое прочтение наперед. Что Донбасс – это Богом благословленный регион. Я это говорю не потому, что я сам с Донбасса, а потому что это факты.

В 1920-30-е храмы разрушались, а при владыке Никоне, в сталинское время, строились. Причем он, насколько я знаю, лично помогал и давал деньги на строительство храма. Где владыка брал средства – никто не знает. Но то, что он жертвовал сам деньги на открытие храмов, это точно. Мой дядя отец Василий был у владыки Никона иподьяконом, и он мне много рассказывал про те времена.

Храмы, закрытые при Сталине до войны, восстанавливались. Может быть пафосно скажу, но для нас владыка Никон – это наш луганский апостол. Установил здесь такой крест на руинах. Только немцы вышли отсюда, только освободили Луганск, и сразу тут началась новая история, новая веха. Как в государственном плане, так и в церковном. Сталин во время войны и после Победы давал добро на строительство храмов, а пришел шароголовый Хрущев, и при нем храмы опять начали закрывать, возобновились гонения.

ИА «Новороссия»: Как раз об этом хотел спросить. Русская церковь подверглась новым гонениям после смерти Сталина. Как эти гонения пережил Донбасс, что изменилось в церковной жизни и почему сегодня как-то не принято вспоминать о Хрущеве как гонителе церкви?

Отец Павел: Ну, я еще был маленький – я только родился в 1962 году, поэтому буду говорить то, что слышал от родителей. Действительно, при Хрущеве начались серьезные испытания для церкви и для народа. В последние годы правления Сталина открывались храмы. Сталин во время войны и дальше, в основном, не вмешивался в дела церкви. Он понял, что Православная церковь – это атмосфера, которая помогает возрождению нашей русской государственности, и не надо ей мешать. Люди, которые молятся Богу, —  порядочные граждане Отечества.

Он понял, что без Православной церкви не будет государства. Конечно, у него были свои ошибки и преступления, много он кровушки пролил, в том числе и православной. Но почему начались гонения и проклятия на Сталина? Каждая историческая личность имеет динамику угасания или возрождения. Если он государственник, то перед ним открываются книги истории, перспектива, он видит, к чему идет государство. Если коснутся Сталина, он был государственник. И при нем русский народ выиграл войну, победил фашистскую коричневую чуму. Единственное, надо было бандеровщину стереть до конца…

Пришел этот Хрущев. Неграмотный русофоб, на совести которого как жесточайшие репрессии, так и огромные потери. Он начал новую антицерковную кампанию. Он всех бандеровцев выпустил на свободу. До 1950-годов украинские «сичевики» воевали. Потом им дали команду: «Тихо, спокойно, теперь защериться – пришел «наш». И они все пошли во власть, пошли вступать в партию – достаточно вспомнить того же Кравчука…

Даже взять то, что у Иосифа Висарионовича оба сына воевали, старший был в плену, и Сталин не стал делать никаких усилий, чтобы его вытащить. Да, это сын, но перевесила государственность, честь… А где сынок Хрущева Сергей Никитич? По сей день в Америке живет? Вот и показатель. Один государственник, а второй… Также, как и Ельцин. Почему вот эти Ельцин-центры строятся таким людям? Кто не государственник, того будут превозносить, а кто государственник – мировая закулиса и враги Руси и будут и над покойниками будут вспоминать, что они плохие.

При Хрущевы начались новые гонения: закрывались храмы, приходы облагались страшными налогами, уполномоченные бесновались… Матерые НКВДшники, которых назначали уполномоченными по делам религии, это были старые богоборцы. Я видел, как их боялись. Приходили в храмы и считали, сколько люди принесли на панихиду сахара, сколько булочек… И в райисполкоме требовали налог за «нетрудовые доходы». Это все Хрущ сделал. У него была патологическая ненависть к святому Православию, к святой Церкви. Тяжелые были времена, очень тяжелые. До прихода Леонида Ильича Брежнева. Потом уже стало полегче. Он все-таки фронтовик, хоть и политрук, но какая разница – он был на войне, видел, как люди гибнут. Тем более, если бы он попал в плен, ему бы мало не показалось, как идейному офицеру. Поэтому я считаю, что надо уважительно относиться ко всем лидерам, которые потрудились во благо нашей Святой Руси, нашего государства и церкви.

ИА «Новороссия»: Донбасс всегда считался пролетарским регионом с несильно развитыми духовными традициями. Но тем не менее, именно жители Донбасса встали на защиту своей веры, идентичности с оружием в руках. И сегодня фактически только в ДНР и ЛНР отсутствуют гонения на церковь. Были для этого духовные предпосылки?

Отец Павел: Очень хороший вопрос. Что касается современной войны, то есть такая формула – понятное не понять. Наши православные храмы были по сравнению с другими регионами малопосещаемые, но когда надо было стать на защиту Православия против этой нечисти – бандеровщины, фашистов и чужеродной швали, поднялись православные, не умеющие даже правильно креститься. Я то помню, как с 2014 года ополченцы приходили: «Я православный, крещен, но ни разу в храм не ходил». Есть такое понятие – крещение кровью. Его крестили, но в храм не ходил. А приходит: «Батюшка, благословите, дайте крестик, я пойду». Пошел, его не стало, похоронили, защитил свою землю, свою веру…

Те, которые, может, и не ходили каждое воскресенье в храм, защитили православный Донбасс. А те, которые заполняют храмы на Украине, взяли оружие и пошли православный Донбасс убивать, и сами же здесь сгинули. Православные одного патриархата. Я не могу этого понять – православный на православного… Да, можно списать это на америкосов, массонов, на кого угодно. Но когда православный с центральной Украины, западной пришел убивать православного в Донбасс… Значит, они не поняли сути Православия.

Ну а Донбасс, когда дело коснулось чести и достоинства, показал, что нас на колени не поставить. Да, многие этого не ожидали, относились к нашему региону свысока, в том числе и в церковной среде. Тут напрашивается параллель. Вспомним, какое отношение было у еврейского народа к рыбакам. Где-то пренебрежительное – ну что там, ну рыбак, ну сын плотника… А Господь избрал себе апостолов именно из рыбаков. И это взбесило Синедрион – как же так, не из нас, не из голубой крови Иешуа взял себе апостолов, а из рыбаков, из трудяг.

Вот Донбасс – это трудяги, как рыбаки евангельские. В 2014-м смену отработал и пришел защищать свою веру, свое достоинство, память предков. Пролетарии, шахтеры шли в ополчение, брали молитву «Живый в помощи Вышняго» (50 плалом – прим.ред.), спасались. В свое время и мой отец с этой молитвой прошел всю войну – воевал как с немецкими фашистами, так и с бандеровцами. Когда ехал из Берлина, их первый эшелон под откос пустили бандеровцы, а он ехал во втором, чудом не пострадал. Поэтому у меня давно отношение к этой проклятой бандеровщине соответствующее.

Уверен, историки через много-много лет будут ссылаться на то, что вот донбасские воины сохранили Православие на западных рубежах Руси и Новороссии.

ИА «Новороссия»: Теперь коснемся так называемой «ПЦУ». Казалось, после того, как Порошенко проиграл на выборах, раскольники были лишены административного ресурса, и проект «ПЦУ» начал естественным путем загибаться. И тут вдруг последовало признание раскольников сначала со стороны греческих иерархов, а потом и Александрийского патриарха. Что это – попытка переломить ситуацию со стороны сильных мира сего?

Отец Павел: «ПЦУ» и останется искусственным проектом. Да, для меня был шок, когда Александрийская церковь поддержала раскол. Говорят, на них надавили…  А на Украине сегодня как давят православных? И ничего, люди стоят в истине. А тут только пальчиком погрозили, даже не погрозили, а сказали: «Надо так». И все… Вот это для меня, мягко говоря, не понятно.

Ну а если по-честному, то все эти греческие церкви остались исторически номинальными. У них остались эти титулы, а если коснуться реального их статуса… Вспомним, что еще Сталин после войны поднимал этот вопрос. Мы входим в иную историческую реальность и должно все стать на свои места. Русская церковь должна стать первой в табеле о рангах. Все. А что можно ожидать от номинальных греческих церквей, если они денежки получают от ЕС, Госдепа. Если Варфоломей – офицер турецкой армии…

Кроме того, ими движет человеческая зависть. Они приезжают смотрят – на Руси есть храмы. в храмах полно людей, их хорошо принимают. Это просто зависть. А у них что? У них ничего.

ИА «Новороссия»: Несмотря на все потуги, только 1% общин УПЦ перешел в «ПЦУ». Тем не менее, их лидер Епифаний заявляет, что надо перенести празднование православного Рождества…

Отец Павел: Это все читается. Это будет еще один шаг для всех, кто ненавидит Церковь. А те «православные», они ведомые – куда ведут, туда они и идут. Скажут – да, мы об этом давно мечтали, и вообще мы же за европейский выбор. Поэтому они не задумываясь, с легкостью перейдут на католический календарь. Церковь должна идти как корабль. Если это корабль, то он идет, а если ладья, она боится дуновения ветра.

ИА «Новороссия»: С каждым днем ветер на пути нашей Церкви усиливается… 

Отец Павел: Господь у нас глава Церкви. Он видит, что надо как-то наводить порядок. Господь знает, что придет антихрист – в Откровении написано, что будет патриарх его короновать. Поэтому вот эти «православные» и ждут своего великого господина – антихриста. Но мы не будем иметь к этому отношение. Мы же для них маргиналы, мы же Донбасс…

Процесс борьбы против церкви идет. Но мы благодарить Бога должны за все. Не унывать, не впадать в никакие крайности, не убегать. Если кто-то не понимает — читай Иисусову молитву, не понимаешь дважды, значит псалтырь читай, вообще ничего не понимаешь – Евангелие читай. И даже в твоем смиренном непонимании Господь откроет, что ты на правильном пути. А когда начинают читать только газеты или непонятные сайты, там напишут все что угодно, лишь бы ты Богу не верил, в церковь не ходил, ну и «новые ценности» принимал. Они хотят, чтобы мы стыдились своего прошлого, от всего отреклись и т.д. Хотят нас за ухо взять и повести. Но нас не поведут! Это не нас, а их, которые слушают. А мы в корабле нашего спасения. Капитан наш – Иисус Христос. Альфа и Омега. От начала сотворения мира и до конца. И мы еще посмотрим, как будет лететь антихрист как денница с Неба. С нами Бог, разумейте, языцы, и покаряйтеся, яко с нами Бог!

Беседовал Тихон Гончаров.

Источник: narzur.ru

Добавить комментарий