Трансформация политических партий неизбежна, другой вопрос, пройдет ли она безболезненно. Особенно у объединений левого толка.

Фото: matiz-club.ru

Читайте также
Недолгая оттепель: 29 лет назад правящей партии запретили цензурировать СМИ

Николай МЕЖЕВИЧ: «Нетрадиционные партии получили больше голосов на выборах в Европарламент»

Четыре партии подписали совместное заявление с требованием пересмотреть итоги выборов

Новые лидеры, наподобие Сергея Удальцова или Павла Грудинина, коммуникация с избирателями и беспрецедентная открытость на выборах — это главные вызовы на перспективу, по мнению петербургских политологов.

Уже сегодня, как говорят специалисты, в России создается новая политическая прослойка – партии электронного типа. Яркий тому пример — так называемая «партия Навального» и, находящаяся несколько лет на стадии регистрации, «Пиратская партия». Фактически таким организациям не нужны большие штабы, достаточно прямого доступа в Интернет. Важна и новая повестка, выстроенная вокруг харизматичных лидеров. Без акцента на идеологию, которая к 2021 году может и вовсе потерять актуальность. И здесь возникает масса вопросов, как к коммунистической партии, так и к некоторым другим, — заявили эксперты в ходе тематического заседания «Экспертного клуба».

Президент Ассоциации «Электронная электоральная политика» Александр СеравинНа митинг, посвященный 100-летию революции, пришло народу меньше, чем было в революционном экипаже на самом крейсере. Кстати говоря, что отразилось и в муниципальном движении, там 444 было выдвинуто от компартии, из которых прошло 72, что, на мой взгляд, говорит о большом кризисе компартии и в принципе патриотических движений. Но я считаю, что либеральная история в крайнем кризисе тоже, учитывая, сколько за «Яблоко» голосовало еще 15-20 лет назад. Как же будет развиваться? Я считаю, что в 26 году вымрет сама непосредственно партийная система как таковая, т.е. это все трансформируется в непосредственных лидеров и их прямого общения с конкретным избирателем. Отчасти мы такие вещи можем наблюдать, например, на американском президенте, где он напрямую общается с десятками миллионов своих избирателей через электронные средства коммуникации.

Еще одна проблема компартии, по мнению политологов, превращение в своеобразную франшизу, которая плохо контролируется руководством. Понимание этого уже есть и у обычных избирателей. Кандидаты, которые яростно отстаивают коммунистические идеи во время кампании, практически не работают с электоратом после прихода к власти. Они даже готовы заключать союзы с, казалось бы, идеологическими противниками, что доказали муниципальные выборы в Петербурге.

Политтехнолог Игорь СоповО чем свидетельствует снятие с выборов кандидатов в губернаторы, о чем свидетельствуют в Великом Новгороде 70% депутатов, которые избрались от коммунистической партии, а после того как получили мандаты, вышли из партии и вступили в партию «Единая Россия». Сейчас это стало выходить в какую-то информационную повестку, и люди стали понимать, что не существует людей, которые до конца идут с верой в эти левые идеи, которые готовы помогать социально необеспеченным слоям населения и т.д. Поэтому у коммунистической партии как таковой в Российской Федерации очень сомнительное будущее, я думаю, что недолго осталось. А у левых идей как таковых в случае реформирования, создания каких-то новых партий, я думаю, оно имеет место быть.

Впрочем, и с лидерами в левоцентристском движении все не очевидно. Еще пару лет назад таковым мог стать вышедший из заключения Сергей Удальцов. Ажиотаж вокруг его персоны, в том числе со стороны СМИ, был огромный. Однако, Удальцова «отторгли» практически все близкие по духу объединения, сочтя его непредсказуемым. Другой пример — Павел Грудинин, которого некоторые прочили на место Геннадия Зюганова. После президентских выборов глава Совхоза им. Ленина попал под жесткий прессинг на фоне финансового скандала, и сейчас его политические перспективы не столь однозначны. Не стоит упускать из виду и мировые тенденции. Некоторые страны с левой идеологией уже отходят от достаточно утопической коммунистической идеи. На смену старым партиям приходят социал-демократические объединения, взявшие за основу шведскую модель, где сторонники «государства всеобщего благосостояния» неизменно занимают первое место на выборах с 1917 года. Нечто подобное в свое время пытался реализовать президент СССР Михаил Горбачев, а годы спустя экс-депутат Госдумы Геннадий Гудков. Первая попытка закончилась крахом государства, вторая лишь — судебными разбирательствами.

Источник: businessfm.spb.ru

Добавить комментарий