Business FM Петербург узнал у петербургских бизнесменов, похожи ли их задачи ведения бизнеса на те, что испытывают зарубежные компании, работающие в Рф.

Рубрика «Твит-лента»

Изображение Alina Kuptsova с веб-сайта Pixabay — Источник

Читайте также
Забугорные инвестиции в русские проекты продолжают сокращаться

Зарубежные компании в Рф, может быть, начнут инспектировать по аналогии с НКО. Депутаты Госдумы предложили сделать перечень неблагонадежных компаний

Зарубежные предприниматели окрестили топ заморочек, которые мешают развитию их бизнеса в Рф. Согласно опросу Ernst & Young, 50% опрошенных недовольны неизменными переменами в регулировании, 40% посетовали на административные барьеры, практически третья часть респондентов заявила о выборочной трактовке законов. При всем этом, как пишет РБК, 15% выделили, что переходные периоды в случае конфигурации «правил игры» или недлинные, или совершенно отсутствуют. Всего в опросе, который провели в августе-сентябре, приняли роль 62 зарубежные компании. Можно ли сказать, что русские бизнесмены сталкиваются с подобными затруднениями?

Обладатель управляющей компании «Аксиома» Игорь Водопьянов Я на сто процентов согласен со своими зарубежными сотрудниками, все, что они произнесли, является абсолютной правдой. Я думаю, лишь вопросец лежит наиболее глубоко в философском отношении страны к бизнесу. Все бюрократы страны считают, что бизнес – это ворюги и спекулянты. Снутри себя глубоко в голове они так считают. Потому когда они что-то воспрещают созодать бизнесу, они вроде бы стоят на защите интересов страны. Пока у их в головах это посиживает, ничего никогда не обменяется. Они считают, что если что-то воспрещать бизнесу, то это защита интересов страны. Так они задумываются. Большая часть налогов у нас уходит в Москву – это 1-ое, а 2-ое, что большая часть налогов у нас от нефтегазового комплекса. Потому от того, что они здесь кого-либо придавят в Петербурге, кому-то чего-то не дадут созодать – это впрямую на бюджет Питера ну не очень воздействует. Зато можно будет отчитаться, что «вот мы здесь на чистую воду вывели еще одного бандюгана». Население от этого лишь рукоплещет и орет: «Лупи, лупи их!» Население тоже считает, что бизнесмены – это бандюганы и воры.

Председатель совета директоров банка «ПСКБ» Владимир Прибыткин Я могу про Казахстан, что я понимаю, сказать. В Казахстане действует совет по защите зарубежных инвесторов. Возглавляет его президент. В него заходит премьер-министр, министр экономики и председатель комитета по инвестициям. Те люди, которые занесли огромные средства, имеют гарантированное право раз в год узреть премьера и президента, не Альянс промышленников либо еще кто-то. Просто ты – инвестор, ты можешь придти и сказать президенту: «Я желаю вложиться в завод». Через год снова придти и сказать, доволен ты либо нет. И все это знают, что человек через год увидит президента и задаст ему впрямую вопросец. Плюс инфраструктура. Он гласит: «Я в поле желаю завод выстроить!» — «Когда?» — «Через полгода начать». Все, государству необходимо лишь подтянуть туда газ, свет, электричество. А у нас инвестор — это не очень почетаемый человек.

Председатель совета директоров промышленного парка «Звезда» Павел Плавник

— Приспособляемость российского бизнеса очень высочайшая к изменениям.

— Другими словами мы просто научились жить вот в данной для нас волатильности.

— Да. В крайние 30 лет это происходит безпрерывно, выработались антитела против волатильности. Это вопросец воздействия административных причин, в том числе и барьеров, но вот этот фактор, мне кажется, является более весомым.

— Что созодать?

— Свечку зажигать. Как гласил Конфуций: «Можно всегда сетовать, как все плохо, а можно попробовать небольшую свечку зажечь в мгле». Если мы говорим о беспристрастно вероятных мерах, то лишь эта.

Добавить комментарий